Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

"из настоящей своей беды, выходят сказки, в которых тает чужое горе, как будто льды"

А он напишет про все на свете,
Про совпадения из наших снов,
И мы поверим, совсем как дети,
Как в наваждение в порядок слов.

(Посвящение Стивенсону)


Город наш на солнце стал белым и раскалённым. И если дует жаркий ветер, то вполне себе Средняя Азия. Или Ближняя. Неважно.
Для полного сходства рядом появляется белый терпеливый конь и самоуверенный верблюд (у нас в городе он в количестве одной штуки, и перемещается от рынка к цирку, и обратно). Пока они мерно цокают где-то за левым плечом и дальше, ты оглядываешь раскалённую улицу, где на сухой песчаной площадке мальчики подростки-подростки танцуют брэйк-данс, и вокруг стоят люди; а дальше - стайки говорливых перелётных птиц щебечут на своих языках, и я с удивлением слышу португальский.

В "Говинде" мне сегодня попался волос в десерте, но я равнодушно подумала: волос, а не ноготь ведь!
Мы с Николь медленно плыли по тихим улицам, и остатки пуха плыли, и прохожие плыли, и всё это изображение слегка подрагивало - во встречном ли тёплом и ровном ветре ли, в дрожащем знойном мареве ли...

Наш город необычайно удобен и прост в обращении для каждого: здесь есть и пыль, и гвалт, и чудовищно разросшийся рынок, занимающий бОльшую площадь города (м.б. весь город - это сплошной рынок - да, скорее так...), есть тихая и стройная мечеть, ничуть не напоминающая Новосибирскую, что на улице Красина, или Питерскую (бирюзово-голубую, не помню, где...), здесь есть бледные и спокойные православные церкви (есть и буйство красного кирпича, но, к счастью, на любителя, и реже), есть облупившаяся небесно-голубая синагога, и я помню себя, маленькую, бродящую среди остатков былой роскоши колон, но очень прозаических вещей - там был комиссионный магазин; здесь есть непрочные современные торговые центры, неуверенные, небрежно оформленные, незакреплённые ни подъездами, ни подходами, ни выходами; здесь есть гниющий и выгорающий остов, есть скелетообразный хрупкий каркас, который послужит основной для будущего, и есть мимолётное настоящее, которое растворено во всём этом.

Из моих странствий последних месяцев особенно выделяются те закольцованные маршруты троллейбусов и автобусов, которые объезжают серо-панельные дома, которые сейчас утопают в зелени, и на каждом фасаде видится если ни первомай, то белый голубок...
И склоны эти похожи на склоны из детства - по ним, сверкая спицами в нимбе солнечного сияния, должны стрекотать зелёные кузнечики велосипедов, там должны быть молодые бабушки-дедушки (возможно, они бодрые дачники!), молодые родители, молодые друзья, и дети... конечно, дети. Дети там носят ранцы с твёрдыми крышками, и рисунками на тех лакированных крышках... гольфы там с бомбошками, а в косах - капроновые ленты. Возможно, красные... и беретки - тоже красные; и толстые вязанные кофты на пуговицах спереди, чуть закатанные... и уютные. Карусели там ещё не вросшие в землю, а кружащиеся вместе с этой самой Землёй, как те карамельно-жжёные лошадки-петушки-палочки в сиянии солнечного дня; карусели покрашены давно, краска облупилась, но узнаваема, карусель ухает, сердце ухает, одна широкая качеля тупым носом взмывает вверх, соседняя - узкая - острой лодочкой уходит вниз; и чьи-то руки, ноги, которые изучаешь на предмет: греческой или египетской стопы так подробно только в детстве, когда ищешь сходства, а находишь различия, ибо "всесильный Бог деталей - всесильный Бог любви".
Там есть библиотеки с бликующими стёклами, за которыми "эм-образные" флажки, чебурашки с цветами, степашки с флажками, ещё что-то... там есть обязательная бетонно-асфальтированная лестница (не спорьте! - она есть в каждом, в каждом микрорайоне!), внизу её обычно остановка, вверх - тоже; в любой точке восхождения и снисхождения - рынок. Стихийный, бедственный, бедный, восточный, но удачный - удобный!
Та лестница, конечно, не Потёмкинская, но и наш залив не море... и якоби-бич не сансет-бич... и не Приморский бульвар. Но лестница, перерезающая центр каждого района насквозь, подобна меридиану, которого удобно держаться в плавании.

Вспомнила эпоху обшарпанных валких, жёлто-оранжевых автобусов, которых нужно было ждать подолгу и собственных родителей и их друзей, когда мы стояли внизу такой вод лестнциы, стылым и тёмным мартом, вглядываясь в Большую комету, которая близко подошла в тот год к Земле; вспоминая комету Галлея (подозреваю, что её, т.к. более крупной с 86-го года я не знаю)...
И вот я огибаю в очередной раз эти нелепые домишки, примостившиеся на изумрудных шумящих склонах, и кажется мне, что или это огромная карусель, увеличенная до размеров Земли, или же я - как та комета, пролетевшая над всем этим сперва девочкой в нелепой шапке с помпоном (мои ученики все её поминали а своих работах "инсталляция", вспоминая СССР; кажется, она была лидером наравне с галстуком, букварём и панцирной сеткой; хотя иногда встречались жемчужины вроде Болека и Лёлека, дебрей Кара-Бумбы и ещё каких-то неожиданных вещей), а потом уже и девицей покрупнее и подлиннее, но и это не суть важно...

А важно лишь то, что синяя пронзительная вода по-прежнему огибает и архипелаг серых домов, и Якоби-бич, и тот ершистый склон, поросший розовым иван-чаем, и струны от горнолыжного спуска уходят вниз и вверх, и тот спуск, делит гору, как тот асфальтированный меридиан, и мы, дети, но уже взрослые, упорно и терпеливо карабкаемся вдоль берега, огибая очередной мыс, открывая очередной берег, в незыблемой надежде, что за каким-то поворотом нас ожидает чудо, нас ожидает счастье, нас ожидает солнце... и первомай, фруктовый рай, тот дивный дальний дикий край, и солнце, воздух, и вода, и всё-такое бла-бла-бла, и, может быть, покой и воля, но выпадает нам на долю лишь толстый лысый господин, сидящий там в камнях один и ждущий то ли Моисея, или, скорее, фарисея, что тащит на берег залива отнюдь совсем даже не невод, а только целый ящик пива.
















Tags: "друзей моих прекрасные черты", запечатления, свидетели, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments