Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

fall

(no subject)

В самолёте, который обратный и ночной, читала Томаса Харди (Гарди). Поняла, что нужно купить какую-нибудь книжку, чтобы не сойти с ума от скуки и желания спать - я совсем не умею спать в самолётах, автобусах, машинах, и т.д.
Примерн знала, что это за книга, но... конечно, вызвала она бурю чувств, обид, застарелого горя и наивного клокотания юности и желания справедливости. Поняла, что похоже на "Догвилль" - история о том, как долго и мучить хорошего человека, а он потом вдруг сорвётся в конце. Интересно, что главная героиня действительно добрый человек с каким-то хорошим началом, стержнем, способностью любить и прощать. У меня самой нет такого стержня внутри (там явно гуляющая ось), поэтому мне было очень больно читать, как все её осуждали за "роман" с мужчиной намного старше и опытнее её, за рождение внебрачного ребёнка, которого нужно было скрывать. У героини бестолковая и безалаберная семья, но один раз я была согласна с её матерью, которая воспротивилась, чтобы Тесс рассказывала новому жениху о своём - о ужас! - порочном прошлом.
Но Тесс очень честный и хороший человек, поэтому... всё сама испортила, ибо её возлюбленный тоже идеалист. И, разумеется, он сразу её демонстративно разлюбил и далее мучил остаток книги.
Это мне напомнило Сельму Лагерлёф, где Анна Сверд тоже остаётся этакой соломенной вдовой с кучей приёмных ребятишек на руках. И надо как-то жить и работать (всех кормить), когда тонко чувствующий муж странствует годами по свету. Тут у девочки (возраст там, понятно, как у моих учеников) на руках осталась мать, куча братьев и сестёр, нужно было похоронить пьяницу-отца... и всё, как встарь, мост Ватерлоо и страдания героини Вивьен Ли в культовом фильме. И не в одном, кстати... Потому что заработать честным трудом на содержание такой огромной семьи нереально, если ты молодая одинокая девушка. Но конец был какой-то соврешенно безумный, кровавый и жуткий. Но зато я держалась в вертикальном положении и с открытыми, ладно... полуоткрытыми глазами. И снимала шляпу перед талантом автора, который так разберидил душу, вызвал столько гнева и горечи в сердце. Ибо там основной мотив, который Лолита у Набокова, печально подвела в итогах: - Ты? Ты просто разрушил мою жизнь, а он... он разбил мне сердце.
И тут совсем не замечаешь злодея этого романа, ибо он просто по краешку сознания герони прошёл, а надломил и разрушил всё именно тот, кого она полюбила. И... чего уж там - заставил потерять себя: ждать, любить и преданно следовать, если позволят. Опять же я пересказываю современные тренды - заботиться о себе, найти счастье в себе, любить только себя, бла-бла-бла... а в литературе считается, что это и есть та самая любовь, которая одна на всю жизнь:

calm

(no subject)

Ну, чё? В Красноярске вчера было плюс десять, но солнышко, к Иркутску солнышко убрали, но я благоразумно и ожидаемо надела куртку в самолёте, как и все. А ещё тут дождь, ветер, а тополя уже ржавые все. Сегодня достала колготки, свитер, осенюю юбку и ботиночки.

Зато на работе велели три дня посидеть дома, т.к. я после разъездов. На самом деле восемь самолётов - это, конечно, имеет... так сказать. На фоне самолётов всё фигня, ибо ты там ведь даже не шесть часов тусуешься, а ещё в аэропорту часа два-три, ибо едешь с запасом... А я и рада - даже никаким ученикам писать не хочу... совсем. Хотя, конечно, это-то надо бы по земным и понятным причинам. Но в такую погоду хочется сидеть, завернувшись во всё теплое и не жить активно. Совсем.

Мама спросила, взвешивалась ли я?
-Да я не знаю, сколько была... на операциях я брякала, что во мне 53 кг на 170 роста, и каждый раз спала на часок дольше (я не против!).
Потом я всё-таки заинтересовалась и влезла: почти пятьдесят четыре. Короче, Крым идеален для отдыха - визуально я стройняшка с приятным цветом лица, но поздоровее и потяжелее.
sky

(no subject)

В Симферополе было смешное: нашла свободное кресло кое-как, села (там ввозят и вывозят Боингом 777, поэтому это были сотни тысяч людей), папа перекладывает гаджеты из сумки в рюкзак, рядом бабушка смотрит-смотрит и говорит: - Девочка, ты тут посидишь ещё часок?
-Конечно! Вещи покараулить?
-Да я вот пакет оставлю, но вы место занимайте - деда-то посадить надо!

Когда это седьмой самолёт, то находишь уже даже лежачие места в аэропорту. Серьёзно.
Collapse )
april

(no subject)

Подсчитала, что сейчас будет мой шестой самолёт за этот месяц, осталось потерпеть ещё два до дома:). Это, видимо, расплата за тот бонус, что я живу рядом с аэропортом (пять остановок). Или десять минут на такси, но стоит дороже, чем до работы доехать, которая с обратной стороны, и все мы входим в седьмую зону аэропорта, где жить нельзя, но как-то так вышло, что все живём и к гулу самолёт относимся как к тиканью часов.
В Партените я первое время реагировала на колокольный звон двух церквей и монастыря, а через несколько дней привыкла и... воспринимала их как фон - как перезвон колокольчиков в пасторальной Швейцарии, где ты под этот перезвон просто живёшь с утра до вечера (коровы ночью спать ложаться:).
А вообще я устала и хочу домой даже. На работу не хочу (её техническую часть), а вот просто домой - очень. К воде, холоду, интернету.

Да, заметили, как быстро горло проходит, если несколько дней прожить на ЮБК? Лекарство основное тоже сократилось до обычных доз, ибо бока мои не мёрзнут - тут на любом камешке сиди и грейся как у нас только в трамвае зимой... И давление у меня ни разу не поднималось... Мама смеётся: - Ты просто не работаешь!

И это, правда, подозреваю.

say in jest

(no subject)

Первую ночь здесь было смешно: ворочаюсь и думаю - разлетались самолёты... В городе нет аэропорта - откуда бы они тут? Мешают. Странно, почему дома не мешают? Над моим иркутским домом примерно все самолеты жмут педаль газа и резко летят вверх. Это не Москва-Питер, где вниз-вверх, вниз-вверх... И так до бесконечности. А тут самолёт в пустоте тупо садится и тупо взлетает (других самолётов в этот момент в небе всё равно нет). Лежу и думаю: - Может, чужие самолёты бесят как чужие дети? Свои самолёты не раздражают, а раздражают чужие? Может, у меня что-то с нервами?
-Это явно были военные самолёты.
Наутро в новостях читаешь, что это военные истребители ночью репетировали дозаправку.
Успокоилась - то есть всё нормально. Чужой звук.
А сейчас опять лишь вопли чаек, но под них можно спать как младенец.
Ещё трамвай тут брутальный и грохочет, а не звенит. А вообще всё иногда так похоже на Иркутск, смешанный с восточным Берлином, что странно... А вот и наш серый дом:
calm

И опять второй Иркутск (давно не виделись... приехали... полетели)

Люди рождются и умирают, пандемии приходят и проходят (Европа, давай, приходи в себя! - я смотрю чемпионат и киваю, когда Аня Щербакова растерянно и чуть иронично говорит: "стою тут в маске... с микрофоном разговариваю..."), карты и государства менят свои очертания, морщины прорезают мой лоб вдоль и поперёк, а часовщик с ювелиром в магазине "Олень" так и сидят. И я несу свои часы, чтобы вставить батарейку за сто писят рублей, как и десять лет назад... и пятнадцать. И двадцать.С ювелиром у меня не сложилось в жизни - всё, что я ему приносила, ремонту не подлежит. "Бижутерию я не беру" - важно говорит он, а я удивлённо поднимаю бровь и молчу, ибо ломается-то как раз именно она... Пока ювелир смотрит телевизор и ест бутербродики, часовщик смотрит сквозь лупу на мои какие-то часы в жизни, а до этого я традиционно гуляю по 1-ой Советской, ибо обед, в который я непременно попадаю: гуляю, жду, пинаю лёд снег, глазею в витрины, пью кофе в кондитерской и ем пирожное "картошка". И вздыхаю, ибо хочу избавиться от щёк, а это подразумевает отказ от пироженок. А на днях Сильвия Сандерс и её мама постраяпали торт в десять этажей и кусок завернули мне. То есть у меня нет возможности сокраить объём щёк, - сами видите.
-Не кормлю вашего кота, девушка! - сообщил мне сосед. - У него скоро морда треснет. И на деревья он плохо взлетает от собак - его зад перетягивает... вообще его беда, что он добрый и доверчивый. Ко всем людям идёт.
-И клянчит вкусности возле магазина, - киваю я. - А ещё я заказала ему ошейник!
-Ну-ну, поглядим! - говорит сосед, а потом идёт, насвистывая, убирать ёлку. Да, вчера у нас во дворе выкинули новогоднюю ёлку.
Эти районы 50-60-ых, где я с детства обретаюсь, передвигаяясь от Аэрофлотской к Театру Кукол до Площади Декабристов и обратно, мне мил именно своей "кукольностью" домиков. Ибо в пятидесятые любили небольшие домики, которые сейчас иногда пытаются обновить, окрашивая в нежно-розовые, фисташковые, жёлтые и бледно-голубые цвета... во Втором Иркутске это смотрится ужасно мило и гармонично - на днях я туда утром ехала, и сердце замирало от нежности арок громадных светлых балконов, окрашенных в солнечно-жёлтые и охристые цвета... всегда странно, почему там всегда нужно повернуть? и почему нельзя ехать прямо?.. все и всегда поворачивают куда-то направо и вбок, чтобы уткнуться в серые ворота со знаком авиазавода, а потом ты едешь мимо пожарки 30-ы годов, а перед ней растут старые рябины и тонкие сосны... затем появляется мой любимый скверик 50-ых, на который я любовалась из окон больницы как-то раз, и там белеет силуэт не девушки с веслом, но молодой женщины с младенцем... у нас в Иркутске мало подобного сохранилось, ибо мы категорически не советский город, а капиталистический, купеческий, какой-угодно другой... и мне очень нравится эта молодая женщина и её силуэт. Напротив неё магазины, и я быстро кручу головой, т.к. вот уже и перекрёсток... и салатово-зелёный громадный дом... там все дома громадные - и персиково-терракотовый - с квадратами по верхнему краю... и лимонно-жёлтый, и громады серых арок, а над ними пара этажей грубо-красного кирпича, не покрытых штукатуркой, но мне очень нравится это сочетание - словно на "сталинку" поставили "хрущовку", а верх покрасили ржаво-кровавой краской... эти брутальные дома с непременными газгольдерами во дворе занимают целый квартал обычно... если на Сибирских Партизан повернуть голову, то между домов мелькнёт церковь Рождества, похожая на храма_на_Нерли, и я не могу думать об упавшем в том месте самолёте в тот момент... просто больше ни о чём не могу думать... а ведь прихожане этой церкви как-то туда просто ходят и ни о чём думают, и для них церковь уже просто часть пейзажа. Потом будет перекрёсток, где уже 70-ые так сильны, что я стараюсь "промотать" это место, повернув голову, чтоб видеть "Кафе" и его жестяную вывеску... а потом уже корпуса и фабрику-кухню завода, стеллу, похожую на шлем сурового гондорца - с крылышками по бокам и очертания военного самолёта, нацеленного носом и каждым стальным нервом в ярко-синее небо... и так мы делаем дугу, чтобы плавно подъехать к ДК, похожему на летающую тарелку - это странный и революционный конструктивизм, ставящий меня в тупик. И несбывшаяся мечта, ибо напротив стоят весёленькие голубенькие бараки, покрытые деревянной чешуей... на самом деле там лучше, чище и аккуратнее, чем в центре города, где много сайдинга, обуглившегося дерева, грязи, завалившихся деревяшек... но здесь всё настолько новенькое - с иголочки - ибо из века двадцатого, а не девятнадцатого, что чувствуешь себя немного чужой.
Но потом автобус плавно поворачивает на улицу, где мелькает ограда комсомольского парка, аллеи, милые бюргерские коттеджики, белоснежные ворота стадиона и... думаешь:
-Это все мое родное
Это Родина моя...



Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

За сборную России (о'кей, Морис - Грузия, но я про то, что у нас тут не Швеция и не локдаун, у нас тут первая версия Швеции, когда они хотели жить на всю катушку но что-то не сложилось, а мы радостно воплотили их пример в жизнь!) я реально переживаю не в плане фигурного катания - за него я спокойна. А переживаю о том, что не слишком реально все эти пожелания ЧМ выполнить: не касаться бортиков, чехлов, коньков, курток... не трогать руками тренера, друг друга... если трогать вещь, то поливать потом антисептиком... боже. Мне кажется, что это будет самым трудным.
А шутка в том, что Морис Квителашвили полетит другим самолётом, чем его тренеры, т.к. они полетят самолётом для сборной РФ, ибо сейчас нельзя летать как заблагорассудится...

drink-drank-drank

Внезапное

Вчера иркутский паблик выложил "Жили-были семь Симеонов" (захват самолёта 8 марта 88-го года), который я много лет не пересматривала, но неожиданно пересмотрела все полтора часа почти... это документальный фильм 89-ого года от восточно-сибирской кинохроники, и он намного лучше, чем нашумевший фильм с Мордюковой. Ибо тут-то всё правда - вот он наш аэропорт, вот наш город, Рабочее, и улица Детская, где стоит этот зелёный дом с белыми наличниками... и церковь. Только церковь с тех пор восстановили, да трамваи уже не рижские (вагончики), а так - всё осталось по-прежнему... вот сквер Кирова (там вообще ничё не меняется никогда), вот Карла Маркса... столько метров и километров плёнки было потрачено на этот джаз-бэнд. Моя мама ещё на их концерт ходила. А вот дом на Синюшке, где им государство квартиру выделило... с аркой - и там гуляем... всё словно из жуткого голливудского фильма, но всё близко, и всё стоит... на настоящий момент (21-ый год) из тех одиннадцати детей в живых остались лишь двое-трое.

И смеюсь: на съемке суда в зале много людей, а каждая вторая женщина - моя мать. Ну просто все эти огромные очки и взбитые волосы... а мужчины - герои из сценок Лапенко. И такая ещё другая речь... и ограда нашего аэропорта. Многих возмущает безалаберность досмотра - как-то же семья пронесла на борт самолёта бомбу в контрабасе и обрезы... но вот только вчера я сама впервые попала в досмотр в иркутской области на вокзале. До этого года я туда просто входила как в магазин. В любую дверь. И выходила. Вообще без проблем. А теперь надо закладывать время на досмотр как в аэропорту... и выкладывать ключи-телефоны-мелочь на тарелочку. Досмотр - штука так себе, ибо я так и не добилась того, чтобы мой рюкзак перестал звенеть - там на дне могло звякать всё, что-угодно... в моём детстве и ещё в 90-ые в аэропорт можно было просто ходить и смотреть на самолёты с широкого балкона на поле... или сквозь большие стеклянные окна. И никакого сайдинга и высоких заборов... всё, как-то просто и легко - в дотеррористическую эпоху.

А семья эта ужасно похожа на многие знакомые семьи. С властной "итальянской" матерью. И это такой клан, в котором ты своим не будешь... и от скольких родителей учеников я примерно такого сценария могу ожидать - любим только своих, а остальные так... массовка. И если будет нужно - пойдём по трупам.

И странно поверить, что со времён главной страшилки моего детства уже тридцать три года прошло....
American dream

(no subject)

Занесло меня сегодня в ТЦ за пару часов езды по пробкам от моего дома... Давно я никуда не ездила и с ужасом вспомнила, каково это... Хотя можно даже было порой представлять, что автобусы и маршрутки стоят не в пробках, а в лесу, и ледяные ветки ёлок отпечатались на стёклах... Чем дальше от центра - тем больше, милая сердцу и Тэффи, - "мерзость запустения". Только огорчила старушка-нищенка на входе - она совсем плоха, тк уже с трясущейся головой и плохо одета (привет себе через сорок лет!)... И я даже порадовалась за нашу старушку (к каждому ТЦ прилагается старушка), тк она плотненькая ещё, прилично одета, стоит с полудня до половины пятого с перерывами, а потом едет идёт на остановку. Едет домой на трамвае. Нет, я не расспрашивала, где она живёт, но меня веселит, что работаем мы с ней иногда даже синхронно... И она ещё в той здоровой степени маразма, как бабушка моя была в последние годы. Приношу я этой плотненькой чай в стаканчике, и она деловито спрашивает: - С молочком?
Я расхохоталась и порадовалась, что она ещё молодец и держится. Теперь всегда ей приношу ещё стаканчик с молоком отдельно, тк не знаю, где там у нас купить "два в одном".
Ну, а мне сегодня пришлось играть в аэропорт
... с тех пор как аэропорты мира стали неотличимы от торговых центров - это легко:
Collapse )