Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

say in jest

о любви к итальянским женщинам

Старая профессорша, мама милого Пьетро, так размазала по полу задаваку в очках, что я отложила телефон и похлопала. Мать отличницы Элены только орала на нее, бросалась с кулаками, била, плевала и проклинала, а эта умница ее уничтожила - снимаю шляпу. Это месть на пятёрку.

С одной стороны, мне хочется, чтобы эту зубрилу разбили лицом о стену, чтобы очки впились ей в лицо, сделав из него кровавую крошку - даже не потому что она бросила двух дочек, не потому что не шибко-то их любила (хотя постоянно хотела подчеркнуть, что она мать получше Лилы, которая оставляла сына с соседкой, пока работала на заводе)... нет, эту героиню ненавидишь за себя, потому что поступила бы, влюбившись, точно таким же образом - бежишь за очередным смазливым мудотрясом (мужчины - за очередной "любовью всей жизни"), и кретинизм влюбленности застилает глаза, хотя друзья и родные грустно замолкают, лишь изредка намекая на то, что человек... не очень хороший. Но любой из нас, потеряв голову, теряет и объективность... и если зубриле Элене часто хотелось, чтобы ее подруга Лилу умерла, то я бы хотела, чтобы Элено Греко не умерла, нет... чтобы она жила плохо и горького расплачивалась за влюбленность и глупость:

"Я почувствовала на себе взгляд Аделе. «Мне тоже надо идти спать, – думала я. – Сказать, что устала…» Но что‑то дернуло меня задать Аделе вопрос:

– Что он имел в виду, говоря, что Нино – это интеллигенция без традиций?

Она посмотрела на меня с иронией:

– Что он никто. А тому, кто знает, что он никто, важнее всего в жизни стать кем‑то. Поэтому синьору Сарраторе нельзя доверять.

– Тогда и я интеллигенция без традиций.

– И ты, – улыбнулась она. – Тебе тоже нельзя доверять.

Повисла пауза. Аделе говорила спокойно, без эмоций, словно просто констатировала неоспоримый факт. Но я почувствовала себя оскорбленной.

– Что значит – мне нельзя доверять?

– Я вот доверила тебе сына, а как ты с ним обошлась? Если ты любила другого, зачем было выходить замуж?

– Я не знала, что люблю другого.

– Врешь.

Я подумала и согласилась:

– Да, вру, потому что ты требуешь от меня однозначных ответов, а однозначные ответы почти всегда ложь. Ты тоже говорила мне о Пьетро много плохого, настраивала меня против него. Ты что, тоже врала?

– Нет, я действительно была на твоей стороне, но только при условии, что ты будешь выполнять кое‑какие правила.

– Какие же?

– Ты должна была остаться с мужем и детьми. Ты была Айрота, твои дети были Айрота. Я не хотела, чтобы ты чувствовала себя чужой и несчастной, я старалась помочь тебе быть хорошей матерью и женой. Но раз ты нарушила мое условие, все меняется. От меня и моего мужа ты больше ничего не получишь. Больше того, я отберу у тебя все, что успела дать".
out of the sun

и еще немного о романах Элены Ферранте

Какое счастье, что каникулы, и можно читать итальянские романы нон-стоп. Главная героиня - отвратительная зубрила в очках (профессор в универе ее хорошо поддел: "синьорина, вы читали в жизни что-нибудь КРОМЕ учебников?"), которая, конечно, любит Нино Сарраторе из их двора, который сперва со всеми целуется, потом спит, оставляя детей в каждом доме, а сам тоже просто какое-то очкастое скучное трепло. Всю его болтовню о политике я пропускаю и гневно фыркаю. Девочка уступила этого блестящего жениха замужней подруге Лилу, которой и так завидовала (Лилу бьет муж, но у нее есть квартира, ванная и фен!), с горя отдалась отцу этого паренька: старому и некрасивому дядьке, который пристает к малолеткам. Но все девчонки в романе сходят с ума только по его сыну Нино - тот, о чудо! - студент. Работать не умеет, но умеет читать и трепаться... у героинь под носом прекрасные мужчины, связанные с мафией, а им нравится студент... я чего-то не понимаю в романтике. Хотя... он не дерется, возможно, этим подкупает. Видимо, этак лет до восьмидесяти будут его любить. До конца жизни, полный сундук мертвеца! А мне понравился парень с автозаправки, который не выдержал и напинал этого болталу Нино ногами в темном переулке. Потом дотащил до освещенной аптеки и там бросил. О, я была влюблена в этого Антонио! Правда, он был сумасшедшим и грыз землю иногда.Там вообще много колоритных мужчин, которые, конечно, иногда чуточку перебарщивают с золотом, парфюмом и драками. Девушка-заучка, впрочем, вызвала мое уважение тем, что в общаге, когда одна девица из Рима обвинила ее в том, что она украла у нее из сумочки деньги, ей просто врезала и... разбила нос. Но это был просто луч света в её биографии. Она постоянно заводит приличных молодых людей, которые почему-то покупают ей платья, красивые очки и кольца, а еще предлагают руку и сердце. Девица с ними встречается, но любит только Нино, аминь. Девушка-зубрилка из тех поддакивающих прилипал, которых всюду любят. Они омерзительно молчаливы и хорошо воспитаны. Скромны и добры. Поэтому случай с носом меня обрадовал: в ней есть искра жизни и стержень! Еще у нее есть подруга детства, которая окончила четыре класса, разбила много носов, вышла замуж в шестнадцать лет, отхватила себе этого Нино, раз уж он такой "принц", что обязательное условие романа, что все девушки в него влюблены; развелась с мужем-колбасником и ушла к поклоннику в трущобы. Девушку зовут Лила Черулло, и она хороша, хоть и зла как оса. Ее учительница, услышав о замужестве Лилы, только ехидно сказала: - Весь ум, что был, в ж*пу ушел. - А учительница-то завидует! - подумала я. - Как и подруга-зубрила, которая по часу бьется над каждым сочинением, пытаясь сделать его похожим на стиль, в котором Лила Черулло может написать письмо или записку...
American dream

(no subject)

Напевала сегодня в учительской себе под нос, что-то раскладывая, а потом осеклась, что мешаю коллеге и вдруг подумала, что она меня много лет видела разной: когда-то только ноющей на тему невзаимной любви (а разве у меня бывает другая?) и разбитого сердца. Этак лет десять. А сейчас, вот, напеваю. И можно подумать "ну, наконец-то и у этой плюшки всё сложилось - весела, как птичка!". А оно ни фига с тех пор не выправилось и не наладилось. Просто мозгов и выдержки чуть больше стало. Бегать, прыгать, танцевать, поднимать тяжести уже семь месяцев нельзя, но хожу же - значит, всё отлично. Работа есть, дети под боком, родители стареют, но живы пока. И, главное, погода хорошая. С годами человеческие запросы становятся так невелики...
april

(no subject)

С ужасом осознала, что я как эта самая Наташа. Поэтому всё всегда и заканчивается, как в этой драме (есть ещё вариант, когда я кого-нибудь отлупила, правда... но слабое утешение, слабое):

Каждый может догадаться -
Антонина влюблена!
Ну и что ж! Ей скоро двадцать,
А на улице весна!

Только звякнет телефон,
Тоня шепчет: - Это он!

Стала ласковой и кроткой,
Ходит легкою походкой,
По утрам поет, как птица...

Вдруг и младшая сестрица
Просыпается чуть свет,
Говорит:- Пора влюбиться!
Мне почти тринадцать лет.

И Наташа на уроке
Оглядела всех ребят:

"Юрка? Слишком толстощекий!
Петя ростом маловат!
Вот Алеша славный малый!
Я влюблюсь в него, пожалуй".

Повторяет класс по карте,
Где Иртыш, где Енисей,
А влюбленная на парте
Нежно шепчет:- Алексей!

Алик смотрит огорченно:
"Что ей нужно от меня?"
Всем известно, что девчонок
Он боится как огня,

Он понять ее не в силах!
То она глаза скосила,
То резинку попросила,
То она вздыхает тяжко,
То зачем-то промокашку
Подает ему любя.

Алик вышел из себя!
Поступил он с ней жестоко
Отлупил после урока.

Так вот с первого свиданья
Начинаются страданья.

Агния Барто
out of the sun

(no subject)

Кто-нибудь утром проснется сегодня и ахнет
и удивится - как близко черемухой пахнет,
пахнет влюбленностью, пахнет любовным признаньем,
жизнь впереди - как еще не раскрытая книга.

Кто-нибудь утром проснется сегодня и ахнет
и удивится - как быстро черёмуха чахнет,
сохнет под окнами деревце, вьюгою пахнет,
пахнет снегами, морозом, зимой, холодами.

Кто-нибудь утром сегодня совсем не проснется,
кто-нибудь тихо губами к губам прикоснется
и задохнется - как пахнет бинтами и йодом, и стеарином,
и свежей доскою сосновой.

В утреннем воздухе пахнет бинтами и йодом,
и стеарином, и свежей доскою сосновой,
пахнет снегами, морозом, зимой, холодами
и - ничего не поделать - черемухой пахнет.

Пахнет черемухой в утреннем воздухе раннем.
Пахнет влюбленностью, пахнет любовным признаньем.
Что бы там ни было с нами, но снова и снова
пахнет черемухой - и ничего не поделать!

Юрий Левитанский





Collapse )
april

(no subject)

При переезде тщательно обходишь чемоданы и коробки, где лежат письма людей, которых уже нет, но иногда нет-нет да и выпадет тебе на ноги конверт... с боязливым любопытством открываешь:
-"Пишу, чтобы было, что перечитать на старости лет... чтобы было у тебя в руках лето 20... года. И у нас будет впереди ещё много-много лет... ну да это уж тебе виднее, моя дорогая, из будущего..."
-Да, мне сейчас виднеее, - говорю я вслух в пустой комнате. - Надеюсь, что ты сейчас в аду горишь.

Открываешь другого автора. Ощущение, что все были филологи или писатели - одни слова, слова, слова (сплошные заверения в вечной любви)... Письмо, распечатанное на восьми листах, на принтере, в далёкой стране:
-"Почему я молчу так долго? Потому что тогда, зимой 20..-го года, мне показалось, что ты меня совсем-совсем не любишь. Поэтому пусто уже полгода".
Тут я ничего не говорю вслух, а честно заглядываю внутрь: стыдно, что не любила?
-Нет.

Как и всем тем, кто потом - на протяжении десяти лет - не любили меня.
И хоть раз бы это всё как-то хоть с кем-то совпало... Одно утешает: тут не любила я. Потом не любили меня. Затем снова моя очередь... потом получи хук в подреберье... затем ты убиваешь кого-то сама, потом убивают тебя... и так - всю жизнь. Всю жизнь этот круговорот невзаимности и несовпадения во времени. Когда уже рассчитают какой-нибудь алгоритм решения этого иррационального уравнения?..
* * *
Когда-то я знала одну женщину, старше и умнее меня, у которой в статусе стояло "ничья девочка", и я не понимала: - почему так?
А сейчас, перетряхивая коробки, набитые пустозвонной бумагой, где ты вечно "дорогая моя девочка" (у влюблённых одинаково с фантазией во все времена и во всех городах), "любимая моя девочка", "девочка моя", "родная моя девочка" - и думаешь:- Господи, я никому не девочка. я. своя. собственная.
out of the sun

(no subject)

Тебя любить — как в море плыть,
Где хлещет волнами наотмашь.
Воистину, тебя любить —
Непозволительная роскошь.
Тебя любить — так путь опасен,
Как по горам ползти, скользя.
Но, Боже мой, ты так прекрасен,
Что не любить тебя нельзя.

К.Я.


Зашла тут к Филиберу и говорю: - У тебя волосы вьются даже, если ты простыл. А у меня прямые, когда я болею или в романтические моменты.
-То есть никогда. В смысле, только, когда болеешь - прямые.
-Ну... учитывая, что ты разговариваешь с женщиной, которая последний раз целовалась два года тому назад с мальчиком, который давно умер, т.к. его сбила машина, и прах его буквально развеяли по ветру. Согласна. С романтикой небольшой напряг.
-Хорошо, что Д.И не знал, насколько с тобой всё безнадёжно. Во всех смыслах бы на тебе крест поставил.
-К счастью, ему это всё по*уй безразлично было, т.к. у него немного другие задачи были, - холодно парировала, а потом рассмеялась. Ну просто потому что "моя любимая из тех, кто смеётся даже на похоронах", а я сама себе самая любимая, дорогая и обожаемая.
say in jest

(no subject)

...И я уйду. А птица будет петь,
как пела,
и будет сад, и дерево в саду,
и мой колодец белый.

На склоне дня, прозрачен и спокоен,
замрет закат, и вспомнят про меня
колокола окрестных колоколен.

С годами будет улица иной;
кого любил я, тех уже не станет,
и в сад мой за беленою стеной,
тоскуя, только тень моя заглянет...

И я уйду; один - без никого,
без вечеров, без утренней капели
и белого колодца моего...

А птицы будут петь и петь, как пели.

Х.Х.

Надо ли говорить, что я почти рыдала, когда досматривала "Физрука"? - начиная от номера учителя года "ты знаешь, всё ещё будет?", нет... раньше. Когда Татьяна Александровна так глядя в глаза и говорит эту чудесную фразочку, которая, думаю, многих в жизни срубала "прости. я тебя не люблю", и капец, когда это не раз и не два, конечно. А тут я просто тоже на дно ушла (за компанию с героем Нагиева)... а потом понеслись герои и кони русской литературы - всё отдать Саше, Тане... и оставить их в покое. Хочешь бомжевать и ездить? - пожалуйста... хочешь замуж? - пожалуйста. Хочешь быть директором школы? - вот тебе печать, ключ от сейфа и т.д. Друг, негде жить? - забирай квартиру, живите счастливо, рожайте детей...
А самому уехать в закат. И траву в поле косить. Ну, не мечта ли? - вот, до чего мне расти и расти. Короче, респект и уважуха.