Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

april

Кореиз, май 91-го года: Ялта, парус... а я - Поночка

В какие-то моменты вдруг осознаёшь, что человек вообще другой эпохи. И странно, что меня ещё бабушкой не называют... нет, серьёзно. Во время покупки какого-нибудь гламурного торта - на какую-то долю секунды вспомнишь собственное детство и... удивишься. Мы с мамой отдыхали в 91-ом году в Крыму. У меня оттуда три фотки: из Кореиза. Одна сделана у фонтана с лебедем (я очень его полюбила), возле Дюльбера (я упорно говорила "ДюльБАР", а ещё мне там виделись "амазонские окна"... и помню, что там над входом вязь "Да благословит Аллах входящего сюда"), а ещё одно фото сделано у Ласточкиного гнезда. Путёвка у нас была одна на двоих, порция в столовой - тоже. И я маме мотала нервы, что то не ем, сё не ем, ем всё, настроения нет - поэтому сижу под столом, трогаю ноги соседей и говорю, что это лошадки. Клянчила сливочное масло - в те годы его уже не было нигде, но я помнила, что когда-то было. Мама решила сделать мне приятное и сводила в бар. Там отстояла очередь и купила бутерброд: ломтик хлеба разрезан пополам, намазан тонким слоем масла, сверху - крошечный кусочек красной сухой рыбы и чёрная маслина. Маслину я отвергла, но остальное съела как лучшее в жизни пирожное. Пока мама стояла в очереди, я залезла в бассейн с красными рыбками. Стояла там по колено в воде и гоняла рыб. В Воронцовском дворце тоже были такие рыбки, но там явно нельзя было лезть в бассейн - верёвочки были натянуты... На обратном рейсе (тяжёлом и ночном, разумеется, ибо эти долбаные пять тысяч км до Москвы мне и сейчас тяжело всегда даются) я разревелась и заорала, что этот самолёт разобьётся к чёртовой матери, и все пассажиры перепугались. Одно хорошо - забрали у мамы все сумки и велели просто заткнуть как-то этого ребёнка.
На фото в принципе видно, что у меня проблемы - и кошмарных истеричных детей в любые времена было предостаточно (всегда подбешивает, когда говорят, что сейчас дети какие-то не такие) - люди всегда одинаковые - бывают спокойные, бывают истеричные, воспитанные, злобные, добрые...

Впрочем, там на пляже работал один дяденька, который всегда говорил, что он Скрудж Макдак, я - Поночка. То есть я не всегда была злобной и безобразной - просто фотаться не любила.

А 91-ый запомнила тем, что в Кореизе были строители-югославы, которые быстро засобирались и поехали домой - там началась война, и даже я притихла, испугавшись.

P.S. Если кто-то из близких переживает, что у них ребёнок страшненький, то я со стопроцентной гарантией родителям торжественно обещаю, что так будет не всегда:



Collapse )
catch the sun

(no subject)

Турист спрашивает в церкви: - А куда свечку поставить, чтобы ребёнок на бюджет поступил?
Хорошо, что с детьми я подготовлена ко всему, правда?
-Это к Деве Марии, - ответила я быстро, ибо это была ближайшая икона с кругом для свечей.

А вообще жара сегодня стояла такая, что я просто покрылась прыщами, обгорела и напоминаю себе бледную варёную свёклу, выловленную из борща.

Дом Волконских в кои-то веки не орали: - Куда вы табором припёрлися, девушка, я вас запомнила, я бы вас больше на порог не пустила, и т.д., а рады русским туристам настолько, что приветливо сообщают на пороге: - Заходите, гости дорогие, всего двести рублей билет!
Всегда бы так. Туристы были счастливы, тк это место не испорчено пластиком, линолеумом и сайдингом (как некоторые) - там прохладно и вкусно пахнет!..
catch the sun

(no subject)

Дочитали с Агатой и Гордоном "Длинноногого дядюшку" в оригинале. Будь у меня родные дети - нипочём бы не стала им насильно своё впихивать. Ученики выгодно отличаются от родных детей именно тем, что, вроде, им положено...

Гордон, конечно, довольно быстро догадался, чем дело кончится, зато я радовалась, что Агата всему верит. Он вообще уже вырос, поэтому впал в то циничное и вредное состояние, когда постоянно говоришь гадости, насылаешь на всех чуму, мор и прочее. Умом я помню, что надо как-то работать с подростками, щадить их, понимать... вместо этого я веду себя как старая бабулька, которая постоянно бьёт его кулаком в бок и говорит:
- Да хватит уже!

Иногда он частит (как и все тринадцатилетние), несётся со скоростью курьерского поезда, заглатывая куски текста, читая с ошибками (легче убить, чем заставить исправиться!), но я не отстаю и читаю синхронно - просто правильно. Так мы занимаемся в жанре - кто кого переорёт. Короче говоря... орём как две чайки на мусорном баке.

Агата в такие моменты постоянно заходит в комнату - что-то взять и зависает так, как знаменитый Виктор Павлович в моём детстве. Этот учитель постоянно заходил не на свой урок - что-то якобы взять в шкафу и... зависал минут на десять.

С ними я всегда пою мои любимые песни, а сейчас наблюдаю, как трёхлетняя Вайолет улыбается и шевелит губами под "ain't no mountain high enough", и одобряет и маму, и детей... Сильвия смотрит сурово пару роликов, где оценивает героинь Джулии Робертс и Сьюзен Сарандон, а потом выносит вердикт:

-Ну... у них не злая мачеха. Нормальная. Молодая. А то, что они занавески над кроватью сорвали - так нельзя. Нельзя же?

Вайолет на днях стукнуло четыре года, а Сильвии - будет пять. Божечки, почти девицы на выданье, - я считаю. Иногда я подозреваю, что это складывается из суммы проведённых вместе часов - ни с кем, кроме родителей и коллег, я столько часов бок о бок в жизни не провела, разумеется. Хорошо, что они приятные всё люди, правда?

Хотя... подозреваю, что привыкнуть можно вообще к кому-угодно. Дело просто действительно в том, чтобы быть рядом - и в горе, и в радости. Как можно дольше.
Collapse )
вiдпусти

(no subject)

Ты раскрываешь цыплячьи клювы
именами «Ольга» или «Марина»,
произносимыми с нежностью только в детстве...

Иосиф Бродский


Вдруг с годами обнаружила приятный бонус от работы в школе. Даже, если в юности я встретила какого-нибудь Митрофана, который убивал детей и зверей или какую-нибудь дрянную (извините, не сдержалась) Авдотью, то через несколько лет я встречу ещё штук пять Митрофанов, которые разные - плохие, неплохие, отличные! И с Авдотьей будет та же песня... и те имена, на которые я когда-то реагировала так, словно мне в сердце всякий раз втыкают нож, а я должна делать вид, что со мной всё в порядке и продолжать функционировать в нормальном режиме, перестают болеть... и даже иметь значение. Короче, склоняюсь в итоге к Шекспиру "что есть имя? роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет...". И вообще перестала придавать значение именам. Ну, почти... понятно, что есть ученики, которые так прочно застолбили какие-то имена в сознании, что даже Митрофан и Авдотья бледнеют и отступают в прошлое. А вот некоторые товарищи... повлияли на меня так, что вряд ли я так
собственных детей или домашних животных назвала бы. Правда, мысленный рейтинг имён отличников у меня, к сожалению, тоже имеется. Скажем так: у Елизавет и Мирослав всех мастей больше шансов быть отличницами, чем у обладательниц других имён. Это довольно забавно, но думаю, что тоже не имеет особого значения.
Подозреваю, что к старости вообще мало, что будет иметь значение. И раньше-то к жизни не слишком серьёзно относилась, а чем дальше - тем больше.

конфекты

Третья месть Робера Путифара

Жан-Клод Мурлева напоминает мне фильм "Амели" своей манерой повествования:)
Тут учитель-неудачник (живёт с мамой!) пошел работать в школу, не зная таблицу умножения (сказка, ага, ибо его бы завернули на этапе студенчества), и дети стали его мучить. Мужчина этот не мог достойно ответить, ибо как раз в 60-ые годы во Франции отменили телесные наказания для школьников. Ни линейкой нельзя бить, ни на колени ставить, ни за уши драть. Пришлось ему отложить месть до пенсии.
Парень чист как невеста, дети тут поумнее, ибо они-то и без телесных наказаний ему жизнь отравили. Словом, захватывающая драма:
-Семь рыбок в тот день погибли.

Читала и смеялась, тк у нас в школе детский лепет, конечно же. Стоит мне выйти из себя, схватить по стола что-нибудь, чтобы начать лупить всех без разбору, то мелкие радостно предлагают разные предметы, чтобы отмутузить Иванова или Сидорова, а я начинаю смеяться, ибо не все предметы подходят, и всё получается глупее и хуже, чем в "Том и Джерри". В итоге... у меня потом делается хорошее настроение, и бить никого не хочется.
Но французы знают толк в мести!..

Collapse )
say in jest

(no subject)

С годами стала задумываться - зачем со мной дружат многие... мои друзья? Вот взять, предположим, моего Лучшего Друга. Она человек немногословный, и все наши встречи (с детства) сводятся к тому, что я заполняю пустоты дружеского молчания своей праздной болтовней. В школьные годы Лучший периодически подносила часы к глазам и сообщала: - Двадцать минут говоришь без пауз.
Абьюз? Токсичные отношения? - я сейчас понимаю, что это сплошь и рядом, если почитать интернет.
С годами концепция не меняется. Мы встречаемся - пару часов я говорю, иногда тактично помалкиваю (полминуты примерно), чтобы собеседник рассказал о себе, но мы слушаем пение птиц и... как-то никакой информации не следует. Пожимаю плечами, говорю дальше, а потом мы говорим: - Ну, пока!
И... расходимся. Почти как Дживс и Вустер.

Может, молчаливые люди получают какой-то свой личный профит? - вибрации воздуха, что-то такое?.. Или думают, что помогают мне выговориться... с них станется, кстати. Но я честно не знаю, что там у них творится, т.к. загадочное молчание ничем не перешибёшь.

P.S. Нет, мимоходом Лучший сообщила, что они с её парнем пойдут прям щаз и привьются. Не стала ехидничать: - А если у вас детей не будет? - меня Лучший стращала всякими ужасами про прививку и очень активно выступала, что, дескать, нельзя всякую дрянь-то колоть. А времена переменились и... самой не до детей! - но я благородно и рыцарственно промолчала. Вообще ни словечка не сказала.
вiдпусти

Мгновения города и лета

В одном из домов, там где кофе и сигарета
Те, кто придут узнать что нас нет — простят нас за это
В этом году такое жаркое лето
Там наверху тихо течет раскаленная крыша
Окна открыты, мышка спит
Будет гроза — молнии ждут сигнала контрабандиста
На глубине прорвется сквозь сеть твоя Altavista...

(с) Сплин


Гиперикум и львиный зев:



Collapse )
lily of the valley

(no subject)

Сильвия Сандерс смотрела со мной Аббатство Даунтон. Нет, не то, что я всем детям в четыре года его показываю, но она допытывалась, что это за доска со звонками в английском доме, и я вздохнула: - Сейчас покажу.
И... первую серию умяли. Пусть живёт теперь со знанием английской аристократической жизни. Сильвия всё сокрушалась про потонувший "Титаник": - Мне, вот, тоже нехорошо и грустно, когда сны плохие вижу.
-Боюсь, это не сон, а правда, - покачала я головой.
Повздыхали, и я подумала, что одного у Сильвии не отнять - она далеко не глупа. Ибо понятно, что с кем-то я читаю стишки про "би-би-би" и "хоп-хоп-хоп". Не на начальной стадии, а... довольно долго.

Агата, волнуясь: - А как эти бутылки понесут наверх? Сразу три? А если разобьют?
-Не волнуйся, никто не разобьёт бутылки с вином! - успокаиваю я дитя.



Collapse )
calm

(no subject)

Купила детям новую книжку. Агата обставляет комнату Её Светлости и комментирует:
-Она будет прыгать на кровати, а потом перепрыгивать на диван. Это трамплин будет... такая обстановка мне нравится!
Киваю, мысленно представляя леди Кроули, которая фигачит с кровати на диван и обратно.

angel

(no subject)

"Люди ехали на дачу. Был субботний вечер, а завтра по календарю начиналось лето.
Отправилась и я в поход со своими пионерами.
Мы плыли на лодке по светлой, покойной воде. Прошли вдалеке, возвращаясь в Москву из дневного рейса с Волги, белые теплоходы. На берегу за лесом играли в лагерях вечернюю зорю. Солнце село за дальние луга незамутненным, обещая на завтра хороший день. И радостно было знать, что утром, чуть снова взойдет оно, нам наконец откроются некоторые веселые тайны — те, что мы загадали для себя именно на этот день почти год назад.

Но у меня самой были к тому же особые основания считать сегодня жизнь прекрасной и ожидать, что завтра она будет еще лучше…

Утром я получила телеграмму от Амеда. Он дал ее с дороги, из Чкалова. Ясно и уже не раз представляла я себе, как он легко соскочил с подножки вагона, когда поезд еще не остановился, пробежал, всех обгоняя, по перрону, ловкий, смуглолицый, привставая на носки, вскидывая из-под длинных косых бровей блестящие глаза, ища вывеску «Телеграф». А потом, закусив тонкую губу, старательно выводил автоматической ручкой, которой так гордился: «Встречай воскресенье проведем вместе день противостояния самый большой день в году». «Эге, джигиты, видно, стали разбираться в звездах! — подумала я. — Мои астрономические увлечения захватили и Амеда». Хотя пока еще он явно путал противостояния планет и солнцестояние, которое наступало завтра
...

Невольно и я себе представила, как мы всемером пробираемся по темной, молчаливой, пустой Москве. И ни в одном окне ни огонька, и нигде ни живой души. А мы бредем всемером… Последние на Земле. Шесть пионеров и я — их вожатая…

— Фу ты, ерунда какая! — рассердилась я сама на себя и встряхнула головой.

В эту минуту мне послышался какой-то странный звук на водохранилище. Я прислушалась. Да! Где-то стучал мотор. Очевидно, по водохранилищу шел катер. Как я обрадовалась этому звуку! Значит, где-то в мире еще есть живая душа.

— Ребята! Скорей! Быстро! Зажигай костер, давай устроим из веток факелы!

Мы быстро навалили сухой валежник, поднесли спичку — костер сразу занялся. Взметнулось высокое пламя, а мы, взяв ветви, зажгли их концы и стали махать этими самодельными факелами.

Звук мотора приближался.

— Сюда, сюда! — кричали ребята, размахивая огнем. — Снимите нас отсюда, мы тут застряли!

...

Из темноты показался освещенный нашими факелами катер. Красным светом загорелись поручни, наши огни отразились в стеклах. Блеснули буквы: «Фламмарион»…

В темноте что-то кричали обрадованные ребята, потом я услышала очень знакомый голос:

— Сима!.. Сима Крупицына тут? Сима, ты где?

— Здесь, здесь я!

Глаза мои привыкли к темноте, и я рассмотрела Ромку Каштана.

— Ромка, здравствуй! Ну, спасибо, что пришел за нами. Как же ты узнал, где мы находимся?

— Наделали вы переполоху! — не слушая меня, сердито говорил Ромка. — Там ваши папахены-мамахены все с ума посходили. Тут и без вас сегодня у людей дел сверх головы, а еще извольте вас, халдеев, с милицией разыскивать! Хорошо, что хоть рыбак этот вас тут видел…

— Какой рыбак? Это который… — начал было Игорь и разом смолк.

— «Какой рыбак»! Видел вас тут один, что вы сидите на острове… Да, спасибо, Котька катер выпросил… Эх, вы… Такой у людей день, а вы чепухой занимаетесь…".

Великое противостояние, Лев Кассиль

Одна из любимых книг именно про 22-ое июня. Там нет никаких подвигов, а есть юная вожатая Серафима с подопечными детьми и... отвязный (буквально!) Игорь, который в походе спрятал лодку - мол, поиграем в робинзонов... а лодка уплыла. И они все двадцать второе июня просидели на острове, гадая, почему все вымерли..? И строили самые фантастические загадки на тему катастроф, вымершего человечества, эпидемий и прочих ужасов.