Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Открыла для себя Дину Рубину. Перечитала все рассказы, сейчас принялась за публицистику...
Самыми любимыми все равно остаются "Когда же пойдет снег", "Терновник", а еще про школьный театр...

"Он приплелся в кухню и сел на табурет, возле матери.
— Ну?.. — спросила она, исправляя что-то ручкой на отпечатанном уже листе.
— Ты знаешь, какой бандит Сашка Аникеев?! — возмущенно спросил мальчик.
— Ну-у...
— Он говорит ужасные слова. Например -"сука", вот какое ужасное слово!
— Нормальное слово, — пробормотала мать, — если по делу.
— Он не по делу! Да нет, ну ты не веришь, а он говорит настоящие материнские слова!
— О господи! — вздохнула мать и стала заправлять в машинку очередной белый лист. — Ну, еще какие новости?
— Он дразнится на каждой перемене, что я втрескался в Оксанку Тищенко.
— А ты втрескался?
— Да, — признался мальчик.
— Тогда по морде! — посоветовала мать.
— Я не могу — по морде, — сказал он.
— Почему?
— Морда глазами смотрит...
— А-а...— Тогда выкручивайся как знаешь... Ну, все?
— Нет... — он помялся... — Знаешь, Сашка говорит, что я — еврей, — выговорил он наконец, пристально глядя на мать.
— Да. Ну и что?
— Марина, я не хочу быть евреем... — признался он.
— А кем ты хочешь быть? — хмуро осведомилась она.
— Я хочу быть Ринатом Хизматуллиным. Мы сидим с ним за одной партой, он хороший мальчик.
— Вот что, — сказала мать. — Я тебе про все это объясню, только завтра, понял?
— Почему завтра?
— Долгий разговор. Много сил отбирает. Понял? А теперь марш спать!
Он посидел еще тихонько, слушал, как тарахтит машинка, поковырял пальцем дырку в колготках и попросил:
— Марина, займись со мной... — "Займись мной", — поправила мать машинально не отрывая взгляда от машинки.
— Займись мной, — послушно повторил он.
— Отстань, — сказала она на той же ноте. И вдруг подняла на него глаза, отложила в сторону лист и тихо сказала: — Ты хочешь, чтобы мы летом поехали к морю?
— Ага! — оживился он.
— Для этого я должна стучать на машинке. Я заработаю денег, мы летом сядем с тобой на поезд и поедем к морю.
— И наши соломенные шляпы возьмем? — радостно спросил он.
— Возьмем шляпы.
— И ты будешь лежать на пляже, а я буду сыпать тебе на спину песок тонкой струйкой?
— Тонкой струйкой...
— А потом я сяду на твою горячую спину и мы поплывем далеко-далеко?
— Далеко-далеко... — сказала мать и отвернулась к окну. Мальчик понял, что она плачет, и ушел в комнату, чтобы не мешать"
.
(Из рассказа "Терновник")
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments