Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

drink-drank-drank

И о погоде:

Одна радость - в трамваях включили подогрев сидений сегодня. А ещё... клещи проснулись. Шутим:- вот, что значит качественное биологическое оружие времён Второй Мировой, а?.. Никакой снег им не страшен. Сховаются под снегом и... опять начнут свою подлую деятельность. Первый укус уже зафиксировали.
Да, у нас объявили, что в апреле все дружно и всюду идём учиться, но... если кто-то хочет сидеть - сидите до 12-ого апреля. Но, конечно, как в Великобритании, ситуация может и поменяться... опять шучу, что это внеплановый слёт шаманов с обрядам на время отсрочил вспышку в области и Бурятии:))))).

april

(no subject)

Коллега: - У меня ощущение, что мы теперь в какой-то деревне живём...
Это она про то, что школа переехала. А мне нравится! И радостно, что как раз не нужно ездить в центр города, который любят мои друзья, но так не люблю я... не видеть больше ни широкой и загазованной улицы Ленина, ни пустоватый и серый сквер имени Кирова, ни серую площадь Сперанского, ни полуразваленную трубу ТЭЦ, ни брутальную набережную, ни улицы без снега, ни вечную пробку на Бытовой-Чкалова. Так, оказывается, я это всё в глубине души... не любила, что выдохнула с облегчением.
Лучшим Друг с молодым человеком теперь живёт... в одном доме с Филибером. Но в разных подъездах. Не сговариваясь! И я подхихикиваю, т.к. последние тридцать лет ребята всё говорили, что "у моей подруги такая же неудобная квартирка, как и твоя - тёмная, маленькая, тесная...", т.к. жили в своих деревянных домах, но... взрослая жизнь и любовь к центру города взяли верх - живут в одной хрущовке. И уже, как и я, ценят уют и шаговую доступность. Тем более, что хрущовка кирпичная и четырёхэтажная - всё не так страшно. Но понимают многие это только после тридцати, да.

Обкатывала вчера новый маршрут - запустили 63-ю маршрутку, которая, вроде охватывает и Эталон, и театр Кукол, и рынок, и Красноярскую, и 30-ой Дивизии, и Волжскую... всё, что хочешь, короче! Но... она так долго катается по всяким красным казармам, ИВАТУ и прочим злачным местам - почти до взлётно-посадочной полосы аэропорта, что... кажется, я повязана с 5к на всю жизнь - там три остановки от дома до работы. И трамваи. На трамваях закольцована моя жизнь - как и на этом районе, где осталось так мало деревянных домов и лиственниц - Иркутск исконный, исходный... потом идут редкие милые сталинки - лимонные, розовые, фисташковые... одна почему-то стоит пустая - без окон и без дверей, что странно, ибо в двухэтажных домиках жить приятнее, а уж особнячки вообще все оприходованы в этом районе. Школа теперь тоже располагается в сталинке 54-ого года и... мне это здание кажется огромным как театр.

Мне нравится идти по морозу по черноте и серости льда... нравятся глыбы сколотого льда (дворники долбят его на пластины), нравится февральское шуршание гирлянд над цветочным магазином - сосульки качаются от ветра, звёзды, месяцы, сапожки, сердца и яблоки. Нравятся кисло-сладкие запахи от ресторана "Пекинская утка", что на углу Лыткина, нравится ярко-жёлтая сталинка, где в подмороженное деревянное окно в белой раме, а внутри - тёплый бок тёмно-красного термоса из детства с нахлобученным серебристым стаканом сверху...
Дома я постоянно вытряхиваю из кошачьей поилки квадраты идеального льда с иглами мороза внутри. Наполняю заново и... потом забираю очередную глыбу льда. Коты успевают попить сразу, как я им выношу воду.

Другая коллега, подвозя меня к дому: - Когда у вас эти наледи собьют? Тяжело по этим волнам скользить!..
-Когда их собьют - будет хуже. Тяжело съезжать с краёв этих "льдин" на асфальт - и высоко.

Нравится, что иногда встречаются какие-то серые и унылые коробки не-пойми-каких домов, наверное, это что-то вроде "брежневок", коих фактически нет в Иркутске, очень нравятся дома конца восьмидесятых - из оранжевого кирпича, с не плоскими крышами и белыми бетонными лоджиями. Сама я родилась в таком доме. Ночью разбуди-спроси: Омулевского пять, квартира 14, - отвечу.
Родилась-то я, разумеется, на Волжской - почти в той больнице, где я этим летом лежала. Как и все дети конца восьмидесятых, кто не родились во 2-ом Иркутске... но имею в виду первый земной адрес, конечно же.

Весь этот район состоит из детства. От деревянных редких домиков до современных домов из начала нулевых - с металлоконструкциями на крышах и дурацкими ротондами. И современной коробочной застройки. Во дворах стоят тёмные живые ёлки, воткнутые в сугробы, мрачно шелестят дождиком и мишурой на ветру... потому что домоуправления в этом году все озаботились и... успокоились. Теперь, видимо, до марта эти ёлки будут шуршать. Но их интересно рассматривать, т.к. их наряжали всем двором - поэтому там либо советские игрушки, либо - китайские.

Пытаюсь понять состояние января. Видимо, в определённом возрасте уже радость, если ничего не болит. Серьёзно. А у меня почка, тьфу-тьфу, после санатория работает как часы - даже ночью работает. Это очень, очень много значит и... в общем, человеку ничего не надо - лишь бы денег хватало на поесть, на проезд и... на всяких врачей, которых я пока оттягиваю, но... уже записалась, а значит, что вроде и всё делаю, что положено.

Мне иногда кажется, что мне сейчас лет семьдесят, и у меня бодрый возраст, когда много вспоминаешь детство, но в принципе даже интересуешься настоящим - например жизнью своего района. А вылазки в свет и в центр - ну их совсем.
Радует, что выгляжу я не на семьдесят. Первый класс - сильное косметическое средство. Там в любом случае молодеешь лет на двадцать пять, а ещё много прыгаешь лягушечкой и зайчиком. Ах, да... уточка. Ещё уточка. И обезьянка. Кто там у них любимые?..
say in jest

Тосканские и швейцарские леса вокруг Иркутска

Луга мутило жаром лиловатым,
В лесу клубился кафедральный мрак.
Что оставалось в мире целовать им?
Он весь был их, как воск на пальцах мяк.

Есть сон такой, — не спишь, а только снится,
Что жаждешь сна; что дремлет человек,
Которому сквозь сон палит ресницы
Два черных солнца, бьющих из-под век...

SAM_9160.jpg - яблоня полусухая. Сидела под ней и смотрела на лес, где родители искали свои шесть грибов (в целом нам на "пожарить" больше и не требовалось к ужину), а потом увидела, как гудящий самолёт сбросил на лес парашютиста... поздно спохватилась и достала фотоаппарат:
Collapse )
out of the sun

"Ну как у тебя там? - Всё нормально, падаю!"

Сегодня была тяжелая экскурсия - сгоняла с двумя пятыми классами в Ангарск. и сегодня недобрые (реально злые и... бедные? голодные? должна же быть разумная причина) тетеньки в одном музее. У нас такая работает при Доме Офицеров. Тоже больная, бедная и несчастная.
Тётки всех строили, призывали молчать и вести себя как в ритуальном зале. А ещё не рассказывали ничего того, что.... наверное, известно почти всем. Краткий обзор истории в период с июня 41-го по май 45-го.
А я вчера ночью смотрела "В бой идут одни старики", смеялась, сопереживала и думала:
- Какие они живые, яркие ("Макарыч, принимай аппарат, махнул не глядя. Извини, танка не было"), дерзкие ("я мог бы, конечно, и больше мессеров сбить, но вы, товарищ командир, своим нижним бельем распугали всех немцев"), какой стильный и современный фильм!.. Какие молодые и сильные все!..
И какие недобрые драконы попадаются в пыльных ковровых дорожках всех музеев боевой славы, где ничего нельзя трогать...

Грустно, что на детей у меня терпенья золотые горы, а вот на взрослых - слёзы, вскипающие в уголках глаз и... полная потеря тормозов. Как будто не запрограммировано у меня терпеть их... причуды. Или хамство. С детьми - нет проблем. Думаю, не надо говорить, что дети в своей дебильной простоте не могут спокойно реагировать на какие-то незнакомые слова, чтобы не извратить их во что-нибудь неприличное? Но тут я твёрдо всех ставлю на место, объясняю, перехожу к следующей теме, всех оглаживаю руками - буквально. Терпеливо разворачиваю лицом к плохому экскурсоводу в музее, помогаю найти место в гардеробе, место в столовой, отвечаю на сто пицот вопросов... А на тёток у меня ничего не остаётся... и на унылые музеи со стеклянными витринками - тоже.

Но было и забавное. Захожу в один из автобусов, а главный экскурсовод (каждый из нас им бывает - кто отвечает за документы/деньги) спрашивает мужчину-учителя: - Вы какой предмет ведёте?
-Историю.
Та поворачивается ко мне и выпаливает: - Это Анна! Ваш экскурсовод!
Мысленно посмеялась. Но поскольку я сама вела историю у старшеньких - мне не тяжело.

teddy

(no subject)

Случилось время гламурных ужинов и завтраков, но это просто мама одного ученика подарила мне клубнику. Съела половину, т.к. мне и вообще её нельзя, но... когда она так рядом лежит - кто может удержаться? Половину отдала ученице, у которой мама недавно угощала меня ананасом. И огурцом, купленным на южном рынке накануне урока (самолёты решают всё!). В итоге, этой весной я чувствую, что в обмене натурой есть свои прелести - не всё же проматывать статьи в интернете из серии "что взять с собой в бомбоубежище?". Словом, carpe diem. Ну, и неподражаемый 4-ый класс, который вдохновляет меня всегда:

SAM_5173.JPG

Collapse )
say in jest

(no subject)

Папа укатил путешествовать, оставив нам две банки с краской. Покрасить пол. Открыли, а она... АЛАЯ. Ярко-алая. Как пол на ледополе (не ледоколе, а ледополе!) Ангара, блин. Или на крейсере Аврора, что ли?.. Может, такой пол был в кабинете Троцкого? или Ленина? - не знаю, но подозреваю.
Короче, покрасили половину комнаты, мама ржёт и плачет, а я говорю - тебе надо белый ковёр, кушетку, белые свечи, чОрные барные стулья и... будешь творить ХЮГГЕ. В лучших скандинавских традициях. ХЮГГЕ - это так модно, что наши умники в Иркутске со своими бородами, лофтами и лампочками безнадёжно далеки от этого хайпового направления.
Ну, или откроешь паб. Или бар. Или проведёшь литературный вечер... такой - настоящий. Без кирпичей, бородатых мужиков, шляп, очков... а также без сбитого линолеума, офисной плохой мебели, микрофонов, пожилых женщин, затянутых в синтетический шёлк, чтения с листа и прочих атрибутов бюджетного лит.вечера. Прикинь, а? - и вообще, пой мне ещё: "Что тебе снится, крейсер Аврора?" - сказал я, орудуя кистью. А мама так смеётся, что почти плачет, но смеётся.
say in jest

(no subject)

Валя-Вайолет, получив серебряную медаль, растерялась, подойдя к микрофону, но сказала: - Да... да... вот, да. Этого я и боялась, что сейчас не смогу ничего связного сказать, слишком всё неожиданно. Впрочем, всё, как обычно, чудеса.

Это мне сильно понравилось. Возьму на вооружения "чудеса, как обычно").
out of the sun

выпускной в детском садике Светлица

у И.Ф на фронте раз выдался свободный день, когда она ушла подальше - купаться... а после возвращалась, обмотав голову полотенцем, украсив цветком шиповника... и её даже не стали ругать (их старшина для меня идеал педагогики! - ведь школьники в батальоне... и то, как они растеряли пилотки, прыгая в грузовике за грецкими орехами, а он молча выдал им новые... и случай, когда одна девочка соврала, что не знает, чья это нечищенная винтовка... а он сказал, чтобы она никогда больше не говорила неправду, и стало стыдно и ясно, что он, в отличае от девочки, помнит, какой у её винтовки номер..).
И в тот вечер. И.Ф шла и думала - кругом волшебство... что-то чудесное будет!.. ничего не случилось, но день этот запомнился навсегда.

Вот и у меня этим летом... сплошные обыкновенные чудеса. Нэнси вчера приходила к моей работе - прощаться, а перед отъездом подарила мне... красный двухэтажный автобус. ещё один.
Прошлым летом я рыдала не только над собой или умирающей бабушкой, но и над автобусом - Нэнси подарила, а я - тут же потеряла...
Ещё она оставила мне четыре английских короны - как раз по числу моих выпускников в садике... той тонкой папиросной бумаги, что сразу в клочья, а дети, соответственно, сразу в слёзы...
Красная корона порвалась у меня в руках, когда я короновала Ревекку, но хорошо, что она взрослая девочка - подождала, когда я её склею тут же - в сумке всегда лежит клей-карандаш для таких случаев.
Она же - явление белого платья в синих веерах и белого банта в белых кудрях - подарила мне букет жёлтых хризантем (обожаю жёлтые цветы!)., и я услышала, как отец, шурша в коридоре бумагой, выбирая букет, говорил: этот - твоей любимице...

Молодая красивая мама А., с которой мы учились на семинаре, подарила такой роскошный шоколад, что есть мы его будем на дне рождении Л., ибо это произведение искусства надо есть в компании - это не шоколад, а торт, украшенный кусочками фруктов и ягод... написано золотыми буквами, что делают такую красоту в Будапеште.
Бабушка А. подарила мне иконку "неувядаемый цвет" - чтобы я "так никогда и не постарела".
Воспитатели и повар положили мне тортиков на дорожку, и домой я шла какая-то совсем смущённая - Ревекка меня обняла на прощанье так, что я почувствовала - вот и она старше... как Лиза в Бэбилэнде, которая установила надо мной неназойливую опеку, будучи трёхлетней, но чутьём каким-то определив, что она крепче стоит на земле, чем анна андреевна...

И шла я домой красивая - в синем сарафане, а в руках - жёлтые цветы с жёлтой лентой, вьющейся по ветру.
Таким я запомню очередной выпуск "Светлицы" - уже третий...
И полыхая щеками - столько хороших людей меня любят, что неудобно - ведь я так и не встретила маму Аюны, чтобы поблагодарить за сюприз, который она оставила в Бэбилэнде конца года: алая коробка, наполненная голубыми лепестками, под ними - вышивка... часто видела, что она вышивает бисером в коридоре, пока ждёт дочку, но не знала, что это будет...

И неловко от того, что я не умею улыбаться и говорить с детьми как с детьми - т.е приподнято весело, но мне везёт с тонко чувствующими родителями, прощающими мне эти недостатки.

Словом, иногда надо прыгнуть с десятиэтажки, чтобы новая жизнь всё-таки пришла. Всё с теми же героями, которые, как Ревекка, знают меня много лет - и в горе, и в радости.
out of the sun

"О доблестях, о подвигах, о славе я забывал на горестной земле..."

С 2013 года не было приступов, а тут - пожаловал. Даже обрадовалась - стало быть сердце у меня есть. Два года тишины слегка нервируют, поверьте.
Правда, вчера я зачем-то сдуру ответила на сообщение Пети Второго, с которым я встречалась два раза в жизни в прошом году, а сегодня он опять написал (зачем? - видимо, за тем, зачем я пишу мальчикам, которые меня не любят - из чувства противоречия в природе).
Но я стала сострадательнее, печальнее и добрее. Вот, пожалуйста! - сердце у меня совершенно точно есть, болит, противно тормозит. И в голове всегда прокручиваются два возможных сюжета: либо я терплю-терпелю до приезда "скорой", а потом они делают ЭКГ (пятьдесят процентов вероятности, что томограф не работает - это карма моя), а потом везут в больницу. Там они не делают ЭКГ, т.к. уже ответственно спасают мою жизнь, ибо я терпела-терпела, ничего не делала, а сердце выдаёт 200 ударов в минуту, а пока эксперсс-лаборатория и транспортировка меня в отделение - уже и двести, не хочу даже думать, сколько... на другое утро мне делают ЭКГ, чтобы подарить на память, а смысла в ней уже нет. Т.к. кардиолог всегда жаден до ЭКГ, сделанной в момент приступа (а она остаётся на память "скорой"). Словом, или вся эта скукота невероятная, или я начинаю истерично махать руками, судорожно кашлять, задерживат дыхание, пережимать артерию, а потом весь день ходить слегка опухшей плюшкой, но... зато сегодня испекла пирог, приготовила обед и прогулялась на рынок. И завтра пойду в гости..
Короче, вряд ли в ближайшие годы я захочу этих развлечений, которые "положены", а буду тихим образом всё делать партизански и "неправильно" (врачи сейчас считают, что самодеятельность - это плохо; а до этого - сами меня научили этой самодеятельности, которая меня выручает почти два десятка лет). Главная мысль поста, впрочем, о том, что я не так холодна и бессердечна, какой себе кажусь.

Или это меня так по-хорошему поразил отрывок из письма И.Ф. о девушке Эле, которая приехала с задания, но не вышла из машины... а когда подбежали - она была мертва. Ей было 23 года, повезли на вскрытие в госпиталь. Если бы это была бомбёжка - то было бы не так страшно. Оказалось, что у неё был порок сердца, а на фронт она попала, обманув комиссию, подослав вместо себя сестру, с которой были похожи.
Когда её хоронили - гроб несли на руках - не стали ставить в грузовик; пришли много местных - женщины были обмотаны чёрными платками, а в могилы втыкали тонкие горящие свечки. Это было где-то между бесконечными мадьярами и чехами (на этом этапе армия двигается так быстро, я что я довольно быстро стала путаться, но запомнила только Трансильванию из-за названия).
say in jest

(no subject)

Aqui se queda la clara,
la entra?able transparencia
de tu querida presencia
Comandante Che Guevara.


"Дорогая старуха!
Пишу тебе эти пылающие мартианские строки из кубинской манигуа. Я жив и жажду крови. Похоже на то, что я действительно солдат (по крайней мере, я грязный и оборванный), ибо пишу на походной тарелке, с ружьём на плече и новым приобретением в губах — сигарой. Дело оказалось не лёгким. Ты уже знаешь, что после семи дней плавания на «Гранме», где нельзя было даже дыхнуть, мы по вине штурмана оказались в вонючих зарослях, и продолжались наши несчастья до тех пор, пока на нас не напали в уже знаменитой Алегрия-де-Пио и не развеяли в разные стороны, подобно голубям. Там меня ранило в шею, и остался я жив только благодаря моему кошачьему счастью, ибо пулемётная пуля попала в ящик с патронами, который я таскал на груди, и оттуда рикошетом — в шею. Я бродил несколько дней по горам, считая себя опасно раненным, кроме раны в шее, у меня ещё сильно болела грудь. Из тебе знакомых ребят погиб только Джимми Хиртцель, он сдался в плен, и его убили. Я же вместе со знакомыми тебе Альмейдой и Рамирито провёл семь дней страшной голодухи и жажды, пока мы не вышли из окружения и при помощи крестьян не присоединились к Фиделю (говорят, хотя это ещё не подтверждено, что погиб и бедный Ньико). Нам пришлось немало потрудиться, чтобы вновь организоваться в отряд, вооружиться. После чего мы напали на армейский пост, несколько солдат мы убили и ранили, других взяли в плен. Убитые остались на месте боя. Некоторое время спустя мы захватили ещё трёх солдат и разоружили их. Если к этому добавить, что у нас не было потерь и что в горах мы как у себя дома, то тебе будет ясно, насколько деморализованы солдаты, им никогда не удастся нас окружить. Естественно, борьба ещё не выиграна, ещё предстоит немало сражений, но стрелка весов уже клонится в нашу сторону, и этот перевес будет с каждым днём увеличиваться.

Теперь, говоря о вас, хотел бы знать, находишься ли ты все в том же доме, куда я тебе пишу, и как вы там живете, в особенности «самый нежный лепесток любви»? Обними её и поцелуй с такой силой, насколько позволяют её косточки. Я так спешил, что оставил в доме у Панчо твои и дочки фотографии. Пришли мне их. Можешь писать мне на адрес дяди и на имя Патохо. Письма могут немного задержаться, но, я думаю, дойдут"

(Че Гевара - Ильде)