Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

say in jest

(no subject)

Выпадет шанс - и некто святой
Придет спасать твою душу.
Ты встанешь, схватишь его за грудки
И будешь трясти как грушу,
Ты скажешь: "Мне не надо спасительных слов.
Их своих у меня - как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов,
Слышишь - дай мне канал связи!"

Первые звуки, пробные строки,
Сладкие муки тонкой настройки.
Кокон в пространстве - сам себе волк, товарищ и князь,
Каменный пес, персона "нон грата",
Вечный дежурный у аппарата
Ждет, когда небо вспомнит о нем и выйдет на связь...

(Олег Медведев)
say in jest

У меня наступают немцы

Пишет вам, дорогие, обладательница очередного немецкого киндера. И не спрашивайте! - сама недоумеваю: откуда их на меня столько?! - я должна по-немецки говорить лучше, чем по-русски, а вместо этого опять буду шипеть на своем эмментальском (сильно крестьянском) диалекте (первые пять минут). Завтра в пять утра приезжает девочка, которую будут звать Элиза Дюрр (и я ее уже обзываю - ай-яй-яй!). Весь вечер пыталась эвакуировать себя из своей комнаты (прощай, милый компьютер! в твой монитор я еще не успела насмотреться как следует, а уже тебя покидаю...), а еще краем глаза видела по "Культуре" "Пеппи"! - ее опять показывают, и я поумилялась:).
Прохфессор оказался порядочным человеком, и я сегодня не феминистка.
Вы прочитали краткую сводку о положении дел на восточном фронте (с переменами!), и теперь я пойду спать, чтобы завтра покурощать с новыми силами.

Дождь-дождь, лужи на асфальте,
Мокрые колеса, черная вода.
Во всех краях - дождь, встречным посигнальте -
Укажите им дорогу в никуда...
(с) Олег Медведев
say in jest

(no subject)

Про то, как очень молодые училки парятся в институте решила тоже писать:).
Успела уже повякать у профессора (бывшего разведчика)… но дело в том, что он спрашивал, а никто не отвечал (ну, почему-почему у меня такой длинный язык?), поэтому я что-то тихо заявила про конституцию Александра второго, а оказалось, что начал ее писать первый. Поэтому я облажалась. Хотя потом он сказал, что в общем-то я была права, но я бы все равно не сумела это аргументировать (откуда он знает?!). Затем он почему-то резко перескочил на независимость Польского государства, и спросил – что было с Финляндией? Я опять вякнула: «автономия», а затем он все время спрашивал меня (и уже то, что я не сильно хорошо знаю).
Все остальные ели кириешки, смотрели в мобильные телефоны, в окна, а за ними «весело» стучал отбойный молоток и так солнечно шумели свеженькие тополя.
Если бы у меня была такая ученица, как я сама, - я бы ее едва терпела.