Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

я стар... я просто суперстар!

Пока я тут всё на свете не пропустила.
8-го февраля Киме стукнуло 20 лет! - таки они долгожитель.

Сперва он был большой:

(Киме - два года, мне - семь)

- потом мы завели Лису, и Кима сразу стал меньше, т.к. Лиса за год вымахала (Киме десять, Лисе - полгода);

- Ну, и я его обогнала в 14 изрядно!..

Теперь он милый старикан... нет, тут я погорячилась, конечно... он отнюдь не милый. Он злобный, хмурый недоверчивый старик, который страдает больной спиной, камнями в почках, неврозом, психозом, склерозом, клещом хвоста, катарактой (не исключено, что и глаукомой); а ещё он всё также брюзглив и мизантропичен. Голос у него всё-такой же мощный - его слышно с первого этажа - как заходишь в подъезд.

На совести у Кимы пара убитых птичек, коготь, оставленный в носу немецкой овчарки, восседания на соснах различной высоты, три любовницы с именами Томасина, Клеопатра и Степанида (нет, напишу Стефания, чтобы не портить общее впечатление:). Полчища котят, одного из которых он собственнолапно воспитал; на остальных у него не хватило ни сил, ни времени, ни настроения.
Постоянная гражданская жена Лиса, которую он глубоко презирает и ни во что не ставит, но Лиса смотрит на него снизу вверх, как полагается маленькой глупой кошечке.
Кот наш был раз забыт на картофельном поле (мы вспомнили на полдороге и вернулись, - нашли его, уныло бродящем в цветах картофеля и завывающем - благодаря этому он и был найден...); другой раз мы привезли с картофельного поля ему кошку Клаву, но благоразумно дали объявление, и Клаву (также позабытую в свой черёд на коллективной картошке) забрали хозяева.
Кима пережил потоп, приезд СЭС, когда у меня был (о ужас!) лишай; а кота мы благоразумно спрятали на тайной квартире, где он - озлобленный и оскорблённый - обоссал всё.

Кима всегда был пытлив (в отлич. от Лиски!) - он мчался вверх по лестнице, ведущей вниз, каждый раз, когда открывалась дверь первые десять лет своей жизни, а потом резко потерял интерес к миру, который явно состоит не из пажитей сухого корма и зарослей валерианки, - как он рассудил на одиннадцатом году. Один клык у Кимы сломан наполовину - мама боролась с ним отчаянно, т.к. в течение десяти лет он бросался ей на ноги, вонзая в них зубы и когти. Первые десять лет он бросался на папу, но потом вдруг осознал, что кошка всё-таки мама. На меня он тоже бросался, но чаще презрительно бил лапой по лицу, по носу (раз настучал обеими лапами по голове), другой раз - цапнул за горло.

Кима съедал огромного замороженного минтая, разрубленного напополам, а если не доедал - оставлял подтаивающий кусок и сидел рядом. Ждал, когда появятся силы доесть. Он никогда не воровал со стола и не ел человечьей еды. Он никогда не унижался и не выпрашивал. Максимум, который он мог себе позволить - слизать минтаевую икру с бутерброда, который кто-то неосторожно держал на отлёте (кот сидит за столом во время трапезы, ибо любит компанию и беседу). К старости он начал благосклонно принимать из рук дорогие сыры (итальянские, твёрдые, масдам и пр.). В юности пару раз ел манную кашу, наматывая её на лапу и тряся - остужая. Он не любил выезды на природу (но мы были неугомонны, ибо молоды) - застревал лапами в песке и торопливо ковылял под машину в тень. Пляж ему чужд.

Его мать звали Юноной, и у неё были самые разнообразные дети - от Багзиков до Ким Бэссинджеров (в честь которой Кима был назван). Киму никто не брал до трёх месяцев, ибо у него были слишком длинные лапы и большие уши - все думали, что он и останется нелепым котом. Первая хозяйка научила Киму разговаривать. С одной стороны... мы ей благодарны, т.к. собеседник Кима отменный.

К старости у кота осталось три интереса: поговорить, поспать и погонять кошку одной (негнущейся уже) лапой. Но он бодр - не прекращает страдать, взвывая и взрёвывая в ночи, будя наших соседей, он ждёт Аппокалипсиса и пророчит чёрные глухие времена.
И мы его любим. Да. Несмотря на то, что... "Кимин дух сопровождал меня ещё несколько лет на моих земных путях" - сообщила Оля из Шотландии, которой Кима метко написал на сумку, как только она переступила порог нашего дома.
Больше всех Кима любит папу. Когда он уезжал в командировки, Кима ночи просиживал на подзеркальнике, в коридоре, ожидая его, фосфоресируя глазами на дверь. С годами привык и понял, что это дело рутинное, стал кушать в его отсутствие, но возвращение папы с работы - ежедневный праздник, когда Кима восседает на нём, вонзив когти ему в рукава.
Иногда Киме удобнее сидеть на маме или на мне, чтобы любоваться папой на расстоянии. Потом, правда, он перебирается на папу, но... там нельзя ещё и любоваться! - поэтому он обычно переходит туда-сюда (чаще - через стол).
Главный враг Кимы - пылесос. Он с ним отчаянно дерётся лапой (этак в формате три-дэ, судя по скорости движений). С годами научился делать вид, что "этот гад мне безразличен" - может даже делать вид, что спит, когда мы пылесосим (потом встаёт - делает вид, что выспался).

Кима считает всех подлецами и предателями и не ждёт от этого мира ничего хорошего. Мало того, в один прекрасный день этот непрочный покой рухнет. Иногда я понимаю, что меланхоличный темперамент Кимы повлиял и на моё мировосприятие.
Tags: моя семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →