Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

april

"В юном месяце апреле..."

Бориска отметился вчера в соцсетях на Маршала Конева 18. Для неместных - это окраина города (Синюшина гора), до которой пилить общественным транспортом полтора часа от меня. Как обычно сидел в подъезде общаги. Съездила сегодня (благо Сильвия Сандерс была пораньше), но, конечно, он уже ушел. Мне так и сказали, но... я просто походила вокруг дома, оценила местных подвальных бруталов, что еды там дают много, к котам относятся хорошо... Прикинула глазом расстояние. Считаю, что самое трудное для Бориса - перебраться через реку Ангару. У него несколько вариантов: плотина ГЭС, Старый мост, Новый мост (Ангарский мост не вариант - не то направление). Видимо, опять к осени домой дойдет... Сама я выехала в 17:30 (от Цимлянской, то есть поближе, чем от родного Эталона), а домой вернулась в восемь вечера. Без пробок. Зато ясность и синева воды и неба были такие, что за иркутским морем, Ангарой и Байкалом были видны заснеженные пики гор с плотины ГЭС... И а такие моменты понимаешь, что живёшь в глянцевой открытке просто... И всё думаю, что надо по плотине накататься вдоволь, а то ее закроют в будущем году на починку потолка и... надолго.
Видела на первом этаже, в лоджии, клетку, а в ней... живого снегиря. Меня это удивило до крайности. Зачем людям снегирь в клетке?..

Плохо, что нельзя ему (Борису) позвонить, написать, оставить записку и посоветовать, как лучше добираться... Видимо, он уехал к кому-то на дачу на Иркуте, а потом, как обычно, психанул и ушёл. С другой стороны... У меня в жизни было столько отношений, когда нельзя, ни увидеться, ни позвонить... Бориска просто попал в калашный ряд, я считаю: привыкла уже к общению, когда направлять можно одной только силой мысли - и то ни разу никого не удалось никуда направить... Короче, если встретите в своем подъезде Бориса, не гоните, а дайте поесть и отдохнуть, свяжитесь со мной, ну или просто пусть сам идёт дальше:
Collapse )
εὐρυθμία

(no subject)

Вдруг сегодня осознала, как всё просто и ясно в жизни и... чуть не фыркнула пуншем на столик в кафе, где сидела между уроками (мне всегда надо где-то молча посидеть одной, и тогда любые детские крики мне опять покажутся почти спокойным тиканьем часов)... мне приснился сон на днях, где встретились друзья юности, которые почти не пересекались при жизни (моей), а во сне они сидят за одним столом, глаза прячут и боятся сказать, что теперь они лучшие друзья. Видимо, не хотят расстраивать, а я сижу, молчу и думаю: - Мы уже лет десять не разговариваем, не переписываемся, не созваниваемся... если честно, то мне всё равно - живы вы или мертвы. Потому что вас нет со мной, а значит, вас нет вообще. Да, я знаю, что такой эгоцентризм роднит меня с детьми, но отнюдь не с нормальными людьми, но утешает, что взрослые просто прикидываются получше, а в детстве и старости эта шелуха отлетает по щелчку просто...
Проснулась и подумала, что надо заглянуть на их странички, ибо на что ещё Интернет - и заметила, что все они вовлечены в весёлый хоровод типичной земной жизни: короткие браки, сдержанные расставания, скоропалительные разводы, бесконечные дети, переезды, смена круга общения, смена работ, мест жительств, ипотек и друзей...
И вдруг ясно осознала, что всех моих друзей можно разделить ровно на два лагеря: - И одних ждёт счастья свет (пока), а других - несчастья тьма.
Последних тоже хватает: там никаких отношений, детей, друзей и подруг, там только болезни, смерть и бедность. И одни движутся в одну сторону, а другие - в обратную. Пока я сижу по середине - на белой полосе. Мне повезло чуть больше, чем "бедным и больным", но я не отношусь к круговороту событий других. Мне выпала роль безмолвного свидетеля, и я не знаю зачем, ибо я не писатель, не утешитель, и пользы от меня никакой... но забавно, что всё давно написано в этой незамысловатой песенке на стихи Уильяма Блейка:

-Люди явятся на свет,
Люди явятся на свет,
А вокруг ночная тьма.
И одних ждёт счастья свет,
А других - несчастья тьма.


И город Вена это прекрасно показывает: он и на тёмной стороне, и на светлой, и любой фотограф там обретает уверенность и драматичность с туристической мыльницей в руках:


Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

Работа с детьми немного расслабляет, ибо им достаточно показать какую-нибудь вещь, чтобы по рядам пробежала волна нешуточного восторга. Особенно, если это новая книжка с картинками, новая игрушка... а потом наступает день икс - это день, когда я на родительском собрании по рабочему плану, значит, должна показать "что мы делаем на уроке". И поиграть с родителями в развивающие игры. Это всегда очень странное мероприятие, где все серьёзно на тебя смотрят, всё делают, но тишина стоит такая, что чувствуешь себя какой-то неудавшейся актрисой погорелого театра. Никакого шума, и одобрительного гула рукоплесканий, если хорошо изобразила обезьянку или крокодила. Будем честны: это похоже на страшный сон, где ты выходишь на сцену, а зрительный зал как-то... не реагирует. Послевкусие родительских собраний в конце года иногда удаётся перебить ИРКаннским фестивалем, но эти пару часов в год я просто стараюсь перетерпеть и забыть. Это у детей игры "раздай фрукты из корзинки и собери обратно" могут вызвать восторг, а во взрослом мире всё намного серьёзнее. Если разобраться, то и у меня подобные игры восторга не вызывают, но мне всегда нравится, что мелких так легко можно осчастливить - пара минут твоего внимания, дать что-нибудь в руки и... у людей наступает счастье.
drink-drank-drank

(no subject)

Подруга недавно спросила: как я успеваю столько читать?
-Ну, - я затупила и замялась. - Потому что я одинокий человек. И грустный.
Потом я подумала, что это прозвучало как что-то вроде - я круглая сирота у меня ни мужа, ни детей, ни внуков, ни даже собаки... но на самом деле, это же просто о том, что я одинокий вообще - даже, если бы при детях и внуках. Но в двух словах не объяснишь.
-А почему тебе грустно? - заинтересовалась подруга.
-Да чё-то... как-то так всегда грустно и... всё, - хохочу.
-По тебе не скажешь! - она качает головой.
А я думаю, что я ловко прикидываюсь, хотя... какой-то противный заграничный дядька Йоханссон сказал, что у меня такое лицо, по которому видно, что я свою работу не люблю.
-Ну, милый, - мысленно фыркнула я, - дети-то в курсе, что я просто внутри улыбаюсь, а не снаружи.

...И жизнь эта будет напрасна, со всякой другой наравне.
И хватит о ней, и прекрасно. Теперь обо мне, обо мне.

Я мог бы, допустим, майором всемирных спасательных сил,
зевая, лететь гастролером куда Красный Крест попросил.
Ни ямба не чтить, ни бемоля. А выйдя в отставку, осесть.
у самого синего моря, у самого что ни на есть.

Но вместо того, от обиды кривясь, поведу под уздцы
бемоля и ямба гибриды, добро хоть не льва и овцы.
Моей погибать без браслета руке, голове - без царя.
И самого черного цвета мне будут встречаться моря.

И все это выйдет досадно, смешно, и т.д. и т.п.
И хватит об этом, и ладно. Теперь о тебе, о тебе.

Но только зачем эти взмахи, зачем этот плеск через борт?
Ты явно напуган, ты в страхе таком, что сбежал бы, да горд.
Едва приступил я к рассказу, а ты уже белый совсем.
И сразу закуривать, сразу закуривать, сразу. Зачем?

Уймись, не греми кандалами, тебе повезет, повезет.
В твоей поднебесной программе никто ничего не поймет.
В тебе согласятся как раз фарватера: твой и ничей.
Ты, светлая точка пространства, тандем, совпаденье лучей.

Дерзай, мизерабль грандиозный. Быть может за твой-то визит,
смягчившись, каратель межзвездный и нас, остальных, извинит.

Михаил Щербаков
say in jest

(no subject)

Тем временем детей у меня прибавилось на класс, а я это ещё пока никак не зафиксировала, но я просто держусь приблизительно одной и той же цифры - их около ста пятидесяти, и эта цифра просто немного варьируется, т.к. сейчас у меня в основном школа, немного домашних и... в кои-то веки всё. Можно сказать, что я очень расслаблено живу в этом учебном году. Пример тому: вчера учительница попросила урок английского под карты, и я с радостью ушла домой после трёх уроков. Под снегопадом. И пока все снегоуборщики нашего города бормочут мантру "горшочек, не вари!", я оглянулась в одном дворе, выбрала местечко попросторнее и понетронутнее и... бухнулась на спину. Полежала, посмотрела в жемчужное январское небо, а потом поняла, что мне пенал в спину как-то неудобно втыкается, закряхтела, завозилась и встала. Потом подумала, что раз уж я сегодня такой свободный человек, то надо сходить на каток. В последний раз я там минут десять пробыла в минус тридцать-то (проблема не в температуре даже, а в том, что ветер был лютый), а сегодня я смогу себе минут пятнадцать-двадцать позволить. Потом я весь вечер колебалась: взять коньки для меня означает не взять фотоаппарат. Это залог того, впрочем, что будут восхитительные малиново-черничные закаты над Ангарой, таинственное мерцание сети гирлянд (красных, как волчьи глаза в чаще и ягоды!) на деревьях в ограде Крестовоздвиженской церкви, плавный и валкий троллейбус, который качает тебя в синих сумерках как в гигантской волне улицы Ленина...

И странный гулкий лёд под коньком, похожий то ли на паркет, то ли на фанеру... и я старательно объезжала эти гулкие места, под которыми словно пустота... в морозный день было кататься лучше, хоть и снег к лезвиям прилипал, но сегодня эта странная ненадёжность льда заставляла меня нервничать и спотыкаться. Зато всё таинственно переливается и сияет...

Collapse )
evening

(no subject)

Четырёхлетняя Сильвия растёт и мотает на ус всё, что ей говоришь. Разок я неосторожно сказала, что самая универсальная фраза это "I'd like to buy...", теперь она вообще все в жизни диалоги начинает с "I'd like to go", "I'd like to take", "I'd like to make...". Не жизнь, а какой-то роскошный магазин. Думаю, как я мягко её переубедить теперь, но чтобы было тоже удобно и универсально.
Рисовали сегодня с ней верблюда под попонкой с кисточками.
-Как твоего зовут?
-Бусинка, - говорит Сильвия, и я киваю, т.к. у неё все должны быть "девочки", и даже мальчики Джеки будут Джоанны, а бедный король Генрих - Генриетта. У Сильвии все и всегда девочки. Кажется, я просто смирилась и перестала сопротивляться.

evening

(no subject)

Вернулась из Засолья с томиком Сельмы Лагерлёф - я её там подобрала на столе для бук-кроссинга в бывшем магазине "Валентина" (сейчас это супермаркет "Фасоль"). Там много было советского и начала девяностых, но в этом издании подошли к делу умно: зашли с козырей - с нобелевской речи. Мне очень понравилось! - подумала, то надо как-то... ознакомиться с чем-то посерьёзнее, чем Нильс с дикими гусями.
Пока прочитала "Перстень Лёвеншельдов" - очень понравилась горькая ироничность: как там троих крестьян решили судить за кражу перстня при помощи бросания костей из кубка - божьим судом. И все искренне молились, чтоб Господь не допустил несправедливости, которую допустил со своим сыном, а помиловал бы этих троих. В итоге, все они выбросили максимальное число очков, но послали гонца в Стокгольм, а король объявил, что все они виновны и... крестьян повесили. И очень понравилась тихая месть девушки, у которой среди этих троих были отец, а ещё жених. Правда, спустя тридцать лет, она решила помочь другой молодой девушке - и снять таким образом проклятье с ненавистной семьи, вспомнив, каково это - быть влюблённой... но та девица зря старалась, ибо как только она спасла возлюбленного, тот радостно показал ей медальон с портретом невесты - мол, вот она вам спасибо-то скажет!
Героиня хотела гордо отказаться от места экономки в замке, но потом вспомнила о своём положении, а где в наше время найти денежное место?.. короче, засунула уязвлённую гордость подальше.

В общем, меня совершенно восхитил трезвый, ироничный и острый ум этой женщины - при том, что это, простите, 1909-ый, что ли, год? - ну, то есть тогда тяжело было не впадать в патетику на каждой странице. Но ей это удаётся и... в общем, Засолье сделало мне неожиданный и нужный подарок в конце декабря.
drink-drank-drank

(no subject)

В школе отключили отопление, и я решила прогулять свой любимый свитер. Но пришла, а там, как обычно, как в сауне. Только к третьему уроку моему стало попрохладнее, но не настолько, чтобы в свитере ходить.
Ругала пятый класс, разбирая контрольные. Собрала все выражения, которые сама не люблю - про кровь из глаз, то это позор, мрак и ужас.
После урока подошёл ребёнок, глянул чистыми глазами и подарил конфету.
-Тьфу, - мысленно сказала я, забрала конфету и пошла домой.

Эти залежи конфет тут взыграли на медосмотре. В очереди было двадцать пять человек, и я периодически поднимала масочку и закидывала в рот кофетку, ибо там уже всё совсем пересохло, и мне было вообще одиноко - я забыла дома телефон. Так, что конфетный фонд от нераскаившихся учеников иногда приносит пользу.

Потом подумала, что детей у меня как грибов - солить можно. Но я как тот замотанный препод, который приходит на пару и спрашивает: - Вы у меня... кто?
Не всегда я могу сфокусироваться и понять, что за класс передо мной, а, может, у Милли и Тины не капец головного мозга наступил (такой, что они в собственных именах три ошибки делают!), а просто какой-то неудачный день, стресс, ссора, больная голова... отсюда и странная контрольная, - об этом я виновато вспоминаю, когда перебираю в памяти последние 80-100 детей... и понимаю, что никого из них не знаю (и слава Богу! многие знания - многие печали).

А, может, я просто устаю проверять контрольные, если их больше двадцати пяти. Отвлекаюсь на сериалы, кофейки, печеньки... тем более, что на контрольных ещё все желают написать "я вас любил, любовь ещё быть может" - в смысле, что пишут: Понятен ли Вам мой почек? - далее рисуют две кнопки: "yes" и "no". Или: - У меня всё ОК? - далее две кнопки. Это новенькие так шалеют от возможности обратной связи.
Некоторые пишут: - Переверните страницу.
Переворачиваю, а там написано: I love English, и мне надо написать "me too", и т.д.
Короче, я им даже признательна, т.к. очень долго и муторно всё это проверять, а тут иногда гороскопы, кроссворды и анекдоты почти.
Сегодня во всех классах хотела рассказать про пудинг, но там уже все всем всё рассказали, и я могла даже вещать на английском, т.к. переводчиков хватало (школа маленькая, и все знают, кто и что вытащил в этом году).
Чтобы не было ложного впечатления, что жизнь моя прекрасна, поясню, что у меня есть ребёнок, который моё появление с чайником в руках встретил фразой: - А где жрачка?
И я не шучу. В смысле, что люди разные бывают. Как и всюду. Но в случае с этим ребёнком я просто смирилась, как в анекдоте:
-Нужно потерпеть, Ань.
-А что будет?
-Ничего. Нужно просто потерпеть.

catch the sun

"А я живу от зимы до зимы..."

А сама я зимой живу от заправки до заправки. Сплошная дозаправка на лету! Поработаю, у меня всё ужасно болит (сразу всё!), думаю, что вот, это оно... а потом быстренько заливаюсь кофе, апельсиновым соком и ем что-то мясное, горячее и... могу ещё несколько часов работать. Потом сплю. Сплю даже между уроками, днём, под пледом. Потом надо поесть и... опять фигачить. Засоряю планету пластиком и поддерживаю иркутский завод, где выпускают лимонад. У них сейчас есть напиток (в названии что-то, связанное с иммунитетом), который у всех идёт на ура - бузина и витамин цэ. Как сидр без газа или грейпфрутовый сок без горечи. У них есть ещё всяческий имбирь-лимон (ждём берёзового гриба, да?), но они менее вкусные... а вкусный именно этот - часто вижу его у людей в магазинах - тоже заправляются на ходу. И можно потом опять работать, работать, работать... мне тут один коллега напомнил, что мои уроки невозможны и довольно тяжелы для детей, т.к. они только на вдохе, а покоя и расслабленности там нет. Впервые задумалась о том, что это никак не искоренить, боюсь, потому что в душе не учитель, а только играю роль учителя. Когда выхожу из школы, то меняю выражения лица, осанку, походку и делаюсь вполне обычным человеком, а не изображаю разных персонажей. В шестом классе сейчас гирлянда мигающая вокруг доски - я вообще себя Элвисом ощущаю. Они ещё и зеркало притащили. В нём я сияю сбоку, а с другого боку я сияю от зимнего солнца, которое светит в окно так, что горят тетради, ручки, часы, ободки, заколки и лица у всех. Более того - не думаю, каким голосом я сейчас ту или иную фразу произнесу. Кого сейчас сыграю, громко, тихо, уверенно, пошутить? покричать? проигнорировать? - там всегда играешь роль, но никогда не расслабляешься и не бываешь собой. Поэтому к концу дня болят руки, ноги, спина, мышцы лица и те болят... Зато какое счастье всегда идти на работу и с работы - т.к. будет полная перезагрузка всех программ, и это густое и торжественное молчание, которое заполняет тебя до краёв, как снег... Моя первая учительница когда-то махнула рукой:
- Работай, как можешь.Ты вообще всегда играешь. Не только на работе...
Разумеется, на частных уроках я вполне себе я, а ещё хихикаю больше, чем когда-либо, ибо сейчас каждый ребёнок мне сообщает, каких именно подарков он ждёт от Деда Мороза. Другие темы, обычно, забыты до Нового года. Все мои дети в том возрасте (кроме Сильвии Сандерс), когда примерно прикидывают материальные возможности "Деда Мороза".
-Скажите, что вы мне посоветуете?
-Снегокат? - фыркаю.
-Нет, это дорого. Надо поскромнее, но я не знаю, насколько.
-Оля, кто-то любит арбуз, а кто-то - свиной хрящик, - как сказал Гоголь. Не могу я тебе посоветовать. Пиши, не отвлекайся.
-Почему?
-Год назад ты хотела портативную колонку, чтобы кататься на самокате, а колонка бы играла у тебя в блестящем рюкзаке, и тебе во дворе все завидовали.
-Чем плохо-то? - Оля хмурится и чувствует скрытый сарказм.
-Это не плохо, а просто я не удивлюсь даже, если ты попросишь ватные штаны и пистолет. Я просто вообще ко всему с тобой готова, - устало сообщаю, т.к. я такого наслушиваюсь в декабре, что меня уже ничем не удивить. Бориса - тем более:

ghost

(no subject)

-Ты куда? - удивился вчера папа, когда я отшвырнула телефон, вскочила и кинулась одеваться.
-Ребёнка в электричке забыла! - процитировала я старый советский анекдот.
Дело в том, что я выпустила Бориса гулевасить, т.к. он ныл и стонал. А сама пошла к Сильвии Сандерс. Потом мне понравился снегопад, и я прогулялась под ним не спеша. Зашла в магазины, в банк, в аптеку, покормила всех обитателей двора и... пошла ужинать к родителям. В десятом часу вечера меня посетила мысль: - Чё там дома делает Борис?
Короче, пять часов парень гулял. Подозреваю, что в подъезде, т.к. гуляет он минут десять - не дольше по нынешним погодам. В кои-то веки он был рад попасть домой. И до утра даже не просился никуда. Мне повезло, что полосатый мужик выучил свой домашний адрес. И что соседи к нему толерантны.

-Мама, смотри! Бориска-Барсик какает! - радостно прокричал какой-то меховой малыш сегодня утром, завидев Бориса на газоне. А я отошла и сделала вид, что знать не знаю этого типа.

Обязательное занятие - залезть на дерево и расшугать синиц. Они, впрочем, просто перемещаются к соседней кормушке и... на Бориса смотрят как на неизбежное зло.