Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

say in jest

(no subject)

Подсчитала, что в субботу провела десять уроков. Один из них короткий, но все-таки 10 штук в день - это всё ещё мой рекорд, надеюсь, что переплюнуть его не получится никогда. Время на политическое убежище тоже было, но неудивительно, что в понедельник я сбиваю углы, спотыкаюсь о первоклашек и пугаю Д.И своим отвязным поведением... хотя в воскресенье было всего восемь уроков... не о чем говорить, правда?

На фото просто чашка цитрусового рафа (да, гламурное название, но это правда то, что я люблю) из Даблби, который на моё счастье находится так близко, что у меня есть примерно тридцать минут на то, чтобы почитать в выходные испанкий - хотя бы проверить Анины исправления моих сочинений: т.е. узнать, чё я там накосячила... и заодно насладиться её комментариями по-испански.

say in jest

(no subject)

В горной и популярной деревне отец отверг
туристическое кафе, отправились вглубь, где я
на террасе с ледяным кофе завела любимую
песню «девочке надо». Хозяин выдал ключ от
собственного туалета в темном подвале, где
хранил картошку и лук. В центре стоял унитаз,
который я распознала как непригодный, т.к на
нем тоже стоял ящик лука. когда глаза
привыкли к полутьме — нашла современный и
даже кабинку душевую... Где все, как у
любого холостяка в любом конце света —
шампунь Тимоти и пена для бритья (тут
окладистые бороды не в моде). Все. А вообще,
открыв ключом тугую дверь, обрадовалась —
в таком подвале никогда не то, что не
найдут... Искать не станут.
out of the sun

новый коврик монтессори:)

-"A uo penn bit pont, - сказала бы Гвенивер.
-Ты нарушила какие-то тонкие связи в своих отношениях с городом, сказала бы мама.
-Вот именно сказала бы Дэйдра.
-Ты же ловишь кайф от этого - сказала бы Младшая.
-Тут уж ничего не поделаешь, - сказал бы учитель Монмунт".

Лена Элтанг "Каменные клёны"

Несшитая головоломка выглядит странно, но... не всё мне гламур фотографировать; а раскладывание кусочков пазла - моё любимое занятие выходных дней и свободного пространства (на работе, вот, с местом был бы напряг - там только вязать можно - между делом - сидя или стоя). Если предыдущий "коврик" был чернично-малиново-макарунный; то этот - просто мои черничные ночи и голубые небеса разом. Беня любит подцеплять лапой кусочки и жевать.

SG101877.JPG

Collapse )
say in jest

Siúil a rúin



(называется, продолжая тему того, что я бы учила в этом году - ну, в общем-то я это и буду делать; чем бы я ни занималась, но тема ирландских народных песен всегда будет актуальна и востребована; поэтому тут полное отсутствие гламура в моём внешнем виде - к тому, что я достигла той степени духовной свободы, чтобы показываться без толстого краски на лице)
say in jest

и о погоде

После реставрации фильм потерял туманность плёнки "Свема", но обрёл модную "рандомность" и... я убедилась, что по-настоящему талантливые фильмы не выходят из моды никогда (даже, если премьера состоялась 8 января 1984 года - раньше я говорила "я родилась в день, когда умер Андрей Белый и... состоялся первый показ фильма "Леди Совершенство").

say in jest

"потому что францисканцы носят рясу с капюшоном - капюшон крутая штука - под него почти не каплет!"

в день приезда встретила на нашей улице Золотых Медалей монаха-францисканца при параде - невежливо распахнула рот. Но зелёные гвалтливые попугаи, которые переругиваются на деревьях, в саду за окном, заставили меня просто кричать от восторга! - утром я открываю окно и пока ставлю на плиту кастрюлю с кипятком - наслаждаюсь чириканьем. Французское окно выходит на балкон и на улицу, где машины - его открываю реже, а в том углу и плита, и батарея, и зубы я там чищу - ибо живу на кухне, а родители - на втором этаже, куда ведёт мраморная лестница в духе конструктивизма. Итальянцы хитры - отопление ночью выключают, ибо всё равно постояльцы под одеялами... покрывала у них странной формы, и я свыклась с тем, что горничные перестелят иначе. Кофе варят не в турке, как греки, но в гейзере, как у Лениной мамы - у той кофеварка большая, времён ГДР, здесь продают на одного, а ещё - гламурных цветов (в супермаркетах - обычные; розовые - в сувенирных лавках).


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

say in jest

просто февральского вечера

без смысла и художественного вымысла.

Нет, я не пиарю гламурную "Шоколадницу" - это заведение в стиле Ярославны, а не в моём, и я не полюбила её ни в Иркутске, ни в Спб, ни в Мск; но раз, в Пулково, она была кстати, т.к. я бы и триста рублей за чай не пожалела, свесив язык на плечо и обмахиваясь чемоданом и пуховиком одновременно... ну, и гирлянды на окнах у них милые. Только поэтому.



Collapse )
say in jest

(no subject)

Филибер приходит в школу, чтобы напомнить про д/з для 9-го класса, встречаю его в коридоре, спустя пять минут после моего урока:
-Ну, как мои дети? - я не видела их целых две минуты!..

Они сделали с ним очень красивые коллажи о стилях (романтический, деловой, кэжуал, классический, гламур), но я никак не собралась сфотографировать... а вот уже и каникулы. И не верится...

Поэтому я решила сделать и выложить собственный... нет, не коллаж, но хотя бы рандомную подборку, которая бы называлась "третья четверть", в которой бы я попыталась выложить всё хорошее, что происходило и объяснить это без помощи слов:


Collapse )

P.S. За предоставленные фотографии спасибо моей подруге Джу и закрытому сообществу The Forgotten Garden (http://diary.ru/~RDVN2/).
say in jest

"и, может быть, ты не стала звездой в Голливуде, не выходишь на подиум в нижнем белье..."

Отходила у Филибера по подиуму. Правда, без подиума. По танцполу. Сперва мне всё даже нравилось - в ночном клубе не было света, и на каждом столике стояла свечка. В туалете тоже были свечки, - предупреждая вопросы. И сперва было даже ничего в этом прокуренном подвале - ибо темно, семнадцать красных свечей на чёрном полу и десять девочек, которые с удивлением взирали на меня и девочку из 11-го класса, а мы - на них. Мы ходили под барабаны - пока не было музыки, и что-то вакхически-растаманское в этом было - дяденька снимал нас изощрёнными способами, а Филибера украли говорить в микрофон.
У последнего под вечер была температура под сорок, поэтому последнее, что он мне слабой лапкой написал, было: - А ты в ролике открываешь показ... правда, там в основном твои ноги, но я-то знаю, что это ты!
-Ты лежишь, умирающий лось? - озабоченно спросила я.
-Да, прыгающая лань, - ожил Филибер под утро.

Знаете, сколько нужно времени моделям, чтобы накраситься? - пять часов. За эти пять часов я сто раз отчаянно поскучала, посидела за каждым столиком, узнала всё о Филиберовых ровесницах, переосмыслила свою жизнь, уверовала в то, что, скажем, Маша лучше меня, а меня вообще никто не любит.
Меня температурный Филибер красил последней, и я всё просила оставить всё, как есть, и пусть я и дальше буду с макияжем, который ношу в школу. Но Вова быстро и сурово пресёк моё нытьё и... не успела оглянуться, как стала прости...те... словом, слегка падшим ангелом.

Мы с девочкой из 11-го класса сидели довольно уныло, кашляли, глаза у нас слезились от дыма, мы сидели на чёрном диване, каждая со своим огромными ледяным молочным коктейлем со вкусом этак розовой жвачки, а мы со вкусом обсуждали Филиберовых одногруппниц и наряды, которые они пошили.

У девочки были белые туфли, которые они с Филибером прикупили где-то за сто рублей, а я охнула:
-Мы в понедельник гуляли с Лучшим другом по свежевыпавшему снегу ближе к ночи и... на улице Трилиссера нашли ярко-алую туфлю со стразами, лежащую на снегу... спустя сто метров - вторую.
-О, через сто метров соберём женщину! - пошутила Лучший Друг.
А туфли были той же марки, что и "подиумные"...

И была ночь, и были чёрные дворы, провалы арок, и был длинный рабочий день, в течение которого всё складывалось так удачно, что единственным, что его сгладило (о подозрительная особа! - заметь, читатель!) - что я порезала палец до крови о корзину с игрушками.
И дети мои пели, и дети мои читали, и дети мои учили алфавит, и выдали замуж Татьяну, и учили новую игру и просили меня петь им колыбельную, когда они спят на партах, а кто-то один ходит и затрагивает спящих - и потом отвечает на вопрос: "дид ю тач Агафон?"...

И я шла на работу к Лучшему Другу по знакомой с детства улочке в центре города, поднималась по скрипучей деревянной лестнице, где направо - салон тату, налево - Лучший Друг. И дважды питалась в фастфуде, меланхолично глядя на пролетающий снег за окном, и, ей-богу, была счастливее всех в этом провинциальном, тонущем в снегу, городишке с потугами на нуворишескую бойкость, вызывающую уже даже какую-то необъяснимую бестолковую нежность - а и пусть... а и Бог с нею...

Гуляли мы и в парке. Парками. В парке с фонарями, но без фонарей - это из той же оперы, что - по подиуму без подиума... столбы поставили, но фонарей ещё нет - и парк плыёт в кофейно-молочной гуще.

Себя я ощущала коровой-десятиклассницей, которая надела мамины туфли (хотя туфли были мои; это вот Настя маму ограбила и притащила огромную коробку теней в рюкзачке вместе с томом "Преступление и наказание"), а я была с сумочкой Филибера: - Он мне её на двадцать лет сшил, - лирически вспомнила я, а одногруппницы Филибера смущённо переглянулись - они-то пребывали в святой уверенности, что я ещё молода.

Хотя я весь вечер старалась хотя бы не сутулиться, чувствовала себя очень странно, поминутно снимая с себя взгляды не очень трезвых и не очень молодых людей (молодые меня не замечают - уже легче!), в результате я просто надела поверх платья свою шерстяную длинную кофту, а сама периодически уныло копалась в сумочке а-ля Гермиона:
-Ой, полка с книгами упала!.. ой, это мой гардероб покачнулся... телефон, нет, это тени... нет, это телефон, чёрт, тут темно...

В ночных клубах я по-прежнему хожу как Жанна Д'Арк по эшафоту, но прижав к сердцу сотовый телефон. Правда, здесь вам не Швейцария, и в этом подвале сети нет, т.е. смерти нет.

Филибер сказал, что я неимоверно холодна, и у него были какие-то странные модели, - но скорее одобрительно.

Сама Анечка устроена просто - всё утро она думала, что Вася любит Машу, и она так думала с одиннадцати утра до десяти вечера (когда выбралась из подвала и поймала сеть), уже почти смирилась с Машей, а потом оказалось, что Вася-то Машу не любит - ну, Аня и повеселела.
-Жаль, что ты этого раньше не узнала, - ворчал Филибер.
-Ой, это бы на моём выражении лица не сказалось, ты знаешь.

Наутро *эффектная пауза*... к половине восьмого *не менее эффектная пауза*... мама повела меня к кардиохирургу, и, знаете, что он сказал? - чтобы я не торопилась с абляцией (какое фонетическое наслаждение доставляет это слово, вы бы знали...), т.к. можно катетер в артерию вставить, но никакого лишнего отростка не найти - а если я буду продолжать жить в том же легкомысленном духе - авось и пронесёт. В смысле, что живите себе, девушка, с приступами дальше, а в науку в своих валенках ходите реже (это я сегодня окинула пристрастным взором больничку, в которой лежала, когда была такой, как мои старшие дети, говорю: - Стругацкими повеяло!.. слова "орден почёта", над которыми свет не горит (не шучу), снежинками, и Новый год, что вот-вот прихо-о-одит, исполнит в миг мечту твою-у-у-у...

А вообще-то я ужасно была рада, что вернулась к своим детям. Выхожу тут из класса за корзиной.
Теодор: - ой, можно я с вами пойду в библиотеку? - суёт ручонку.
Остался в коридоре, я выхожу с корзиной, его не вижу, хочу позвать, но вместо Теодор на языке вертится другое:
-Эй! - позвала. - Бурундук!
-А? чё? - нарисовался Теодор, и сердце моё растопилось от нежности.
say in jest

"революционно, условно, не модно сидеть и на заливе жечь костры..."

Если ты эту песню слышишь, знай её придумал я.
О том как мир неровно дышит в ожидании дождя.
Осталось сделать шаг, осталось сделать вдох,
И снова ждать, и снова жить листом в тисках календаря...

(с) Animal Juzz


Для тех, кто помнит: озеро Калтус для меня то, что для Скарлетт О'Хара - Тара. Есть два места, куда я езжу духовно обновляться: город Таруса и озеро Калтус, к которому я каждый год припадаю как к истокам, правда, рук в нём ни разу не омыла - просто не рискнула. Все русские писатели вдохновлялись средней полосой России, а я буду вдохновляться городом Засолье Убийское.

Фильм о том, как мальчик-художник поехал писать натуру в Мухосрань - очень нам близок. Впрочем, Филиберу об этом лучше не напоминать, т.к. он, бедный, ещё практикуется - изображает лейки и цветочки; зато мы с Хелен можем смело изображать картину "наслаждающиеся праздностью".

С утра я вызвала дождь, но не учла, что солнце нам понадобится (хотя сухие дрова взял Филибер), но успела всем рассказать, что погода - моя заслуга.
Когда мы вышли и я неодобрительно повела плечом: - Что это засольцы потянулись на травку? Хелена ехидно высказала мнение, что они просто пользуются моим хорошим настроением и спешат заполучить немного солнечной погоды.

Утром: -Сегодня и вправду дождь! - изумился мой юный друг.
-Разумеется, - я пожала плечами. - Ведь я не какая-то лохушка-болтушка, а ответственный сотрудник Дневного дозора.

В магазинах Засолья продают удивительный вещи: тарталетки за двадцать семь рублей (клянусь своей любимой красной юбкой, тремя красными кофточками, розовым платьем и средневековой кофтой с обнажёнными плечами, которую я страстно люблю, но носить здесь не рискую - люди осудят). Нет, вы поймите правильно: в магазине, куда хожу я, они стоят сто писят рублей русские и двести писят, если итальянские. Смекаете?
Там же были весной куплены наклейки эпохи Уолта Дисней (кумира моего детства) за тридцать рублей лист - по-моему, в этом году я счастлива... вам так не кажется? - для того, чтобы осчастливить меня - нужно так мало, ей-богу!..

Приехали сегодня в пасмур и беспросветный дождь, идём... идём... Филибер расщёлкнул зонтик с репродукцией Тулуз Лотрека, и мы начали бодро петь: "рэйн-рэйн, гоу эвэй!" - каноном. Засольцы смолчали, бросая красноречивые взгляды.

-Засолье-то не резиновое... понаехали! - опять не выдержала и подколола Хелен.

Обратно мы вообще ехали дивно: с мужчинами в лёгких рубашках и тяжёлых крестах, которые на заправке первым делом вылезли из дилижанса, гордо встали под плакатом "огнеопасно" и... закурили. Дело-то святое, сами понимаете. Правда, один даже вызвал во мне симпатию, ибо был в очках, интеллигентен, мил и безнадёжно пьян. Он вежливо спросил, как называются мои браслетики (засольцы недоверчивы к хиппушкам-лохушкам; хотя они смело могли бы причислить нас к кришнаитам, ибо границы жанра там размыты). Дяденька спросил, бывала ли я в Питере? и видела ли Финский залив? Ещё он сказал, что мне бы там понравилось. Он очаровашка, правда?
Сама я умиротворённо прижималась своим разгорячённым бедром к хладному бедру какого-то мальчика-гопника, с которым ехала, - местов нет, поэтому Филибер ехал напротив, и я периодически делала такое лицо, как у Масяни, чтобы его смешить.

Это был пост о том, что мы все ещё живы, и лето в разгаре.

Всегда Ваша
девочка Нюша.

Collapse )