Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

magic

(no subject)

А кто опять требовал (не просил, а требовал!) сгущёнки? - Бенечка. Он всегда бьёт лапкой тех, кто ест сгущёнку. Варёную, обычную... или торт. Или эклер. Короче, фанат сгущёнки. Он может даже украсть банку. Запаянную он будет катать по квартире ночью, а стеклянную - тихо и безуспешно пытаться открыть.

Collapse )
teddy

(no subject)

"и другие возможности, которые мы все время видим краешком глаза, как видят соседа в купе, не вступая в ненужный разговор, и слышим, как слышат нелепую ссору в бистро, помимо своей воли, — все эти люди, так и не полюбившие нас до самой смерти, города, где мы не вдыхали кофейной горечи или дыма от сожженных листьев, кроны деревьев, куда мы не забирались, чтобы болтать ногами и глядеть сверху вниз, священные ямки, в которые мы не закладывали пуговиц и мертвых бабочек, слова, так и не произнесенные вслух, но напрягающие горло, да что там говорить, вся не коснувшаяся нас ойкумена, весь этот воздух, которым дышат, не задумываясь, — вот предмет для смертельной зависти вернутся. ад — это другие? да нет же, милые, ад — это другие возможности

и спорить со мной некому, оттого что никто, кроме данте, оттуда не возвращался, а ему, я полагаю, не до того"

Лена Элтанг

Под катом вёсны прошлых лет:


Collapse )
say in jest

(no subject)

Лучше всех в Доме Природы, что на Трилиссера (моя остановка почти - напротив архива, где я очень любила одно время сидеть вместо библиотеки - это было самое бюджетное и оригинальное моё хобби), конечно, обезьянка Лея, т.к. она отлично умеет забирать коробочку с соком из рук, взлетать молнией к себе на полку, шустро срывать с соломинки обёртку, лихо втыкать соломинку в коробку, а потом она пьёт сок и смотрит на тебя, подперев голову рукой. Считаю, что обезьянка Лея могла бы обеспечить себя соком на всю оставшуюся жизнь, если бы снималась в рекламе!.. Мои дети постоянно её вспоминают (с классом в Доме Природы почти все бывали):
-Бедная обезьянка! - как человек...
(мысленно добавляю - маленький или старенький)
-Там есть обезьянка, которая умеет аккуратно столовыми приборами пользоваться!
-Меня она... то ли пугает, то ли.. пугает - она такая человекоподобная! - уважительно заявила одна моя ученица.

В общем, я хохотала ужасно, когда это сама вживую увидела (год назад я подсела на ролики с этой обезьянкой, т.к. был карантин, было и ску, и гру, и некому ру...), даже не снимала, т.к. не до того было - просто стояла и хохотала сама собой. А ещё эта обезьянка почему-то вегетарианка. Поэтому ей можно приносить фрукты-овощи-орехи, йогурты и другие кисломолочные продукты, - такая вот она необычная барышня:



Collapse )
teddy

(no subject)

Четырёхлетняя Сильвия Сандерс порадовала меня, что захотела в книгу-альбом наклеить каток для белья. По-английски он почеу-то мангал... Поддерживаю в ребёнке хозяйственную жилку. Её сегодня ещё очень заинтересовали служанки.
-А если она не захочет делать то, что я скажу?
-Ну... она должна, т.к. это её работа.
-Она Золушка, что ли?
-Да, точно!
-А... как она прямо с нами жить будет? И всё делать? А хозяйка сама тогда что будет делать?
-Вышивать, печь кексики, рисовать, музицировать... прям как ты, - не сдержалась я.
(к чести Сильвии, должна отметить, она своими крохотными ручонками стряпает вкусные кексики и самостоятельно прибирает свою комнату, куда никого особо не пускает).
-Но мне бы понравилось звонить ей в колокольчик, - призналась Сильвия.
-Не сомневаюсь.

Collapse )
catch the sun

(no subject)

Борис (извините, от него некуда деться) проснулся в семь утра, и я удивилась его боевому настрою, ибо накануне он бы просто душка - душевно лежал на моей книжке, лежал на столе, пока я пила чай, не уходил, хотя он уже дождался, когда я поставлю ему тарелку на пол и вылизал сметану с вишнёвым соком от варенников (у меня Борис на первое, втрое и на третье - тарелки вылизывать горазд). Потом лежал в кровати, прижавшись щекой к моему бедру и смотрел ласково и печально. Утром настроение у него переменилось, и он пошёл в коридор орать. Подумала, что раз уж я проснулась - выпущу его. Через некоторое время отец прислал смс: - Соседка принесла позвонила в дверь в 7:45. Сказала, что Борис сидит под дверью. Сейчас принесу его к тебе.
После пришла ещё она смс: - Не смог донести. Он укусил меня и выскочил во дворе. Чувствую, что через какое-то время он опять посетит наш подъезд - там сосисками угощают.

Днём пришла с работы, покискискала в своём подъезде, развернулась и пошла к родителям. Из подъезда выскочил парень с сумкой (телефон? интернет?), нагнал меня и говорит: - Девушка, это вы кота ищете? Он в другом подъезде - я его там видел.
-А, спасибо, - равнодушно говорю я.
У парня удивлённый вид, ибо я что-то не струю слёзы благодарности, не радуюсь тому, что нашла кота... парень ведь не знает, что я в течение дня несколько раз нахожу кота!..
-Сходила в другой подъезд, где Борис зашухерился повыше и молчал. Он явно считает, что в этом подъезде лучше (сосиски! молоко!). Пошла на перехват. Потом мы опять встретили парня с инструментами.
-Нашли котишку-то своего? А вот и ладно! Вот и хорошо! - обрадовался паренёк, завидев, как мы вдвоём поднимаемся по лестнице.
-Где этот твой? - хмуро спрашивает мама вечером.
-Заблокирован дома. Удалось проскользнуть второй раз на работу, сунув ему йогурт. Пока он его пил - выскочила.

Collapse )
say in jest

(no subject)

Можно подумать, что с Бориской день был спокойный, да? Так вот нет. В обед позвонила мама - мол, приходи и забирай своего кота. Этот тип приехал к ней в гости на соседке Юле, которая упорно звонила в дверь и выдала маме на руки Бориса. - Доставка на дом, - говорит. Мама велела Бориске сидеть в подъезде, сама закрыла котов в спальне и впустила Бориса. Там он мотал ей нервы тем, что ходил как лев в клетке, орал и скучал. Мама сдалась и выпустила его в подъезд, снабдив миской с едой. Борис дождался меня и добровольно пошел домой ко мне. Вечером опять отправился гулять, а я была на работе, а потом у родителей. В полночь я засобиралась к себе и... кто меня ждал под дверью? Правильно. Ждал с комфортом. Выпросил где-то сосиску и тарелку молока. Чувствую, что у кого-то понос будет. Домой не хотел, ибо устроился он на всю ночь - смысл идти домой? Насильно пришлось тащить. Бориска сейчас сидит на кровати и дуется - я отдала остатки сосиски котам во дворе, а миску с остатками молока он у меня лапой выбил по дороге. Никому кота в деревню на Камчатке не надо? Хотя, боюсь, что он и с Камчатки домой придёт пешком.
lily of the valley

(no subject)

В зимние каникулы я посмотрела дораму по совету О.С. "Богиня огня Чжон" - про девушку-гончара. Вернее... сперва она маленькая девочка и... боюсь, что актриса-девочка мне нравилась больше, т.к. она... ну, короче, современные корейские дорамы меня портят, ибо герони там должны быть прекрасными как фарфоровые куколки, а если девушка смешная или щекастая, то я чувствую себя обиженной, разочарованной и обворованной (щекастая булка я сама, зачем мне такое показывают?). А там девушка даже не щекастая булочка, а такой мышонок с торчащими ушами: таких детей любят снимать в рекламе подгузников или детских пюрешек. Волосы у неё там чаще всего убраны, поэтому уши безбожно торчат... ну да не суть. Девушке приходится носить мужское платье, чтобы пробиться в святая святых - гончарные мастерские Пувона, где избранные счастливцы-гончары делают фарфор для самого императора и его семьи. И так... этак шестьдесят часов о трудном пути гончара. И о том, как сложно добыть глину, сделать глазурь, создать что-то новое, поразить всеобщее воображение, угодить психопату-императору (во время презентации чаши кто-нибудь непременно отравит кого-то из королевской семьи, а казнят тебя), короче... много суток я провела с королевскими гончарами Пувона, и меня уже не смущали ни торчащие уши Чжон, ни гад Ы Кан Чон, ни безнадёжная любовь урабони - братца Чжон, ни торчащие уши королевы (как два вареника), ибо красота её злого и алчного лица затмевала всё... странно, что там всегда даже злодеев любить начинаешь. Добрые там иногда подбешивают, а злодеи завораживают. Ещё там была предводительница гильдии купцов, похожая на Мэрил Стрип, и на её жизнь покушалась милая и славная девушка - такая милая и славная с первых нот, что я сразу поняла, что девушка окажется мерзавкой, а ещё там прекраснодушный и простодушный отец Чжон - в кои-то веки я была влюблена в корейского... не мальчика, но мужа, ибо он был толстенький и добрый - этот гончар быстро похитил моё сердце.
В этой дораме почти отсутствует романтическая линия. Этакая производственная драма. Сто серий про работу, - называется.
-Так ни одного поцелуя и не было, - написал кто-то в рецензиях. - Одни горшки у людей на уме.
Но... это совершенно не разочаровывало - там был такой захватывающий сюжет, такая драма, такая динамика, такой накал страстей, что я вообще не заметила, что мою любимую в жизни линию куда-то увели и нивелировали.

Короче, я теперь с более глубокой нежностью смотрю на все керамические изделия, что меня окружают. И представляю людей, которых их делали:



Collapse )
lily of the valley

(no subject)

Читаю вторую книгу про Оливию, где она нашла себе парня. Лет семидесяти с чем-то. Ну так и она сама пожилая вдова на пенсии, и её новый бой-френд ей вроде и нравится, но и презирает его немножко - т.к. у него всего пять месяцев назад умерла жена, и ему очень одиноко.
Там ведь автоматически подкрадывается мысль о том, как скоро потом заменят тебя саму... я злая, желчная тётка (не лучше Оливии), и меня эта мысль преследует всю жизнь - и со всеми. Ибо тяжелее всего признать факт собственной заменяемости всюду: работа, друзья, возлюбленные, мужья, жёны... может, только у родителей ты не заменим, если они старенькие и новеньких не нарожают уже...
Подумала, что даже в семьдесят и у меня будут те же проблемы: если со своими детьми я никогда не питаю иллюзий (большинство пушистых малышей тебя забудут через пару дней, большинство из них за конфетку лучшего друга продадут... но бывают и у них чудесные душевные порывы), а то, что у взрослых всё совершенно то же самое... я почему-то забываю. Возможно, вся беда в том, что нам всю жизнь вещают про равенство и братство в отношениях (любых), а мы, дурачки, верим. С детьми-то я знаю, что типа мудрее, великодушнее, старше и тоньше. Нет, конечно, просто делаю вид, что... Поэтому, если там кто-то оказывается умнее, тоньше, старше и сильнее меня - радуюсь. Со взрослыми бы так... чтобы не ждать от них каких-то морально-нравственных добродетелей, а радоваться малому - поделились конфеткой - умница, молодец, герой. Поражена в самое сердце. Когда дружили-дружили, перестали дружить, но замену тебе не через пару недель нашли, а через пару лет хотя бы. И хочется послать воздушный поцелуй и дать конфетку самой - восхищаюсь, снимаю шляпу, тебе - пятёрка.

angel

(no subject)

Ходили с Настичкой в "Перчини", где я год, наверное, не была, хотя это в том ТЦ, через который я каждый божий день хожу с остановки. Но на третьем этаже. Народу там меньше не стало, и это место, где мне, пожалуй, близок контингент: рядом либо мяукают, либо диван царапают, либо шумно втягивают макароны, либо надевают меню на голову. Короче, семейный ресторан. Там шумно, недорого и вкусно. В смысле, что мне удобно в такое место, где можно за один мой репетиторский урок (а я отнюдь не человек со степенью, а ближе к девушке-студентке) посидеть прилично: Настя умудрилась даже домой пиццы унести, т.к. большую брала, а мы вдвоём не съели. Правда... то ли январь, то ли вечер воскресенья так влияет:
-Есть у вас вот этот интересный коктейль с мартини, мандарином и розмарином?
-К сожалению... закончился.
-Ладно. Тогда просто апероль. Нет, не горячий, нормальный. И... вот есть у вас итальянский пирог с фруктами и мороженым?
-Закончился.
-А вишнёвая лазанья с маскарпоне?
-Закончилась.
-Хм...
-Давайте я вам перечислю то, что есть!
-Ну давайте, - киваю.
В итоге принесли мне мини-тортик, который я радостно колотила сверху вилкой, а эта башня из мажорного крема и безе рассыпалась эффектно, - как в детстве.

Потом вышли, надели маски (через ТЦ ж идти надо), вспомнили, что ещё пандемия, и обе начали вычитывать, сколько ещё будет обычной жизни, а когда опять начнётся... хотя, конечно, после того, как меня вписали в очередь на вакцинацию в клеёнчатую тетрадку в поликлинике, я могу быть спокойна, что сделала всё, что в моих силах.

Вечером был морозец, ветер, и у Насти на полушубке искрились снежинки.
-Господи, как хорошо, что бывает на свете зима, потому что кажется, что каждый вечер Новый год, праздник, сказка и каникулы, - подумала я.
lily of the valley

Самое любимое:

"В нашем детском мире - над ним - существовали взрослые. Где-то на Олимпе (в Консерватории) существует папа; он всегда занят, видим мы его только за столом.

Завтрак. Открывается дверь из Консерватории в нашу столовую, входит папа и всегда приводит с собой кого-нибудь. За столом общий разговор - нам лучше помалкивать. Иногда нам капают в воду красное вино, оно не смешивается с водой, а лежит сверху - это "интересное винцо". После завтрака надо подойти к папе, и он дает тебе "копарик" - кусочек сахара из черного кофе. Ах, как вкусно!

Мама - та ближе. Утром она встречает нас в столовой, на ней халат с широкими рукавами, можно залезть туда головой - сердце тает, такая она милая.

<...>

Помню, как папа взял меня с собой в заграничную поездку; было мне неполных 16 лет. Ехали мы на пароходе до Стокгольма, потом в Копенгаген и затем к маме в Берлин, где она лечилась. Тут папа и стал вычитывать маме все мои промахи: Аня не умеет себя вести и т.д. Мама с некоторым страхом спросила: "Да что же она такое сделала?" Кажется, главное мое прегрешение было то, что, когда мы с папой были у русского посла в Копенгагене30, я на его вопрос, учатся ли мои братья в лицее (он был папиным товарищем по лицею), ответила, что мои братья не хотят учиться в привилегированном заведении, что было совершенной правдой. Тут мама вздохнула с облегчением: "Ну, это еще ничего".

<...>

Совсем недавно мне рассказывали, как папа провожал брата на фронт еще в самом начале войны и, вернувшись, сказал: "Вот я дожил до счастливого дня, когда мой сын идет защищать родину". У него это была не фраза, так он думал и чувствовал.

И мама... Весной 15-го года она уехала в Кисловодск красивой пожилой женщиной, а вернулась в Петроград после смерти брата маленькой старушкой.

Есть фотография, снятая на Кисловодском вокзале: встреча гроба с телом брата - он похоронен в Кисловодске, там же, где дед и бабушка и где потом были похоронены отец и мама, недолго его пережившие.

Тело брата привез его вестовой, живший после этого некоторое время у нас в семье. После революции он писал маме: "Как Сережа был бы рад!"

<...>
А тут люди были другие - они умели радоваться, а я уже с начала войны об этом забыла. Мне был 21 год, с меня будто сняли мрак и тяжесть последних месяцев, мне стало легко и весело.

Не заметить Александра Васильевича было нельзя - где бы он ни был, он всегда был центром. Он прекрасно рассказывал, и, о чем бы ни говорил - даже о прочитанной книге, - оставалось впечатление, что все это им пережито. Как-то так вышло, что весь вечер мы провели рядом. Долгое время спустя я спросила его, что он обо мне подумал тогда, и он ответил: "Я подумал о Вас то же самое, что думаю и сейчас".

Он входил - и все кругом делалось как праздник; как он любил это слово! А встречались мы нечасто - он был флаг-офицером по оперативной части в штабе Эссена и лично принимал участие в операциях на море, потом, когда командовал Минной дивизией, тем более. Он писал мне потом: "Когда я подходил к Гельсингфорсу и знал, что увижу Вас, - он казался мне лучшим городом в мире".

<...>

К весне я с маленьким сыном совсем переехала в Гельсингфорс и поселилась в той же квартире Подгурского, где мы с ним встретились в первый раз. После Петрограда все мне там нравилось - красивый, очень удобный, легкий какой-то город. И близость моря, и белые ночи - просто дух захватывало. Иногда, идя по улице, я ловила себя на том, что начинаю бежать бегом.

Летом мы жили на даче на острове Бренде под Гельсингфорсом, там же снимали дачу и Колчаки. На лето все моряки уходили в море, и виделись мы часто, и всегда это было интересно. Я очень любила Славушку, и он меня тоже. Помню, я как-то пришла к ним, и он меня попросил: "Анна Васильевна, нарисуйте мне, пожалуйста, котика, чтоб на нем был красный фрак, а из-под фрака чтоб был виден хвостик", а Софья Федоровна вздохнула и сказала: "Вылитый отец!"

Осенью как-то устроились на квартирах и продолжали часто видеться с Софьей Федоровной и редко с Александром Васильевичем, который тогда уже командовал Минной дивизией, базировался в Ревеле (Таллин теперь) и бывал в Гельсингфорсе только наездами. Я была молодая и веселая тогда, знакомых было много, были люди, которые за мной ухаживали, и поведение Александра Васильевича не давало мне повода думать, что отношение его ко мне более глубоко, чем у других.

Но запомнилась одна встреча. В Гельсингфорсе было затемнение - война. Город еле освещался синими лампочками. Шел дождь, и я шла по улице одна и думала о том, как тяжело все-таки на всех нас лежит война, что сын мой еще такой маленький и как страшно иметь еще ребенка, - и вдруг увидела Александра Васильевича, шедшего мне навстречу. Мы поговорили минуты две, не больше; договорились, что вечером встретимся в компании друзей, и разошлись. И вдруг я отчетливо подумала: а вот с этим я ничего бы не боялась - и тут же: какие глупости могут прийти в голову! И все.

Но где бы мы ни встречались, всегда выходило так, что мы были рядом, не могли наговориться, и всегда он говорил: "Не надо, знаете ли, расходиться кто знает, будет ли еще когда-нибудь так хорошо, как сегодня". Все уже устали, а нам - и ему и мне - все было мало, нас несло, как на гребне волны. Так хорошо, что ничего другого и не надо было.

Только раз как-то на одном вечере он вдруг стал усиленно ухаживать за другой дамой, и немолодой, и некрасивой, и даже довольно неприятной, а мне стал рассказывать о ее совершенствах. И тогда я ему рассказала сказку Уэллса о человеке, побывавшем в царстве фей. Человек поссорился со своей невестой и с горя заснул на холме. Проснулся он в подземном царстве фей, и фея полюбила его, - а он ей рассказывал о своей невесте, о том, как они купят зеленую тележку и будут в ней разъезжать и торговать всякой мелочью, и никак не мог остановиться. Тогда фея поцеловала и отпустила его, и он проснулся на том же холме. Но он никак не мог забыть того, что видел, невеста показалась ему топорной, все было не так. И попасть обратно в подземное царство ему уже не удалось. Рассказала я в шутку, но он задумался.

И все шло по-прежнему: встречи, разговоры - и каждый раз радость встречи".

Из воспоминаний Анны Васильевны Тимирёвой (книга "Милая, обожаемая, Анна Васильевна")

Отрывок из сериала (не из фильма, который, конечно, укорочен) - Харбин. Любимая часть: "и ничего у нас этого не будет... ни большого стола, ни детей...":