Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

say in jest

и о погоде

После реставрации фильм потерял туманность плёнки "Свема", но обрёл модную "рандомность" и... я убедилась, что по-настоящему талантливые фильмы не выходят из моды никогда (даже, если премьера состоялась 8 января 1984 года - раньше я говорила "я родилась в день, когда умер Андрей Белый и... состоялся первый показ фильма "Леди Совершенство").

say in jest

"потому что францисканцы носят рясу с капюшоном - капюшон крутая штука - под него почти не каплет!"

в день приезда встретила на нашей улице Золотых Медалей монаха-францисканца при параде - невежливо распахнула рот. Но зелёные гвалтливые попугаи, которые переругиваются на деревьях, в саду за окном, заставили меня просто кричать от восторга! - утром я открываю окно и пока ставлю на плиту кастрюлю с кипятком - наслаждаюсь чириканьем. Французское окно выходит на балкон и на улицу, где машины - его открываю реже, а в том углу и плита, и батарея, и зубы я там чищу - ибо живу на кухне, а родители - на втором этаже, куда ведёт мраморная лестница в духе конструктивизма. Итальянцы хитры - отопление ночью выключают, ибо всё равно постояльцы под одеялами... покрывала у них странной формы, и я свыклась с тем, что горничные перестелят иначе. Кофе варят не в турке, как греки, но в гейзере, как у Лениной мамы - у той кофеварка большая, времён ГДР, здесь продают на одного, а ещё - гламурных цветов (в супермаркетах - обычные; розовые - в сувенирных лавках).


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

say in jest

просто февральского вечера

без смысла и художественного вымысла.

Нет, я не пиарю гламурную "Шоколадницу" - это заведение в стиле Ярославны, а не в моём, и я не полюбила её ни в Иркутске, ни в Спб, ни в Мск; но раз, в Пулково, она была кстати, т.к. я бы и триста рублей за чай не пожалела, свесив язык на плечо и обмахиваясь чемоданом и пуховиком одновременно... ну, и гирлянды на окнах у них милые. Только поэтому.



Collapse )
say in jest

(no subject)

Филибер приходит в школу, чтобы напомнить про д/з для 9-го класса, встречаю его в коридоре, спустя пять минут после моего урока:
-Ну, как мои дети? - я не видела их целых две минуты!..

Они сделали с ним очень красивые коллажи о стилях (романтический, деловой, кэжуал, классический, гламур), но я никак не собралась сфотографировать... а вот уже и каникулы. И не верится...

Поэтому я решила сделать и выложить собственный... нет, не коллаж, но хотя бы рандомную подборку, которая бы называлась "третья четверть", в которой бы я попыталась выложить всё хорошее, что происходило и объяснить это без помощи слов:


Collapse )

P.S. За предоставленные фотографии спасибо моей подруге Джу и закрытому сообществу The Forgotten Garden (http://diary.ru/~RDVN2/).
say in jest

"и, может быть, ты не стала звездой в Голливуде, не выходишь на подиум в нижнем белье..."

Отходила у Филибера по подиуму. Правда, без подиума. По танцполу. Сперва мне всё даже нравилось - в ночном клубе не было света, и на каждом столике стояла свечка. В туалете тоже были свечки, - предупреждая вопросы. И сперва было даже ничего в этом прокуренном подвале - ибо темно, семнадцать красных свечей на чёрном полу и десять девочек, которые с удивлением взирали на меня и девочку из 11-го класса, а мы - на них. Мы ходили под барабаны - пока не было музыки, и что-то вакхически-растаманское в этом было - дяденька снимал нас изощрёнными способами, а Филибера украли говорить в микрофон.
У последнего под вечер была температура под сорок, поэтому последнее, что он мне слабой лапкой написал, было: - А ты в ролике открываешь показ... правда, там в основном твои ноги, но я-то знаю, что это ты!
-Ты лежишь, умирающий лось? - озабоченно спросила я.
-Да, прыгающая лань, - ожил Филибер под утро.

Знаете, сколько нужно времени моделям, чтобы накраситься? - пять часов. За эти пять часов я сто раз отчаянно поскучала, посидела за каждым столиком, узнала всё о Филиберовых ровесницах, переосмыслила свою жизнь, уверовала в то, что, скажем, Маша лучше меня, а меня вообще никто не любит.
Меня температурный Филибер красил последней, и я всё просила оставить всё, как есть, и пусть я и дальше буду с макияжем, который ношу в школу. Но Вова быстро и сурово пресёк моё нытьё и... не успела оглянуться, как стала прости...те... словом, слегка падшим ангелом.

Мы с девочкой из 11-го класса сидели довольно уныло, кашляли, глаза у нас слезились от дыма, мы сидели на чёрном диване, каждая со своим огромными ледяным молочным коктейлем со вкусом этак розовой жвачки, а мы со вкусом обсуждали Филиберовых одногруппниц и наряды, которые они пошили.

У девочки были белые туфли, которые они с Филибером прикупили где-то за сто рублей, а я охнула:
-Мы в понедельник гуляли с Лучшим другом по свежевыпавшему снегу ближе к ночи и... на улице Трилиссера нашли ярко-алую туфлю со стразами, лежащую на снегу... спустя сто метров - вторую.
-О, через сто метров соберём женщину! - пошутила Лучший Друг.
А туфли были той же марки, что и "подиумные"...

И была ночь, и были чёрные дворы, провалы арок, и был длинный рабочий день, в течение которого всё складывалось так удачно, что единственным, что его сгладило (о подозрительная особа! - заметь, читатель!) - что я порезала палец до крови о корзину с игрушками.
И дети мои пели, и дети мои читали, и дети мои учили алфавит, и выдали замуж Татьяну, и учили новую игру и просили меня петь им колыбельную, когда они спят на партах, а кто-то один ходит и затрагивает спящих - и потом отвечает на вопрос: "дид ю тач Агафон?"...

И я шла на работу к Лучшему Другу по знакомой с детства улочке в центре города, поднималась по скрипучей деревянной лестнице, где направо - салон тату, налево - Лучший Друг. И дважды питалась в фастфуде, меланхолично глядя на пролетающий снег за окном, и, ей-богу, была счастливее всех в этом провинциальном, тонущем в снегу, городишке с потугами на нуворишескую бойкость, вызывающую уже даже какую-то необъяснимую бестолковую нежность - а и пусть... а и Бог с нею...

Гуляли мы и в парке. Парками. В парке с фонарями, но без фонарей - это из той же оперы, что - по подиуму без подиума... столбы поставили, но фонарей ещё нет - и парк плыёт в кофейно-молочной гуще.

Себя я ощущала коровой-десятиклассницей, которая надела мамины туфли (хотя туфли были мои; это вот Настя маму ограбила и притащила огромную коробку теней в рюкзачке вместе с томом "Преступление и наказание"), а я была с сумочкой Филибера: - Он мне её на двадцать лет сшил, - лирически вспомнила я, а одногруппницы Филибера смущённо переглянулись - они-то пребывали в святой уверенности, что я ещё молода.

Хотя я весь вечер старалась хотя бы не сутулиться, чувствовала себя очень странно, поминутно снимая с себя взгляды не очень трезвых и не очень молодых людей (молодые меня не замечают - уже легче!), в результате я просто надела поверх платья свою шерстяную длинную кофту, а сама периодически уныло копалась в сумочке а-ля Гермиона:
-Ой, полка с книгами упала!.. ой, это мой гардероб покачнулся... телефон, нет, это тени... нет, это телефон, чёрт, тут темно...

В ночных клубах я по-прежнему хожу как Жанна Д'Арк по эшафоту, но прижав к сердцу сотовый телефон. Правда, здесь вам не Швейцария, и в этом подвале сети нет, т.е. смерти нет.

Филибер сказал, что я неимоверно холодна, и у него были какие-то странные модели, - но скорее одобрительно.

Сама Анечка устроена просто - всё утро она думала, что Вася любит Машу, и она так думала с одиннадцати утра до десяти вечера (когда выбралась из подвала и поймала сеть), уже почти смирилась с Машей, а потом оказалось, что Вася-то Машу не любит - ну, Аня и повеселела.
-Жаль, что ты этого раньше не узнала, - ворчал Филибер.
-Ой, это бы на моём выражении лица не сказалось, ты знаешь.

Наутро *эффектная пауза*... к половине восьмого *не менее эффектная пауза*... мама повела меня к кардиохирургу, и, знаете, что он сказал? - чтобы я не торопилась с абляцией (какое фонетическое наслаждение доставляет это слово, вы бы знали...), т.к. можно катетер в артерию вставить, но никакого лишнего отростка не найти - а если я буду продолжать жить в том же легкомысленном духе - авось и пронесёт. В смысле, что живите себе, девушка, с приступами дальше, а в науку в своих валенках ходите реже (это я сегодня окинула пристрастным взором больничку, в которой лежала, когда была такой, как мои старшие дети, говорю: - Стругацкими повеяло!.. слова "орден почёта", над которыми свет не горит (не шучу), снежинками, и Новый год, что вот-вот прихо-о-одит, исполнит в миг мечту твою-у-у-у...

А вообще-то я ужасно была рада, что вернулась к своим детям. Выхожу тут из класса за корзиной.
Теодор: - ой, можно я с вами пойду в библиотеку? - суёт ручонку.
Остался в коридоре, я выхожу с корзиной, его не вижу, хочу позвать, но вместо Теодор на языке вертится другое:
-Эй! - позвала. - Бурундук!
-А? чё? - нарисовался Теодор, и сердце моё растопилось от нежности.
say in jest

"революционно, условно, не модно сидеть и на заливе жечь костры..."

Если ты эту песню слышишь, знай её придумал я.
О том как мир неровно дышит в ожидании дождя.
Осталось сделать шаг, осталось сделать вдох,
И снова ждать, и снова жить листом в тисках календаря...

(с) Animal Juzz


Для тех, кто помнит: озеро Калтус для меня то, что для Скарлетт О'Хара - Тара. Есть два места, куда я езжу духовно обновляться: город Таруса и озеро Калтус, к которому я каждый год припадаю как к истокам, правда, рук в нём ни разу не омыла - просто не рискнула. Все русские писатели вдохновлялись средней полосой России, а я буду вдохновляться городом Засолье Убийское.

Фильм о том, как мальчик-художник поехал писать натуру в Мухосрань - очень нам близок. Впрочем, Филиберу об этом лучше не напоминать, т.к. он, бедный, ещё практикуется - изображает лейки и цветочки; зато мы с Хелен можем смело изображать картину "наслаждающиеся праздностью".

С утра я вызвала дождь, но не учла, что солнце нам понадобится (хотя сухие дрова взял Филибер), но успела всем рассказать, что погода - моя заслуга.
Когда мы вышли и я неодобрительно повела плечом: - Что это засольцы потянулись на травку? Хелена ехидно высказала мнение, что они просто пользуются моим хорошим настроением и спешат заполучить немного солнечной погоды.

Утром: -Сегодня и вправду дождь! - изумился мой юный друг.
-Разумеется, - я пожала плечами. - Ведь я не какая-то лохушка-болтушка, а ответственный сотрудник Дневного дозора.

В магазинах Засолья продают удивительный вещи: тарталетки за двадцать семь рублей (клянусь своей любимой красной юбкой, тремя красными кофточками, розовым платьем и средневековой кофтой с обнажёнными плечами, которую я страстно люблю, но носить здесь не рискую - люди осудят). Нет, вы поймите правильно: в магазине, куда хожу я, они стоят сто писят рублей русские и двести писят, если итальянские. Смекаете?
Там же были весной куплены наклейки эпохи Уолта Дисней (кумира моего детства) за тридцать рублей лист - по-моему, в этом году я счастлива... вам так не кажется? - для того, чтобы осчастливить меня - нужно так мало, ей-богу!..

Приехали сегодня в пасмур и беспросветный дождь, идём... идём... Филибер расщёлкнул зонтик с репродукцией Тулуз Лотрека, и мы начали бодро петь: "рэйн-рэйн, гоу эвэй!" - каноном. Засольцы смолчали, бросая красноречивые взгляды.

-Засолье-то не резиновое... понаехали! - опять не выдержала и подколола Хелен.

Обратно мы вообще ехали дивно: с мужчинами в лёгких рубашках и тяжёлых крестах, которые на заправке первым делом вылезли из дилижанса, гордо встали под плакатом "огнеопасно" и... закурили. Дело-то святое, сами понимаете. Правда, один даже вызвал во мне симпатию, ибо был в очках, интеллигентен, мил и безнадёжно пьян. Он вежливо спросил, как называются мои браслетики (засольцы недоверчивы к хиппушкам-лохушкам; хотя они смело могли бы причислить нас к кришнаитам, ибо границы жанра там размыты). Дяденька спросил, бывала ли я в Питере? и видела ли Финский залив? Ещё он сказал, что мне бы там понравилось. Он очаровашка, правда?
Сама я умиротворённо прижималась своим разгорячённым бедром к хладному бедру какого-то мальчика-гопника, с которым ехала, - местов нет, поэтому Филибер ехал напротив, и я периодически делала такое лицо, как у Масяни, чтобы его смешить.

Это был пост о том, что мы все ещё живы, и лето в разгаре.

Всегда Ваша
девочка Нюша.

Collapse )
say in jest

"шаг-вдох: - революционно, условно, не модно сидеть и на заливе жечь костры"



Выбегаем с Филибером за семь минут до отхода поезда; я крепко сжимаю в руке ключ, Филибер выхватывает у меня золотой пакет с надписью "Dior":
-Ах, Аня-Аня, одна сумочка от "прада", другая - от "диора", что будет?!
-Вовочка, - язвительно говорю я. - У меня тоже есть что-то святое, помимо георгиевской ленточки. И у большинства девушек нашего славного города.
Бежим изо всех сил - ветер свистит в ушах, Филибер выдыхает: - Мы - как Бонни и Клайд!
-Ограбили банк? - задыхаясь, выдыхаю.
-Нет, бутик в Усолье Сибирском, - смеётся Филибер, взмахивая моим пакетом.

Пробегаем через детскую площадку, где сидит местная гопота, которую я бы политкорректно и по-британски назвала "rude girls", но, боюсь, мне не удалось определить их пол вообще.
-Вы откуда? - опять выдыхают местные горожане.
-Де жа вю! выдыхаю по слогам. - Год назад тоже самое спрашивали...

-Но они гораздо вежливее стали, - сообщаю после, подумав. - Никаких непристойных предложений связанных исключительно с нижними чакрами. Ребята повзрослели, кажется...
-И они каждый раз думают, что мы - разные люди.
-Мало того! - мы пробегаем каждый раз как мечта о несбывшейся жизни...

...и влетаем в поезд, оставляя на пальцах полоски сажи, собранной с окон, скамеек - здесь всё присыпано не пеплом, но пылью, не прахом, но пухом, не смертью... так просто землей.

Collapse )
say in jest

Einsamkeit , Zweisamkeit, Dreisamkeit...

Посмотрела вчера "Одиночество в сети" (нет, не специально - просто совпадение), которое лежало у меня давно-давно, но я никак не могла - мне не нравится книга
(архетип Лили Брик (моя подруга Ольга говорит "супермегадрама жизни Маяковского" - у неё я украла это слово; так вот - архетип Лили меня угнетает).

А фильм меня приятно удивил... несмотря на то, что снят он про людей мира гламура (неважно, что там даже "науки") - там хэппи-энд. Меня легко удовлетворить - я тут чудовищно поглупела, но валю всё-всё-всё на декадентов - слишком много смерти, я столько не могу, ребята, - говорю я им. Всё, не могу - простите... мы закрываемся.

Смотрела и часто улыбалась - у всех нас бывает своё "одиночество в сети". И не одно. И не два... как я шучу:
-Одно на мэйл-ру, другое - на яндексе, третье на рамблере, четвёртое в айсикью, пятое в чате на сервере ижевск-ижуцк, двадцать пятое в фэйсбуке, а гугльмэйл для работы - чтобы ни дай Бог никому ничё не переслать... не то.
А отдельный роман: "роман в формате смс", но моя гламурная розовая книга что-то совсем оскудела - я ленюсь записывать, поэтому забываю. Это адский труд, признаюсь - там смс-ки на целую страницу обычно. В каждой клетке.
Думаю завести отдельно тетрадку для коротких и ёмких - вернее, понтовую такую крошечную книжечку на верёвочке, чтобы носить на груди и открывать, чтобы изречь что-то, нацеля туда лорнет.
И называла бы я её, как дневник подруги Хельги: "don't fuck my brains. try another place" (я это не по-русски написала, - не считаецца).

Ещё бывают документы ворда и блокнотики в папках с безобидными названиями "твэнти лэттез ту э фрэнд", и директории папок "архив" - там лежат те, кто уже канул в лету и дай им бозе всем по розе - на грудь - в качестве ордена "мой любви всей жизни - станция метро 2005 года, осторожно, двери закрываются...".

И получается не Айнзамкайт, не Цвайзамкайт, даже не Драй, а вполне себе Айнундцвайтаузандзамкайт...

Внутри лежат картинки, которые я украла в Джу, Вэндивари, Кстати Кати и ещё у кого-то...
просто я очень-очень захотела взять всего самого прекрасного и положить в пост в рамках борьбы с "декадентщиной":

Collapse )
say in jest

Чёпинг

Это я сегодня поскрипела сердцем и поскрипела за новой обувью... если первое в списке того, что хочет женщина - туфли, то я, наверное, не очень... не очень женственна, то есть. Каждый год я совершаю торжественный выход в торговый дом "плутоний" с целью приобретения элегантных женских туфель на каблуке. Возвращаюсь я оттуда с чем-угодно на плоской подошве. Думаю, что всё упирается в мою рассудительность и практичность: вся красивая обувь стоила мне много слёз и мозолей, а я бы хотела подольше продержаться без них и подуходных налогов, как рекомендовала Пеппи Длинныйчулок.

Вся обувь в этом месте делится на турецкую и немецкую. Первая - с цветами и стразами, вторая - коричневая, удобная и практичная. Разумеется, что я тут же становлюсь практичной старой немкой и хожу только в "рикер", где рядами стоят мои средневековые туфельки с камушками на ремешке (один "бирюзовый" и два "аметистовых"). Ещё там выставили этнические сандалики в стиле Дункан, где только один камешек, и они были куплены мною через каких-то два часа.

А потом я увидела то, чего мне видеть не следовало - новые ботинки от "Макс Маро", которые мне оставили три шикарных мозоли, проломленную решётку, закатавшиеся гетры и прекрасные воспоминания. Думаете, меня это всё отрезвило? - ничуть нет. В моём затуманенном мозгу осталось одно желание - тут же сесть и напялить новые зелёные ботинки (под цвет моего зелёного плаща, зелёной сумки, зелёной шляпки и зелёного шарфика!), которые завязывались на ГРУБУЮ ВЕРЁВКУ! - ну не шик ли это?! - такие ботинки носят следопыты, попыхивая трубкой! - это мечта любого нормального ребёнка-путешественника. Разумеется, речь идёт о ребёнке, который путешествует под торшером с книжкой и всегда возвращается к ужину.
Тридцать шестой размер мне впору, но... если на капроновый чулок. Как вы понимаете, у нас капроновый сезон не самый долгий всё-таки... нет, есть какие-то барби, которые и в мороз щеголяют длинными ногами, но я-то ношу тёплые носки! - сердце моё облилось кровью, я поставила ботинки обратно и угрюмо поплелась дальше.
Увидела прилавок с цветными колготками. И что бы вы думали?! - они там ровно вполовину дороже, чем в магазине "лось", куда я обычно забредаю по пути к бабушке, обвесившись сумками с продуктами. Но там они, значит, кончились... кругом невезение!
Мама решила коварно отвлечь меня: зашли в "Камелот". Там всё знакомо: полупустые полки, тележное колесо, уютный диванчик, музыка из серии "оглохни, дорогая", и я там забилась в уголок, пока мама мерила дикую подростковую обувь.Нашла для меня золотистые высокие кеды на атласных ленточках.
Пока я сидела и барски качала ножкой, девушка из солярия послушно приносила коробки, а я тайком изучала за витриной жизнь народа - все они, как вы понимаете, ищут золотые босоножки с цветами и стразами.
Надела я эти винтажные кеды (они не пошлые, а благородные - т.е. умеренно золотистые), попрыгала перед зеркалом и сказала:
-It's rock-n-roll, baby...
Буду теперь как Элвис Пресли.

Пока я упражнялась в прыжках, мама случайно купила камуфляжную сумку. Теперь страдает. Две недели назад была сумка с бабочками, которая ей не нравится. Она её тоже купила, не подумав.

Шли по городу с чёрными пакетами, в которых обычно пакуют трупы. Когда проходили мимо моего института, прикрылась ими, как в кино - всё боюсь встретить какую-нибудь преподавательницу (сессия-то зияет незакрытой дырой). Разумеется, никого не встретили! - да и кого можно встретить в день, когда ты хорошо выглядишь! Только какую-нибудь тётю Розу, которая называла тебя в детстве Нюшей.

Ещё нам надо навестить тётю Дашу... и отнести ей пирог. Тётю Дашу я видела лет десять назад, но в маме проснулось родственное чувство. Ну и денёк!

P.S. Характеристики почему-то ещё не написались... я удивлена. По-настоящему удивлена.

Под катом скрывается май:

;
Collapse )