Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

movie

Якоби бич в сентябре

Нет, я не выдумываю. Но тут стали поговаривать, что он ЯкОби, и как-то сразу потускнело для меня это название. Ибо изюминка была в том, чтоб это якобы пляж на берегу рукотворного моря. Туристы в этот момент болезненно морщатся, глядя на бешеную скорость реки Ангара и спрашивают: - сколько-сколько у вас киловатт в час стоит?
- Иркутская область — 1,11 руб за 1 кВт-ч, - говорю. Благодаря гидроэлектростанциям.
-Мда-а-а, - настроение у туристов портится, но я называю им средние зарплаты, и оно немного улучшается.

А про то, кто такой Якоби, знаю из Википедии:

Яко́би Борис Семенович (наст. имя и фам. Мориц Герман фон Якоби, von Jacobi) (21 сентября 1801, Потсдам - 11 марта 1874, Санкт-Петербург), российский физик и изобретатель в области электротехники, академик Петербургской АН (1847; член-корр. 1838). Прославился открытием гальванопластики. Построил первый электродвигатель, телеграфный аппарат, печатающий буквы. Старший брат математика Карла Якоби, отец изобретателя Владимира Якоби и сенатора Николая Якоби.
SAM_5271.JPG
Collapse )
sky

(no subject)

За́мок Шаа́кен (нем. Schaaken) — орденский замок в посёлке Некрасово Гурьевского района Калининградской области. Основан на месте прусской крепости (Зоке, а позднее Шокин) около 1270 года. Впервые прусская волость Шаакен (Сакен) упоминается в хронике Тевтонского ордена за 1258 год...



Collapse )
вiдпусти

(no subject)

Соседи задолбали спрашивать: - А ТЫ готова к 1-ому Сентября?
-Всегда готова! - с фальшивой улыбкой отвечаю я и думаю: - отстали бы от человека в последние дни лета...

Хотя вообще я очень хочу сентябрь - там 11-го числа будут контрольные прокаты в фигурке. Увидим и новые наряды, и программы, и музыку для Олипийского сезона. Думаю, что ради этого я готова даже выписать почтой те книжки с королями и королевами, которые Сильвия Сандерс скрыто клянчит уже вторую неделю. Пусть наклеивает какие-нибудь кринолины и короны, но не мешает мне предаваться мечтам о нарядах. На фото прелестное дитя, а отнюдь не Сильвия. Впрочем, Сильвия тоже прелестная, но беда в том, что мы давно и близко друг друга знаем.

Collapse )
it's raining...

Новый свет

Поскольку Крым нынче дождлив и оттого ещё более дик (куда уж?), горло два дня болит, потоки грязи несутся по улицам и... короче, я решила присоединиться к папе и поехать в Новый свет на историческую экскурсию на винзавод. Заранее представляла, что там возле бочек, в холодном тоннеле, поставят и велят пить из пластикового стаканчика, но мои страхи не оправдались: там красивый дегустационный зал, за который начальник завода получил а-та-та: там люстры как в музыкальном театре и круглый стол под яшму. И панно. И портрет Льва Голицына (у старого князя, кстати, сегодня день рождения). И наливают в нормальный бокал. Девушка рядом с нами сразу попросила большой бокал, куда сливала недопитое, - папа всё ужасался, а я хмыкнула, что тоже бы сливала, но у меня была возможность пробовать и отдавать папе. Не под стол же выплёскивать... Мне понравился коллекционный экстра брют и то, что не имеет права называться шампанским - игристое вино из сортов чёрного винограда: брют полусладкое, красное. С ягодными нотами (там всегда рассказывают ноты, а я при своём небогатом воображении ничего не могу разобрать).
Меня поразило, что на заводе нет мерзости запустения и грязи, а есть асфальт, мрамор, плиточка, пальмочки, памятники, фонтаны, скульптуры, лозунги: "весь свет обойдёшь - лучше завода не найдёшь!", доски почёта, аквариум с рыбками, театральный совершенно туалет (нет, у нас в драм-е хуже, честно!). Но как представлю тех шестерых женщин, которые делают ремюаж в пюпитрах (бутылки вставлены в специальные пюпитры)- поворачивают бутылки. В день можно повернуть примерно 80 тысяч бутылок
Те другие шесть женщин, которые выбивают ледяную пробку с осадком (дегоржаж!) и держат холодные бутылки, обрабатывают в день лишь 24 тысячи. И чего я на работу жалуюсь? Я просто слишком по-царски живу....
Да, у меня не такая шикарная память, - я пишу и одним глазом смотрю в буклет, где я отмечала понравившиеся сорта вин. Он называется "энотерапия" - лечение человека виноградными винами в переводе с древнегреческого. Поскольку я была злая, больная и замёрзшая, то решила, что терять мне нечего, авось, полегчает как умирающему Чехову. И правда.
Короче, признала своё невежество в этом вопросе. И прониклась биографией князя Голицына, который прожил яркую интересную судьбу с драматическим финалом: у него был очень красивый склеп: ангел (это его супруга) кладёт руку на голову льву (он сам), а в революцию останки его выкинули в овраг.
Правда, когда он строил свою тропу, то множество рабочих погибли, работая на верёвках на отвесной скале (верёвки часто перетирались и обрывались), но... смотришь и понимаешь, что все погибли не зря - это почти как с Петербургом, у которого такая же мрачная судьба.

P.S. Не думайте, что это было что-то из мира богатых: это стоит как самая недорогая экскурсия на фабрику мороженого (если с ледяной комнатой, то мороженное дороже выйдет). Тысяча рублей за кучу знаний, прогулки по тоннелям и шесть сортов шампанского.



Collapse )
drink-drank-drank

(no subject)

В таких местах мне хотелось порыдать от бессильной ярости и злобы... В Милане меня тоже так накрывало. Какие мы в Иркутске счастливые, что нас не бомбили...

P.S. Британцы, конечно, злые умницы: бомбить они радостно начали будущую территорию СССР - чужое-то не жалко. И только мирных жителей. Да-да, я помню про бомбардировки Лондона, но... в такие моменты понимаешь, что месть это как-то... мелко, что ли?

wind

Мост королевы Луизы

В Советск я ехала (триста километров туда-обратно) из-за моста королевы Луизы и реки Неман на середине которой Наполеон и Александр I заключили Тильзитский мир.
Он отлично восстановлен, и тут я радуюсь всем сердцем. Понятно, что немцы, отступая, его взорвали... Ещё меня порадовало, что восстановили фонтан с головой льва и немецким орлом, восстановили дом с рыцарем. И теперь у средневекового рыцаря в руках копьё и щит... А много лет стоял без них.
Хотя смотришь чёрно-белые советские фото парка Якобсруэ и понимаешь, что окончательно всё сгинули не в войну, а в девяностые... Ведь мамы в платьях и дети в матросках снимались на карточку на фоне статуи купальщицы... Где нынче та купальщица?.. разбита. Хорошо, что на деньги Германии восстановили памятник самой королеве Луизе - это они правильно сделали.
И что памятник лосю с рогами (в него ещё в тридцатые года местные вандалы повадились отпиливать рога!).
Граница тут во всем... Сидишь в итальянском ресторане, туда приходит генерал при полном параде с букетом роз - кого-то поздравить... И вообще куча военных на улицах. Но не покидает ощущение, что они живут как на съёмной хате. Что останется от нас, современных россиян? Аляповатые вывески, кондиционеры и пластиковые окна? Мелко плаваем, товарищи, - с болью хочется сказать. Но радует, что историческое и важное возродили: за мостом уже Литва.

вiдпусти

(no subject)

Когда Хабенский в роли Колчака говорит: - Курс берём на Пиллау, - у меня внутри всё замирает. И примерно тогда же - в юности - решила, что непременно надо побывать в местах, которые называются Тапиау, Прейсиш-Эйлау и т.д.

Доехали до Пиллау (Балтийск). Видели и лебедей, и ключ (огромный и ржавый!) от города на последнем этаже музея ВМФ и сходили в цитадель.

Цитадель сверху выглядят так, как на фото - она построена прусскими силами (шведы начали, но не закончили) в форме пятиконечной звезды. Там внутри оглушительная тишина, которая всегда лежит над спящими бастионами (я читала Крапивина и знаю), но крепость просыпалась дважды - во время войны с Наполеоном и в последнюю войну. А когда Пруссия переходила к России при Елизавете Петровне - это происходило мирно. Помните, даже Иммануил Кант принял российское подданство, а после ничего менять не стал.
Памятник Елизавете на коне стоит, кстати, на выходе из бухты, - приветствует корабли, входящие в порт.
Благодаря ему можно осознать, что она не всегда была старая и толстая. В юности была тонкая, звонкая и прекрасная - как и все...
Пиллау на меня произвела немного тягостное впечатление: затхлая зелёная вода во рву (рве?), мерзость запустения, пыль, паутина и... всё не так удачно, как в иркутском доме офицеров, но примерно как наше ИВАТУ незадолго до своей кончины... Сонный тихий двор, яблоньки, цветущая вода в колодце, пустые казармы с выбитыми стёклами, турники, вкопанные шины, памятник Ленину между ёлочек... Раз солдатики прошли строем - там воинская часть, но такая крошечная, что... "пыль, жара, уездный городок". Собака радостно грызла забор под яблоней... Потом радостно побежала за солдатами. Вообще Балтийск - город дружелюбных и ленивых собак!.. тогда как в самом Калининграде я насчитываю вокруг домов по 5-6 ленивых и томных котов.
В цитадель пускают только граждан РФ - нужно снять маску (я наоборот надела), показать паспорт и сумку. Гид там явная офицерская жена с суровым взглядом и помадой цвета металлик. От группы в двадцать пять человек постоянно отбивались девушки и женщины, и она мрачно говорила:
- Расстрелять бы их за сараем.
Экскурсия шла полтора часа, и я всё своих туристов вспоминала: нужна группа разнокалиберных русских людей, непременно ребёнок, который под конец устало и молча присядет на лафет орудия, и все сначала слушают с воодушевлением, а потом уже явно думают только о том, как хочется есть - раз, как гудят ноги - два.

Балтийск - тихая и глухая провинция у моря, и если вы хотите ощутить ту тишину, которая стоит над каким-нибудь посёлком в полдень - поезжайте сюда. Ту звенящую тишину солнечной и пустой улицы, где есть обелиск, цветы, скамейки, дома, спящие собаки, но нет людей - это вот Балтийск.

sky

(no subject)

Иммануил Кант писал: «Ни одно государство во время войны с другим не должно позволять такую враждебность, которая сделала бы невозможным взаимное доверие в будущем состоянии мира. Ведь и во время войны должно оставаться хоть какое-то доверие к образу мысли врага, потому что иначе нельзя заключить мир. И враждебные действия превратятся в истребительную войну».

Второй раз прилетаю в город, стёртый с лица земли чьими-то ковровыми бомбардировками, и тут хочется сказать: - Спасибо, дорогие британцы. Правильно сказал Булгаков - помни: союзники - сволочи. Как только узнали, что Кёниг отойдет СССР - кинулись уничтожать город, сбросив на него 480 тонн бомб, ехидно оставив все военные сооружения. Какая циничная и подлая месть... При том, что я отнюдь не пацифист и допускаю дуэли и праведный гнев, но уничтожение исторического центра и мирный жителей - это такая глупость и гадость, что просто не верится. Даже мне.
say in jest

(no subject)

"Писал он подробно, очень вежливо. И было что-то не совсем привычное в чуточку неуклюжей изысканности его писем. Это мне тоже нравилось. Ромка Каштан не смог бы так писать… И подруги мои знали, что у меня есть где-то далеко друг джигит, который шлет мне письма. Очень хотелось иногда показать моим любопытным подругам какое-нибудь письмо Амеда. Но мне казалось, что этим бы я нарушила обет взаимного доверия. Я уже знала всех друзей Амеда, была в курсе всех его дел и даже волновалась, когда заболел любимый жеребенок Амеда, ахалтекинец Дюльдяль, — о нем Амед писал в каждом письме с такой восторженной нежностью, что меня почему-то порой это уже начинало чуточку злить… Тогда я ему нарочно описывала, как мы ходили в кино вдвоем с Ромкой Каштаном и как смешно Ромка сказал про одного киноартиста, что он чересчур много хлопочет физиономией, а про нашего историка в школе — что он даже бутерброды ест исторические: бородинский хлеб с полтавской колбасой.Но на Амеда это не действовало, и в следующем письме он писал: «Пожалуйста, передай привет моего сердца твоим добрым друзьям и мудрому, красноречивому товарищу Р. Каштану. Мой Дюльдяль стал такой крепкий, что сегодня совсем оборвал привязь. Он стал очень красивый. Я считаю, что лучше такого коня у нас в Туркмении нет. Я хотел бы, чтобы ты видела его, какой он красивый…» Все более пылко и восторженно описывал Амед своего Дюльдяля. Тут он становился совсем поэтом. И однажды я была изрядно озадачена, когда, получив очередное письмо и от нетерпения, по своей плохой привычке, заглянув сразу на вторую страницу, прочла в конце ее: «Я покрываю поцелуями твою голову…» От негодования я даже растерялась. Кто ему позволил так писать! Но, прочтя первую строку следующей странички, я все поняла. «О мой дорогой Дюльдяль, — было написано там, — если бы нашелся человек, который захотел купить тебя ценой своей души, то и эта цена для тебя была бы низкой…» Так все это относилось к Дюльдялю! Ну, это другое дело. Но, не скрою, я почувствовала тотчас же некоторую досаду и разочарование. А Амед писал: «Я не жалею о деньгах, которые истратил на тебя, ни о зеленом клевере, ни о том беспокойстве, которое ты мне доставил, когда я думал, что ты пропал… Дюльдяль! Я вырастил его из жеребенка. Я даю ему каждый вечер сорок мер зерна. Он пьет из тщательно выструганной чашки свежую ключевую воду. Он ржет, взбираясь на скалы. Он стремится к битве, как стрела. Я украсил его убор двумя бубенчиками, чтобы ему не было скучно в его конюшне. Бархатной попоны на спину мало для такого коня! Серебряных подков с золотыми гвоздями слишком мало для него. О мой Дюльдяль! Живи долго и наслаждайся жизнью!..»Сперва я сердито подумала, что письмо это правильнее было адресовать не мне, в Москву, а Дюльдялю, на конюшню. Но, когда я прочла его еще раз, сердце мое смягчилось. Очень уж красиво и совсем по-своему писал Амед. У нас бы никто из мальчишек так не написал. И так как речь тут шла не обо мне, а о лошади, я в этот раз решилась похвастать письмом перед Ромкой Каштаном и прочла ему вслух место о Дюльдяле.
— Он у тебя что — ашуг, народный сказитель? — спросил, выслушав, Ромка.
— Минуточку. Прочти-ка еще раз это место о серебряных подковах и золотых гвоздях. Ну, так и есть! Узнаю следы знакомых подков. Это у них есть такое сказание. Забыл, как называется. Там герой с конем говорит. Я помню — это было в журнале, когда туркменские писатели приезжали. О, на коне с такими подковами и я бы тоже далеко ускакал!.. Поверь".

Лев Кассиль
конфекты

(no subject)

– Мой дядя Чарли занимает пост дворецкого в «Деверил-Холле», сэр. От него ко мне и поступает информация.
– Я даже не знал, что у вас есть дядя Чарли. Чарли Дживс?
– Нет, сэр. Чарли Силверсмит.
Удовлетворенный, я закурил сигарету. Все более или менее разъяснилось.
– Что ж, неплохо. Вы будете снабжать меня этими… как их?.. агентурными данными, если можно так сказать. Что за дом этот «Деверил-Холл»? Хорошо там? Какая местность? Живописная? Почва какая, песчаная? Обзор широкий?
– Да, сэр.
– Кормежка ничего?
– Вполне, сэр.
– Перейдем к персоналу. Имеется миссис Хаддок?
– Нет, сэр. Молодой джентльмен холост. Вместе с ним проживают пять теток.
– Пять?
– Да, сэр. Девицы Шарлотта, Эммелина, Гарриет и Мертл Деверил и вдова леди Дафна Винкворт, оставшаяся от покойного историка лорда П. Б. Винкворта. И еще с ними, насколько мне известно, живет дочь леди Дафны, мисс Гертруда Винкворт.
Услышав слова «пять теток», я ощутил некоторую дрожь в коленках. Шутка ли – очутиться в стае теть, пусть и не твоих лично. Но я напомнил себе, что в жизни важны не тети, а бесстрашие, с каким против них выходишь, и присутствие духа ко мне вернулось.
– М-да, – говорю. – Недостатка в дамском обществе не будет.
– Не будет, сэр.
– Тут, пожалуй, и Гасси Финк-Ноттлу обрадуешься.– Вполне возможно, сэр.

Брачный сезон, Вудхаус

Время летних книг!