Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

calm

И опять второй Иркутск (давно не виделись... приехали... полетели)

Люди рождются и умирают, пандемии приходят и проходят (Европа, давай, приходи в себя! - я смотрю чемпионат и киваю, когда Аня Щербакова растерянно и чуть иронично говорит: "стою тут в маске... с микрофоном разговариваю..."), карты и государства менят свои очертания, морщины прорезают мой лоб вдоль и поперёк, а часовщик с ювелиром в магазине "Олень" так и сидят. И я несу свои часы, чтобы вставить батарейку за сто писят рублей, как и десять лет назад... и пятнадцать. И двадцать.С ювелиром у меня не сложилось в жизни - всё, что я ему приносила, ремонту не подлежит. "Бижутерию я не беру" - важно говорит он, а я удивлённо поднимаю бровь и молчу, ибо ломается-то как раз именно она... Пока ювелир смотрит телевизор и ест бутербродики, часовщик смотрит сквозь лупу на мои какие-то часы в жизни, а до этого я традиционно гуляю по 1-ой Советской, ибо обед, в который я непременно попадаю: гуляю, жду, пинаю лёд снег, глазею в витрины, пью кофе в кондитерской и ем пирожное "картошка". И вздыхаю, ибо хочу избавиться от щёк, а это подразумевает отказ от пироженок. А на днях Сильвия Сандерс и её мама постраяпали торт в десять этажей и кусок завернули мне. То есть у меня нет возможности сокраить объём щёк, - сами видите.
-Не кормлю вашего кота, девушка! - сообщил мне сосед. - У него скоро морда треснет. И на деревья он плохо взлетает от собак - его зад перетягивает... вообще его беда, что он добрый и доверчивый. Ко всем людям идёт.
-И клянчит вкусности возле магазина, - киваю я. - А ещё я заказала ему ошейник!
-Ну-ну, поглядим! - говорит сосед, а потом идёт, насвистывая, убирать ёлку. Да, вчера у нас во дворе выкинули новогоднюю ёлку.
Эти районы 50-60-ых, где я с детства обретаюсь, передвигаяясь от Аэрофлотской к Театру Кукол до Площади Декабристов и обратно, мне мил именно своей "кукольностью" домиков. Ибо в пятидесятые любили небольшие домики, которые сейчас иногда пытаются обновить, окрашивая в нежно-розовые, фисташковые, жёлтые и бледно-голубые цвета... во Втором Иркутске это смотрится ужасно мило и гармонично - на днях я туда утром ехала, и сердце замирало от нежности арок громадных светлых балконов, окрашенных в солнечно-жёлтые и охристые цвета... всегда странно, почему там всегда нужно повернуть? и почему нельзя ехать прямо?.. все и всегда поворачивают куда-то направо и вбок, чтобы уткнуться в серые ворота со знаком авиазавода, а потом ты едешь мимо пожарки 30-ы годов, а перед ней растут старые рябины и тонкие сосны... затем появляется мой любимый скверик 50-ых, на который я любовалась из окон больницы как-то раз, и там белеет силуэт не девушки с веслом, но молодой женщины с младенцем... у нас в Иркутске мало подобного сохранилось, ибо мы категорически не советский город, а капиталистический, купеческий, какой-угодно другой... и мне очень нравится эта молодая женщина и её силуэт. Напротив неё магазины, и я быстро кручу головой, т.к. вот уже и перекрёсток... и салатово-зелёный громадный дом... там все дома громадные - и персиково-терракотовый - с квадратами по верхнему краю... и лимонно-жёлтый, и громады серых арок, а над ними пара этажей грубо-красного кирпича, не покрытых штукатуркой, но мне очень нравится это сочетание - словно на "сталинку" поставили "хрущовку", а верх покрасили ржаво-кровавой краской... эти брутальные дома с непременными газгольдерами во дворе занимают целый квартал обычно... если на Сибирских Партизан повернуть голову, то между домов мелькнёт церковь Рождества, похожая на храма_на_Нерли, и я не могу думать об упавшем в том месте самолёте в тот момент... просто больше ни о чём не могу думать... а ведь прихожане этой церкви как-то туда просто ходят и ни о чём думают, и для них церковь уже просто часть пейзажа. Потом будет перекрёсток, где уже 70-ые так сильны, что я стараюсь "промотать" это место, повернув голову, чтоб видеть "Кафе" и его жестяную вывеску... а потом уже корпуса и фабрику-кухню завода, стеллу, похожую на шлем сурового гондорца - с крылышками по бокам и очертания военного самолёта, нацеленного носом и каждым стальным нервом в ярко-синее небо... и так мы делаем дугу, чтобы плавно подъехать к ДК, похожему на летающую тарелку - это странный и революционный конструктивизм, ставящий меня в тупик. И несбывшаяся мечта, ибо напротив стоят весёленькие голубенькие бараки, покрытые деревянной чешуей... на самом деле там лучше, чище и аккуратнее, чем в центре города, где много сайдинга, обуглившегося дерева, грязи, завалившихся деревяшек... но здесь всё настолько новенькое - с иголочки - ибо из века двадцатого, а не девятнадцатого, что чувствуешь себя немного чужой.
Но потом автобус плавно поворачивает на улицу, где мелькает ограда комсомольского парка, аллеи, милые бюргерские коттеджики, белоснежные ворота стадиона и... думаешь:
-Это все мое родное
Это Родина моя...



Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

За сборную России (о'кей, Морис - Грузия, но я про то, что у нас тут не Швеция и не локдаун, у нас тут первая версия Швеции, когда они хотели жить на всю катушку но что-то не сложилось, а мы радостно воплотили их пример в жизнь!) я реально переживаю не в плане фигурного катания - за него я спокойна. А переживаю о том, что не слишком реально все эти пожелания ЧМ выполнить: не касаться бортиков, чехлов, коньков, курток... не трогать руками тренера, друг друга... если трогать вещь, то поливать потом антисептиком... боже. Мне кажется, что это будет самым трудным.
А шутка в том, что Морис Квителашвили полетит другим самолётом, чем его тренеры, т.к. они полетят самолётом для сборной РФ, ибо сейчас нельзя летать как заблагорассудится...

drink-drank-drank

Внезапное

Вчера иркутский паблик выложил "Жили-были семь Симеонов" (захват самолёта 8 марта 88-го года), который я много лет не пересматривала, но неожиданно пересмотрела все полтора часа почти... это документальный фильм 89-ого года от восточно-сибирской кинохроники, и он намного лучше, чем нашумевший фильм с Мордюковой. Ибо тут-то всё правда - вот он наш аэропорт, вот наш город, Рабочее, и улица Детская, где стоит этот зелёный дом с белыми наличниками... и церковь. Только церковь с тех пор восстановили, да трамваи уже не рижские (вагончики), а так - всё осталось по-прежнему... вот сквер Кирова (там вообще ничё не меняется никогда), вот Карла Маркса... столько метров и километров плёнки было потрачено на этот джаз-бэнд. Моя мама ещё на их концерт ходила. А вот дом на Синюшке, где им государство квартиру выделило... с аркой - и там гуляем... всё словно из жуткого голливудского фильма, но всё близко, и всё стоит... на настоящий момент (21-ый год) из тех одиннадцати детей в живых остались лишь двое-трое.

И смеюсь: на съемке суда в зале много людей, а каждая вторая женщина - моя мать. Ну просто все эти огромные очки и взбитые волосы... а мужчины - герои из сценок Лапенко. И такая ещё другая речь... и ограда нашего аэропорта. Многих возмущает безалаберность досмотра - как-то же семья пронесла на борт самолёта бомбу в контрабасе и обрезы... но вот только вчера я сама впервые попала в досмотр в иркутской области на вокзале. До этого года я туда просто входила как в магазин. В любую дверь. И выходила. Вообще без проблем. А теперь надо закладывать время на досмотр как в аэропорту... и выкладывать ключи-телефоны-мелочь на тарелочку. Досмотр - штука так себе, ибо я так и не добилась того, чтобы мой рюкзак перестал звенеть - там на дне могло звякать всё, что-угодно... в моём детстве и ещё в 90-ые в аэропорт можно было просто ходить и смотреть на самолёты с широкого балкона на поле... или сквозь большие стеклянные окна. И никакого сайдинга и высоких заборов... всё, как-то просто и легко - в дотеррористическую эпоху.

А семья эта ужасно похожа на многие знакомые семьи. С властной "итальянской" матерью. И это такой клан, в котором ты своим не будешь... и от скольких родителей учеников я примерно такого сценария могу ожидать - любим только своих, а остальные так... массовка. И если будет нужно - пойдём по трупам.

И странно поверить, что со времён главной страшилки моего детства уже тридцать три года прошло....
American dream

(no subject)

Занесло меня сегодня в ТЦ за пару часов езды по пробкам от моего дома... Давно я никуда не ездила и с ужасом вспомнила, каково это... Хотя можно даже было порой представлять, что автобусы и маршрутки стоят не в пробках, а в лесу, и ледяные ветки ёлок отпечатались на стёклах... Чем дальше от центра - тем больше, милая сердцу и Тэффи, - "мерзость запустения". Только огорчила старушка-нищенка на входе - она совсем плоха, тк уже с трясущейся головой и плохо одета (привет себе через сорок лет!)... И я даже порадовалась за нашу старушку (к каждому ТЦ прилагается старушка), тк она плотненькая ещё, прилично одета, стоит с полудня до половины пятого с перерывами, а потом едет идёт на остановку. Едет домой на трамвае. Нет, я не расспрашивала, где она живёт, но меня веселит, что работаем мы с ней иногда даже синхронно... И она ещё в той здоровой степени маразма, как бабушка моя была в последние годы. Приношу я этой плотненькой чай в стаканчике, и она деловито спрашивает: - С молочком?
Я расхохоталась и порадовалась, что она ещё молодец и держится. Теперь всегда ей приношу ещё стаканчик с молоком отдельно, тк не знаю, где там у нас купить "два в одном".
Ну, а мне сегодня пришлось играть в аэропорт
... с тех пор как аэропорты мира стали неотличимы от торговых центров - это легко:
Collapse )
catch the sun

ул. Просвещения, д.14

Прочитала про это здание здесь, на фейсбуке, узнала адрес и... наконец специально туда приехала.
Обалдеть, да? Мои фавориты: жираф, кот, лягушки и бабочки. Жаль, что здание скоро снесут. Не спрашивайте... ничего не спрашивайте - у нас в Иркутске принято сносить прекрасное, т.к. русские люди - страшные люди, любящие сайдинг и декоративный камень. Вот и всё.


Collapse )
calm

(no subject)

Как я уже писала по тэгу "авиазавод": в России масса подобных городков, но у нас, чтобы попасть в детство или в собственные сны, то надо всё-таки отъехать на небольшое расстояние. Очень люблю ездить в Ангарск, но можно на час ближе - в Иркутск-2: на излёте советской эпохи мы туда ездили в магазины, и раз даже купили мне набор деревянных кубиков, некрашенных, оживлённых обжигом... из них можно было строить средневековую крепость. А сейчас все промышленные места как раз выглядят немного спящими, но опять же... собаки и дети бегают, самолёты летают (звук совсем чужой, т.к. это военная авиация, а не самолёты, которые взлетают и садятся над нашим домом - у нас нарастающе-затихающий гул, а тут какой-то... короче, туда-сюда), моя любимая улица авиастроителей, но ещё я люблю - Сибирских партизан. Она такая стройная, высокая, возвышенная. А если повернуть голову, то увидишь и отблеск, и взблеск, и тень креста на церкви. Часовня стоит на месте падения самолёта Руслан. И тот же "дорогораздел", что и в Ангарске - новые дома и новый квартал. К нему тоже можно привыкнуть, тоже можно полюбить. Тем более, что сегодня вдруг увидела больше остатков дореволюционных домиков, и отличный крепкий дом с каменным подклетом. Дом уютный, "вкусный": красный! весь покрыт деревянной резьбой, подклет побелен, а вниз ведут ступени - там кафе-позная. И это хорошо.

Погулять немножко:


Collapse )
lily of the valley

(no subject)

Это сбудется, сбудется, сбудется,
Потому что дорога не кончена.
Кто-то мчится затихшей улицей,
Кто-то бьётся в дверь заколоченную...
Кто-то друга найти не сумел,
Кто-то брошен, а кто-то устал,
Но ночная дорога лежит
В тёплом сумраке августа...

Разорвётся замкнутый круг,
Рассечённый крылом, как мечом.
Мой братишка, мой лётчик, мой друг
Свой планшет надел на плечо...
Сказка стала сильнее слёз,
И теперь ничего не страшно мне:
Где-то взмыл над водой самолёт,
Где-то грохнула цепь на брашпиле...

Якорь брошен в усталую глубь,
Но дорога ещё не кончена:
Самолёт межзвёздую мглу
Рассекает крылом отточенным.
Он, быть может, напрасно спешит
И летит совсем не ко мне.
Только я в глубине души
Очень верю в хороший конец...

Владислав Крапивин
april

(no subject)

Героя повести "Самолёт по имени Серёжка" мама звала "балконный житель". Вот теперь я тоже немного балконный житель, а не только лишь котики:



Collapse )
sleeping

(no subject)

Раньше я смотрела на карты флайтрадаров - над Европой или Китаем сотни тысяч самолётиков - это просто какая-то невероятная кишащая гуща... и один или два самолёта медленно-медленно ползут над нами... сейчас точно так выглядит карта распространения вируса. Точно так.
У нас сбоку подбираются Томск и Красноярск, в Забайкалье одиноко висит тот китаец из Читы, который давно вылечился и отправился домой, но... мы все уже знаем, что вскоре тоже официально отметимся на этой карте, но уже не от иностранных туристов, а от родных - внутренних.
last spring

(no subject)

Закольцована жизнь, как мои трамваи... поймала себя на забавном чувстве, когда шла утром - в сиянии дня - на уроки в школу, а над Депутатской увидела серебристую рыбку самолёта, заходящего на посадку (там до аэропорта пара сотен метров), а вечером увидела в том же месте одни огни от самолёта... сам самолёт съела тьма.

Какую-то пожилую женщину сегодня сбил насмерть трамвай номер шесть, и было странно на нём вечером ехать. Вернее... пытаться, т.к. трамваи встали. Хорошо, что уроки уже закончились.
Часто вспоминаю, как герой повести "Якорное поле" катался по кольцу, слушал мамин голос в записи. Потому что мама умерла, а голос остался... а потом голос возьми да и скажи несуществующую остановку. И всё. Надо бежать, искать, что-то делать... и все твердят, что ты сошёл с ума, голос сменился, никакой новой станции между "Эстакадой" и "Площадью карнавалов" нет никакой станции, но безумная надежда заставляет шевелиться и преодолевать всё - даже прыгать в тоннель и мчаться вперед, отчаянно надеясь, что через несколько сотен метров стена сбоку откроется и... будет несуществующая станция.

Короче, опять катаюсь по кольцу, веду уроки, которых прибавилось на четыре в этом полугодии. Учусь закольцованности жизни, короче говоря.