Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"даже хочется, чтоб болело, но не болит..."

Как я уже неоднократно писала ниже (и выше, и старше, и дальше): для того, чтобы отформатировать память - нужно выехать за пределы повседневного пространства. Так я и поступила, поехав к Ярославне, выехав за пределы тех трёх остановок, коими окружена обычно.
И стоило пройти на сотню метров дальше сабвэя, куда я всё-таки хожу, чтобы воспоминания сказали: "давно не виделись: здрасте!"

-Ах, Ярославна! - восклинула я. - Помню, как я гуляла вдоль этого татарского кладбища!.. Золотые были годы!
-Зачем ты поволокла кого-то именно на татарское кладбище? - озадаченно спросила Ярославна. - Я понимаю, когда ты всех на иерусалимское водишь - центральный парк, всё-такое...
-Библейские реминисценции, - подхватила я. - Но тут всё прозаичнее: я тут в больничке лежала, и ты в ней лежала, и все мы в ней лежали - из года в год.

Тут я пустила скупаю слезу и пожелала посмотреть на больничку, но планомерная застройка вырвала из моей (вполне каменной) груди крик: - Они застроили вид на Ангару из моей палаты!..

Ярославна покивала и посетовала, что и у неё вид скоро застроят, поэтому я бодро начала щёлкать фотоаппаратом, чтобы облегчить Ярославне хоть часть домашней работы - ещё не успеет сфотографировать вид из окна до того, как перед окном у неё вырастет двадцатиэтажка.

Татарское кладбище - или то, что от него осталось - бережно обнесли оградкой, булочная жива и поныне, проезд застроили, набережную планируют отсыпать, деревья повырубили, пустыри застроили, раны залечили... (я не про "фатальную гинекологию во взоре" (выражение потырено у Елены Владимировны Хаецкой) - объясняю свою связь с больничкой, откуда я лирически любовалась Ангарой лет восемь-десять тому назад), и только троллейбусы ездят те же... это я в тему о том, что и номера автобусов давно сменились, и сами автобусы, и трамваи, и вообще... а троллейбусы почему-то всё ещё плавают белобрюхими рыбинами, покачиваясь на электрических лесках и волнах, соединяя края рек и наших жизней от плотины и до старого моста.

То было время надежд и ожиданий, многолетнего одиночества и счастья, которое не зависит от обстоятельств, а только от внутреннего содержания, которое в те годы намного важнее внешнего окружения. Чем старше я становлюсь - тем больше меняю внутренее на внешнее, т.к. мне всегда хочется, чтобы "снаружи всё было красиво", тогда и внутренние пустоты будет, чем заполнить.

Но это ни в коем случае не попытки Саши Сонли нагнать вежвудский сервиз, а уход в дебри современных супермаркетов с наводящими успокоение одинаковыми полками без сучка без задоринки, без питерских болезненных подворотен, изгибов, без цветаевских надрывов, обрывов, рябин, ахматовских туфель-перчаток, чёток и черт; а вполне узаконных форм и узнаваемых пространств. Так, ещё в детстве, оказываясь в районе новостроек я чувствовала, что здесь всё лишнее можно вынести за скобки, и почему-то уже не хочется ни пыли, ни тяжёлой мебели, ни табачного цвета обоев, ни фоторамок, ни портьер, а хочется "взорвать всё ради воздуха и света", но м.б., я ошибаюсь, и мебель тут совершенно не при чём...
И я уверена, что в форме добилась результата, приближенного к совершенству настолько, насколько это возможно, но... как та кондитерская, которую зачем-то открыли в старом, благородном сером доме, что на площади Декабристов, где я сегодня бродила путями земными, ностальгируя (там прошло моё детство). Очаровательная кондитерская с кренделем на вывеске оказалась наполнена дешёвыми пирожками, жареным убожеством школьных буфетов, рынков и вокзалов, а над красивыми ценниками плыли неаппетитные торты и что-то, что не имеет права продаваться в кондитерской, т.к. это выглядит так же вульгарно, как китайский липкий коврик вместо клеенки или же неумение есть при помощи ножа, но в окружении луж от чайных пакетиков...
Но всё-таки лишь недоумение вызывает мысль о том, что в то время можно было плакать под музыку и без всякой музыки, а просто от чтения книг, но теперь-то ясно, что всё это были гормональные сбои в организме, а никакие ни божество, ни вдохновенье... хотя я точно помню, что Пушкин писал такое что-то: мол, они ещё когда-нибудь вернутся. Всегда возвращаются. Но у ему было проще - достаточно было просто пойти по аллее и встретить Анну Керн.

А сама такая плюёшься и думаешь: - Да ни дай Бог...


Tags: неизбежные флэшбэки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments