Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"На надо придавать значения злословью, поскольку грусть всегда..."

Но выйдешь из дома за хлебом, а там — длинноногие дети,
и что им за дело до нас — с нашей ушедшей любовью?
И вдруг догадаешься ты, что жизнь вообще не про это.

Не про то, что кто-то умер, а кто-то нет,
не о том, что кто-то жив, а кто-то скудеет,
а про то, что всех заливает небесный свет,
никого особенно не жалеет.

Дмитрий Воденников


Что сейчас утешает: почему-то вполне идиллические отношения со вторым классом. На днях мальчики, после уроков, налепили себе на лоб наклейки с бабочками и летали по классу с криками: - Я летаю! Я бабочка!..
В этот момент нас посетил директор, и я порадовалась, что мы такие приличные.

Играли сегодня в шарфец и "who are you?" - т.е. игра нехитрая: кому-то завязываю глаза, кто-то дышит мне куда-то в диафрагму, а я, одной рукой придерживая шарф, другой - в молчаливо указующем жесте - на кого-то из класса - Аню, Борю, Вову и Галю... указанный ребёнок должен не своим голосом сказать: "I am..." - а дальше - что взбредёт. Чьё имя, - вернее, здесь стоит, - по слову Шекспира.
-Yes, you are,
-No, you are not - вот варианты ответов.

Ариадна была непобедима полтора урока, а сегодня её сменил сперва Парсифаль, потом - Ниниана.
И забавно - дышит тебе такой некрупный человек в диафрагму и... как-то хорошо от этого, - спокойно становится.

Джонни принёс сто баксов (игрушечные), Ниниана - часики, Парсифаль - синего кита и румяного быка, - мы всё ещё играем в магазин.
Гарри Роджер из третьего класса недавно сказал: - Мисс Энни! Ну, я не знаю! Наглее надо быть! - вот так! - и махнул кулачком в воздухе, а потом нерешительно поправил очки и пошёл разбираться с Роннальдом, который опять наехал... нет, не на Чёрную башню, отнюдь, но на своего нервного соседа - князя Игоря.

Пять лет прошло, а я всё такая же беспомощная курица-девица во всём, что касается дисциплины в младших классах. Когда я кричу - дети насмешливо переглядываются и сообщают, что до Марьи Ивановны мне ещё далеко, и в этом месте я вынуждена признавать своё очередное поражение.

Была у научного руководителя. Её сократили на полставки, и она сыронизировала: - Полы тут устроюсь показательно мыть!
-А что вы будете делать дальше?
-Да мне и так хорошо...

Кивнула, ибо поняла - жизнь всё равно изменит всё, поэтому в какие-то моменты лучше не мельтешить у неё под ногами, кидаясь в крайности.

Густая тьма вечерами обволакивает сухой и пыльный город, где нет ни свежести, ни чуда, но и в октябрь надо храбро выходить, - говорю себе.

Поумнела и вслух не сказала что-то из серии: - Совсем тут все с ума посходили в ваших институтах...
Но вовремя прикусила язык, т.к. нет у меня ни институтов, ни каких других авторитетов, - шучу... нет, просто отчётливо понимаешь: что словом "мой", "моя", "моё" назвать - по-прошествии какого-то количества лет - ничего не хочется. Ведь даже кошка не может быть "моей", если быть честной: и нет у нас ничего "своего".
И пока у меня ничего нет, - я почему-то думаю, что всё правильно.
Tags: "крутость характера одиночества"
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author