Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"проглянет день как будто поневоле... и скроется за край окружных гор"

Октябрь - самый тяжкий мой месяц в году, потому что даже на уроке автоматически прислушиваешься к процессам, происходящим в грудной клетке, и они отнюдь не метафизическо-метафорического толка.
Зато утром иногда показывают тоненькие деревья, залитые солнцем, размытое нежными тенями-акварелями небо, тонким золотом покрытый мир, а когда выходишь (выбегаешь) из подъезда - уже и нет ничего. Всю вторую половину дня показывают ветер и многосерийную унылую картину с мотанием голых и серых веток.

Поэтому стараешься как-то разнообразить существование. Раз тут всё утро отшелушивала леденцы от фантиков, чтобы невозможно было опознать сорт конфет, а потом решила подложить их в аквариум с гидрогелем вместо последнего.
Десять минут от собственного урока проискала его в учительской - и напрасно. Глянула на часы, охнула и поспешила в класс, на урок. Учительница уже взяла детей на следующий. Я заглянула в дверь, в надежде, что учительница меня увидела, поболталась в коридоре, поскучала, поковырялась, поболтала с шестым классом, который за второй год разлуки успел забыть, что отношения у нас не самые радужные были (я ещё не забыла всё-таки), потом опять поскреблась - убедилась, что мне заметили (хорошо, что С.В. меня не ругает, а то бы я вообще умерла).
-Я аквариум потеряла, - хмуро сообщила, т.к. надо оправдать своё двадцатиминутное отсутствие на собственном уроке.
-Ничего, занимайтесь уроком, поищу, - говорит.
Дети бутузили, бутузили, дрались, я стоически вела урок; к концу появилась С.В. и помахала мне из второй двери аквариумом. Печально оглядев класс, в котором на меня смотрит этак единица человек, спокойно прошла через класс, взяла аквариум, попыталась запихнуть его под платье, не сумела, плюнула и... пронесла спокойно через класс, сунула в стол. Потом шантажировала всех: дескать, кто покажет законченный (хоть как-то!) рисунок - дам конфету. Содержимое аквариума я, ничтоже сумняшеся, бултыхнула в помойное ведро (загнала его туда носком туфли под стол); конфеты сыпанула в аквариум и... принялась раздавать.
Аликс, мусоля в пальчиках леденец: - Мисс Энни, а кто их обслюнявил? Почему они моклые?
-Они только что вылупились!
-Это моклая вода! - радостно сказал Джекки.
-Это слизь, - авторитетно кивнула.

Все успокоились, и только князь почему-то дольше других мусолил леденец, который изначально был золотистого цвета, а стал - серо-буро-малиновый, т.к. мои собственные руки были в вишнёвом и коричневом меле.
-А как они превратились?
-Химическая реакция, - буркнула, разнимая Бурундука и Республику, которые катались по полу и вырывали друг другу волосы клочьями.
-Так они, значит, вредные...
-Сладкое вообще вредно.

Дети, как ни странно, потихоньку учатся читать - третий класс - время, когда начинают изучать алфавит. Котоуки тут отгадал моё имя - я просто указкой тычу в буквы, а они в итоге сообщают, какое получилось слово.
Прошло три (!!!) урока, а он всё ещё раздувается как винный бурдюк и переспрашивает: - А вы помните, что я отгадал "мисс Энни"? Господи, помилуй меня и этого ребёнка - нас обоих - друг от друга.

Со вторым классом какая-то сказочная идиллия (весь прошлый год это была головная боль), поэтому я там даже целый урок позволяю себе роскошь - просто говорить по-английски, не апеллируя к родной речи, которая требуется мне в минуты непонимания.
-Чё-то рано у нас день Благодарения, - вдруг говорит Амвросий.
-Ну, так... у них это, простите, праздник урожая, а у нас уже... почти зима.

Пока дети, пыхтя, рисуют индюшку под клюквенным соусом, я предаюсь каким-то отрешённым мечтаниям о горах золотистой кукурузы, подсвеченной закатным солнцем, вижу горы орехов, апельсинов, чую запах жареных каштанов, тыквенных пирогов и прочих блаженств, - немудрено, что и дети становятся лиричными:
-Для кранбери соус мне лучше взять рэд? или кирпично-красный?
-Джаст рэд, - сообщаю я, долго изучая чумазые кирпичики мелков в руках Парсифаля.

Ниниана задарила мне милую фенечку, и даже взяла, т.к. Нинка - плакса из плакс - вдруг проявила неожиданное упорство. А неделю назад она читала мне книжку "рыцарских историй" - я подивилась, что у нынешних прекрасных дам на картинках волосы ещё длинней - теперь они - роскошным водопадом - обрамляют каждую страницу.

Майкл Шт. запустил самолётик, и тот просвистел в сантиметре от высокой причёски женщины, которая шла в институт культуры, этажом ниже. Обняла его за плечи и сказала: - Э, нет, Майкл! - наверх мы пойдём только тогда, когда ты пригонишь самолёт обратно.
Майкл злобно огрызнулся, прошёлся по моим туфлям и заспешил по лестнице. Дождавшись, с удовольствием наступила носком на его ботинки.
-Где вы застряли? - нетерпеливо спросила моя собственная учительница.
-Майкл наступил мне на ноги, а я наступила ему.
Моя собственная учительница уже давно сомневается в моих добродетелях, но деваться некуда - всё-таки и дети привыкли, и вообще...

В четвёртом мне тоже перепала минута тишины и глади. Рухнула, как подкошенная на стул, сижу. Они пишут текст, я молчу-молчу, а потом чувствую, что в кои-то веки сижу тут, обсыпанная праной, как кекс - сахарной пудрой, говорю: - Знали бы вы, какие сейчас милые!
Угловато заулыбались, продолжая писать.
-И я вас даже люблю, но только, когда вы работаете, - сухо закончила по-английски.







/a>







Tags: "друзей моих прекрасные черты", o mummy mummy blue, дети, запечатления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments