Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

last spring

Дни мая

Телефон съел все фотографии поры цветущих груш, и я убита горем. Благо, остаются яблони, которые не зацвели ещё... под моим окном одна трепещет бледно-розовыми лепестками, которые сегодня сечёт то дождь, то снег...
А вообще-то сейчас всё так:


say in jest

From всё, что я пишу, with love

If I lay here
If I just lay here
Would you lie with me
and just forget the world?

О, если я останусь здесь,
И если лягу на дорогу,
Поляжешь ли со мною ты?
А мир нас подождёт немного

(надеюсь, Snow Patrol и их "Chasing Cars" меня простят...)





(фотограф: Галя Двоеглазова)
Collapse )
say in jest

"друзей моих прекрасные черты появятся... и растворятся снова"

"...и, мудрая, я позабуду тех, кто умерли или доселе живы"
(с)


А сегодня была весна - как-то я переусердствовала с теплом. И все мои говорили: совершенно не зимний день рождения получился... и золотое солнце, которое яростно лизало сугробы, постаменты, ограды, парапеты, льдины и стёкла. Ветер швырял нам в лицо снег, но свет (да и снег) были уже вполне мартовскими. И этот ветер и вкус потеплевшего марта с шестнадцатью градусами мороза... мы замёрзли, но тем затяжным всепроникающим весенним холодом, который не даёт в марте гулять подолгу.

Майя подарила мне гигантскую конфету, а под обёрткой оказались полосатые гольфы. В одном был запрятан белоснежный валяный чехол, в чехле... калейдоскоп. Настоящий, из детства! Но не из дешёвой пластмассы и бумажки, а как-будто деревянный - с выпуклой линзой на конце... такой был у девочки из фильма "Сезон орфографии", и я о таком и не мечтала даже.

Но моя беда в том, что я ни о чём не мечтала - поэтому всегда удивляюсь, когда всё это ко мне приходит. И меня это пугает: в восемнадцать лет так много хочется, а потом всё меньше и меньше - и уже давно совсем ничего, и я всегда удивляюсь, когда читаю у кого-то о том, что чего-то хочется...
-Как бы я хотела чего-нибудь хотеть, - невольно произнесла недавно моя подруга.
-"Мне хочется того, чего на свете нет", - застучало у меня в висках.

Лучший Друг подарила мне зонт-трость "хэппи рэйн" - чёрный с золотой тесьмой по краю и... кучей бисеринок-висюлек. Он элегантный, прекрасный и... махараджаевский - под таким мог бы ходить слон Мартин.

Ещё у меня есть ретро фотоальбом в хрустящей кальке, огромная коробка с шёлковой чёрной лентой, бледно-палевая роза и куча мелочей.
"свой тайный смысл доверят мне предметы", - и глажу пальцем гладкую поверхность трубы-калейдоскопа и втыкаю в сугроб острый конец зонта...

Да, в "Киото" мне подарили жемчужно-серебристую коробку хэнд-мэйд конфет, которые есть, конечно, грех, но зато можно будет показывать правнукам как бренд навроде "метрополя" или "гранд-отеля".

Все сошлись на том, что день был странный. Мы довольно долго месили бескрайние снега, но дошли до внезапного заграждения - полосатой ленты. Подумали и... пошли обратно по своим же следам. Если вы думаете, что на острове, на котором мы не встретили ни души, нельзя встретить поклонника Ярославны - вы ошибаетесь. Мы его встретили. На острове. Зимой. Да.

Небо было золотисто-розовым, облака - фиолетовыми, а вязь от самолёта - арабской (по слову говорливой Ярославны). От воды в полынье тянуло кинжальным каким-то холодом, который не позволял долго пинать снег ногами с моста и любоваться, как он красиво вьётся над чернотой и камнями, которые лежат на дне со дня сотворения острова, и они-то знают и видели поболее нашего - но молчат и виду не подают.

Мы ходили в странный страшный дом - там были чугунные перила, деревянные прогнившие и обмороженные подоконники, лёд, камень, дерево и тьма... мы с Лучшим Другом торопливо щёлкали затворами фотоаппаратов и целеустремлённо лезли наверх. Это редкое парадное не было забрано металлической дверью с кодом, и мы не могли упустить такую возможность.
-Мы постоим на стрёме! - с энтузиазмом предложила Ярославна.
-Мне интересно, что будет делать тот, кто стоит на стрёме? - сдержанно поинтересовалась Лучший Друг.
я: -Плакать и хватать за полы того, кто попытается войти

Сегодня не опоздала я одна.
-Как вы думаете, это говорит о чём-то? - произнесла я задумчиво.
Филибер: -Это то, что ты на уроки не будешь опаздывать, что ли? - Нет. Не говорит.
Тихо вздохнула.

Мы затаились и ждём перемен... которые всегда приходят, поэтому нужно выбирать их добровольно, чтобы потом не было так больно.
И мы их выбираем. Где мы будем на следующий год? - в каком составе мы будем встречаться? - с весной или даже ближе к концу зимы начнутся разъезды, отъезды и перелёты. Последний год был подарен мне бонусов в небесном супермаркете, куда я забрела, чтобы купить немного траурных декадентских лет, а вместо этого получила лишний год молодости и лёгкости. Он закончился, а это значит... "что пора писать поэму в песен двадцать пять" - брякнул Пушкин c полки.
-Ну, поэму погожу ещё, но... надо уже возвращаться к мудрости, печали в тиши библиотек.

-А вспомните, как было хорошо - было утро первого января... мы сидели тут, ели улиток и мидий, - говорю я дома.
-Можно всё повторить? - грустно спросила мама. - Только мы бы купили побольше арбидола и как-то подготовились...

Дома у нас все болеют, и я невольно думаю, как сильно отличается этот день рождения от прошлогоднего... словно, тогда всё было впереди, а теперь - хлоп! - и опять всё позади.

Передо мной опять открыты чертоги той темноты за окнами, и я вглядываюсь с них со смешанным чувством неизбежности и печали.

Филибер тут обронил у Хелен: - Аня, мне все твои герои сейчас очень нравятся... они хорошие. Пусть они подольше останутся.
-Да, мне тоже они нравятся. А больше нам никого и не надо, правда?

Чтобы, Господи, покой и воля, работа и дети, дети и книги, а больше ничего и не надо. Видишь, даже полосатые носки есть... ты же сам лучше знаешь, что мне надо, я же тебе говорю...
say in jest

Въ ея салонъ

Салонъ (0 высказыванiй)
тишина
Въ салонѣ пусто, дремлетъ только всѣми оставленная пожилая княжна.

Высказаться|Демонстрировать
Демонстрировать


Фильму Фотокарточку Композицiю


* Высказать мнѣнiе
Как вы уже догадались... контактъ таки покорил моё холодное сердце... а просто это, оказывается!..
say in jest

Градьюэйшн 2009 - флэшбэк ту грэйт моумэнт

"...And enterprises of great pitch and moment, with this regard their current turn away and loose the name of action".

(c) Shakespeare

- оу уат джой форэври гёл энд бой - ноуин дэахэппи эндэсэйв...

Пост называется "не скажу, но покажу":) - разжилась фотоаппаратом Ярославны:
мне очень нравится, как это всё выглядит - хотя бы с эстетической точки (а то я на все свои выпуски и впуски одна в джинсах приходила:), и раз нельзя показать со "звуком", то покажу просто несколько моментов... самых ярких:)




Collapse )
say in jest

(no subject)

«И еще мне врезалась в память одна прогулка по Воробьевым горам, - да, к счастью, сохранилась и довольно подробная запись о ней. Мы встретились, как всегда, у входа в Парк культуры и отдыха и пошли вдоль Москвы-реки по аллеям, то спускаясь к воде, то уходя в глубь парка.
Парк не был тогда еще весь залит асфальтом, как нынче, и было много заросших тропок, особенно в глубине, в Нескучном, ближе к Воробевым горам. А Воробьевы горы были не нынешние, Ленинские, с громадой Университета, закованные в бетон, а те, довоенные, где все – от вчера, ничего – от сегодня. Неметеные дорожки, засыпанные листьями, покосившиеся бревенчатые домишки, палисадники за частоколом в желтых, уже пожухлых осенних цветах, тяжелые черные лики подсолнухов, склоненные под бременем зрелости, - подмосковная деревенька, пригород!
Дворовый пес, гремя цепью, облаял нас, и сразу загремели цепи в других дворах, и разноголосый лай растревоженных псов несся нам вдогонку, и мы уходили гуськом по узенькой тропе, обсаженной деревьями, уже почти успевшими облететь.

(Мария Белкина «Скрещение судеб»)



Когда я прочитала это в первый раз, то видимо тайно пожелала себе такую же прогулку, потому что осуществилась она уже пару лет, и оставалось только ходить и мысленно сравнивать: вот этого изумрудного льда станции тогда не было, синее стекло метромоста тоже из 21-го века, фигурка Ники над парком еле различима, но я всегда знаю, что она там. Но вода такая же ледяная, гора такая же высокая и заросшая осенним лесом, в пруду все те же утки, их кормят все те же бабки, а руки-ноги все такие же ледяные.
У меня даже остались фотографии той осени, потому что я тогда вся была под ударом этих сусальных березок и все время снимала (как иностранка), а в беседке парка был привет от злобного Властелина Колец: "Фродо - лох. Саурон". Согласитесь, приятно осознавать, что Саурон здесь был - в Нескучный сад гулять ходил!:)
И мне удивительно: куда из парков подевались все гипсовые скульптуры? - неужели сбежали? И все время мечтаю найти пару из моего детства: танцующие мальчик и девочка. Их в начале девяностых убрали от дверей городской детской больницы, и мы с мамой все ждали, что их отреставрируют и привезут обратно, а их не привезли.
А еще я люблю находить засыпанные землей фонтаны, которые теперь уже даже не клумбы. Раньше в каждом таком фонтане стояло по мраморному мальчику, а в Крымском Кореизе (дворец Дюльбер)фонтаны были самые роскошные: изогнутый (умирающий!) лебедь и резвые, парящие дельфины... были и другие, но я не помню.
После этих фонтанов (заросших, засыпанных, потерянных) фонтаны на ВДНХ и Петергофа вызывали лишь вздох: не те! - потому что тех уже нигде нет, а эти еще есть!

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный рой сомнамбул, пьяниц,
в ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

(И.Бродский)


А потом память быстро переносит на Ордынку, которая должна быть только «Ардынкой» (потому что Ардовы), в любое время года любимую. Там всегда видно в конце улицы храм Василия Блаженного, но если обмануться (а это так приятно!), то можно думать, что это Спас-на-Крови. И двор с калиткой, и Анна Ахматова, застывшая видением Модильяни, но там долго нельзя, потому что сильно захочется из Замоскворечья в Тарусу, где есть самый красивый памятник и самая тихая осень.

И все это настолько переплелось, что фонтан из Женевы вырывается из Москвы-реки, а потом опять спускается под воду, чтобы вынырнуть в Неве.

И каждую осень я возвращаюсь на "осень" назад, а потом еще на одну (покуда хватает памяти), - единственная возможность увидеть "со стороны" - на расстоянии. Тогда я вижу себя Амели с волшебным фотоаппаратом, а потом себя школьную с самодельной камерой-обскурой, в которой я ничего не могла разглядеть (впрочем, руками я тогда ничего делать не умела, и камера вышла кособокой).

А в этой осени моя ученица Кудряшка – та, которая с "кайедоскопной позоной тубой" и пластмассовым вертолетом, на парапете фонтана, смотрит на струи и машет мне рукой - щелк! - еще один кадр в мой внутренний фотоальбом.