Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

catch the sun

(no subject)

Мэри вчера: - Нет, это даже не Лунтик. Это Гагарин после приземления.
Но тут уже все засмеялись, т.к. гусеница на моей доске действительно была похожа на космонавта, который выбирается из капсулы. И баннер при нем.
С Мэри не соскучишься, словом. У нее более буйный рисунок, поэтому показываю другой:

say in jest

(no subject)

Как-то не складывается у меня с ВДНХ - там теперь и красиво, и ухоженно, а всё равно жарко среди асфальтированных полей там надо на самокате только рассекать...
Все жду, когда в красивых павильонах что-нибудь уже интересное откроют в каждом!.. и отреставрирует Узбекистан - он самый эльфийский, изящный и необычный.
А ещё я там бывала, когда в павильоне космос продавали семена, а всюду - мёд и вязаные носки. И как-то всё было уровня иркутская рыночная площадь перед ТК... Ну да то было начало нулевых, и у меня есть ещё бумажное мутное фото... Выглядела я тогда откровенно хуже, лохматее, щекастее, но зато была похожа на добродушного шестнадцатилетнего спаниэля.
Но Дружба народов всегда была красивая, и я каждый раз даю себе слово развиваться, читать, узнавать больше и знать, кто эти красивые девушки? - в смысле понимать, какую республику обозначали: и какие бывают народные костюмы.



say in jest

(no subject)

На самом деле
Космонавт Алексей Леонов
Угнал с Байконура ракету
В девяносто третьем году.
По Москве шли танки. Все горело в аду.

Его, конечно, узнавали,
Он даже дал один или два автографа,
Но улыбался.
Говорил: ребята, нет времени, очень спешу, мол...

Анна Долгарёва
out of the sun

"что мчится день за днём, то радость, то печаль кому-то неся..."

Очень хочется уже лета и туристов. Хотя бы в том количестве, что и прошлым летом. Чтобы привезти их к Кружевному дому, высадить, сказать:
-Это Дом Европы, фотайте.
А они покивают, а потом повернутся на сто восемьдесят градусов и воскликнут:
- Боже, а это что? - и уставятся на странный дом "орбита" и... до того поразятся, что даже перестанут щёлкать камерами. Это традиционный такой поворт событий уже... видимо, к концу обозорки, туристы изрядно уже подуставшие от деревянных кружев и хитросплетений купеческого городка и... хотят оголтелого модерна. Космического.

Это я на фоне моих оголтелых детей... чем ближе лето - тем они... нет, не толще, но громче. И яростнее. Попытались читать сценку "Безумного чаепития" по ролям, но от того, что мы её с осени не перечитывали, началось... "хэви саме вине" (я не шучу. это фраза "have some wine" от Мартовского Зайца в их устах такая безбожная). Помурыжили мы это дело, я вздохнула и велела читать так: строчку я, а потом они - послушно повторяют. Но больше орут.
Тут я ка-а-ак начала хохотать. Подростки на минуту притихли и уставились на меня.
-Дети, неужели вы думаете, что мне интересно вот эту тягомотину с вами нудеть с осени? Уже макака бы выучила... но вы не вывозите. Реально. По ролям. Мы попробовали. И даже, когда полкласса читают за Шляпника, а другие - за Мартовского Зайца (я - за Алису), вы всё равно не можете. И мы вязнем. Поэтому мы терпеливо читаем все вместе. Хором. А потом попробуем ещё... не знаю, зачем я это делаю. Наверное, потому что я люблю детей. Нет, я не очень их люблю, - тут я опять взорвалась хохотом, вспомнив, что в начале урока они почему-то непременно красиво взмахивают ногами в паре см от моего лица, почти как Каори Сакамото в своей произвольной программе "Матрица" - коньком по горлу судей. Но у тех есть бортик на тот случай, если что-то пойдёт не так. У меня нет пластикового бортика, а только стальные нервы, которые не очень стальные к маю.
Детям полегчало ровно настолько, чтобы мы кое-как закончили урок, но потому что я пригрозила одному пареньку, что просто сейчас его убью, поэтому ему лучше уйти, а не стрелять во всех бумагой, а Ланселотова у меня забрали до конца учебного года, ибо стало понятно, что там убийство может быть просто обоюдным уже.
После урока многие девушки подходили прощаться, а одна кинулась утешать и рассказывать, что вот у меня блокнот с Большой Медведицей, и у неё - тоже. И что это весна. И чтобы я не очень расстраивалась. Что это у всех, мол, так...
А я представила эти сто восемьдесят (или сколько там? сто семьдесят) характеристик, которые мне нужно написать, и что всё это совершенно бессмысленно, бесполезно, не имеет никакого смысла и значения - как короткая и глупая человеческая жизнь.



Collapse )
say in jest

(no subject)

Люблю День Космонавтики! - во всех классах можно продвигать космическую тему, и все радуются... Даже Сильвия Сандерс прониклась. Рисовали ракету. О'кей. Я рисовала ракету, а Сильвия - звезду с разноцветными лучами.

Перлы сегодняшнего дня: рассказала "взрослым" про Филиппа, и они в принципе знали... полкласса где-то прогуляли эту часть, но в целом они, вроде, в курсе и поэтому благосклонно заголосили "Боже, храни королеву", но Ланселотов делал противный вой в конце, и я скривилась:
-Хосподи, мне осталось-то потерпеть...
-Два месяца.
-Вот и нет. Меньше. До 1-го Мая. Потом у нас каникулы, а там уже вообще ни о чём.
-Кстати, а дальше-то кто нас будет учить?
-Учительница. Хорошая.
-А вы ей хоть нас как-то продвигаете?
-Не то слово. Говорю, что вы просто конфетки.
-Ха-ха! Ну... а про нож?
-Про нож она в курсе. К сожалению.
-Ну, мы же случайно! Это вообще не считово.
-Да, я всячески подчёркиваю, что вы мне желаете только добра, и вообще всем.

Третий класс почтительно выслушал информацию о Филиппе, а потом Игорёк уважительно спросил:
-Мы будем рисовать его могилу?
-Нет, мы будем рисовать Солнечную Систему сегодня, - я покачала головой, а мысленно подумала: - Вот это оперативность! Принца ещё не похоронили, а эти уже изготовились!..

Первый А ныли, что мы нарисовали не всю Солнечную Систему, а только до Земли.
-Можно до Ма-а-арсика? Ну пожалуйста-а-а!
-Так и быть, - я пожевала губами. - До Марсика. Как раз у меня места хватит. А с Земли запустим ракету.

Потом я им кидала мяч с какой-то планетой и щедро объявляла, что её дарю - Меркьюри! Винес!..
И одна девочка расстроилась: - Вы мне не подарили никакую планету!
-Я тебе звезду подарю, - не растерялась я.
-По имени солнце! - восхищённо прокатилась по классу волна, и я мысленно выдохнула: - Как легко осчастливить девушку, если ей всего семь лет!..
say in jest

(no subject)

На самом деле
Космонавт Алексей Леонов
Угнал с Байконура ракету
В девяносто третьем году.
По Москве шли танки. Все горело в аду.

Его, конечно, узнавали,
Он даже дал один или два автографа,
Но улыбался.
Говорил: ребята, нет времени, очень спешу, мол.
Все понимали.
Везде пускали,
Радовалась даже уборщица тетя Шура.
В одиночку запустить космический аппарат «Союз»,
Скажем прямо, почти невозможно,
Совсем невозможно, боюсь.
Но ему помогали ангелы,
Переодетые в серые робы, чтобы не было видно крыльев,
И он поднялся,
Заволоченный земною пылью,
Выжженными травинками, сгоревшими мотыльками,
Отправился в открытый космос.
Над нами.
Над нами.

…по телевизору потом показывали двойника,
Что вы смеетесь, это не теория заговора, это реальность,
спросите кого угодно,
новая реальность, в которой живем сегодня.
В девятнадцатом двойник и умер.
А Леонов вроде бы жив.
Колонизировал какую-то необитаемую планету.
Только письма не ходят – ведь там, на ней
Нету ни голубей, ни «Почты России», ни интернета.

Лемерт /Анна Долгарева/
teddy

(no subject)

Выдала детям с первого по пятый "мужские карты". Надо было видеть реакцию девиц.
-Это... что? Может, опять принцесс достанем?
-Ну, мальчики же играли в принцесс... давайте вы как-то тоже потерпите и поиграете в "спэйс снэп", а? Вот, что ты хочешь? Марс ровер? или Хаббл?
Девицы сидели мрачнее тучи, и я поняла, что им только "гэлакси" (блёстки звёзд!), луну (романтика) и Землю (облака) можно впарить.
Умные мальчики берут союзы и капсулы, но в каждом классе есть колхозники, которые не знают, что такое МКС и говорят "плэйстэйшн" вместо "international спэйс стэйшн", и я над ними откровенно смеюсь.

lily of the valley

(no subject)

Год был... непростой для многих (с другой стороны, с каждым годом похорон будет больше и больше - надо как-то... привыкать жить в этом формате? - и делать ставки, что ли?), но зато двое из моих друзей... взяли и открыли книжные магазины. Это немного меня утешает:
Оформление ниш - это просто восторг: египтяне, совы, космонавты!..




Collapse )
out of the sun

Прощай, здание на Марата 11

В этом здании я прожила (наравне с домом) с 1994-ого года по весну 2019.

Коллега сегодня сказала:
-О, Анна Андреевна. Когда я пришла сюда устраиваться на работу - вы рисовали на окне. А сегодня, в последний день, вы его моете.
-Да, как-то мне повезло, что я ещё вернулась сюда его помыть!

Жить и верить - это замечательно.
Перед нами - небывалые пути:
Утверждают космонавты и мечтатели,
Что на Марсе будут яблони цвести.

Хорошо, когда с тобой товарищи,
Всю вселенную проехать и пройти.
Звёзды встретятся с Землёю расцветающей,
И на Марсе будут яблони цвести.

Я со звёздами сдружился дальними,
Не волнуйся обо мне и не грусти.
Покидая нашу Землю, обещали мы,
Что на Марсе будут яблони цвести!

Слова: Е. Долматовский



Collapse )
say in jest

и о втором полете в космос с подробностями

тут будет текст из контакта, но перед этим напишу, что перед плановой операцией мне решили подшить мочеточники. Да, сама впервые слышу, что и такие есть... понимаю, что если не сталкивался - не узнаешь...
Подшивали живенько. Через уретру. Врач называл меня донна Анна и весело говорил ассистентке: - Как у девушек все сложно! Нет, не жалей ее... а то решит, что я шить не умею... а я прекрасно умею шить.
Надо сказать, что это было хуже операции. Вот честно.
После операции, конечно, я думала, что умру от боли, которая огненной лавой бежит во мне, и я ору, вернее,издаю слабые стоны, но потом обезболили, и я отрубилась... а тут - другая мука. И донна Анна из меня разве что... "не Зоя Космодемьянская - попроси обезбаливающее", - говорили в предыдущей реанимации...
в последний день весны я опять летала в космос. 31-го мая мне сделали нужную операцию, и я рассталась с Деймосом и Фобосом. Оказалось, что это не шарики, а змеи целые, которые ловко оплели меня изнутри.
Эта операция прошла тяжелее, и внутри меня ползали огненные змеи, шипя, извиваясь... сквозь посленаркозный сон, я была сердита, что медсестра, к приходу трех врачей из отделения, била меня рукой в перчатке по лицу, чтобы я смогла говорить, но не будешь же нести чушь про змей, просто стонешь и не можешь открыть глаза... Что Людмилу Маратовну волновал лишь мой черный язык - я с закрытыми глазами сказала, что пила уголь накануне, но еще не знала про операцию, волновал млй неаккуратный хвост (будет колтун!), доктора Катю - детки (вам все сохранили, можно деток! - шепнула она и убежала догонять своих), зав.отделением по делу - жива ли я?
Потом были долгих три дня, когда ты живешь от обезбаливающего до обезбаливающего, от глотка воды до глотка воды, а между нами, в остывающей палате, где почему-то в этот раз лежали только мужчины, бродил худой, бедуинского вида, Хасан Бей. Он кормил с ложки тех, кому можно было есть, ослаблял чулки (его я почему-то могла об этом попросить), передавал воду от родных, менял капельницы, возил на кровати на УЗИ, подмывал из эмалированного чайника, а ночью я вообще его помню только коленопреклоненным, с кувшином - он собирал у всех мочу из катетеров и выливал. Ночью это тоже бесконечный процесс... Почему-то именно этот медбрат казался здесь самым спокойным, терпеливым, отрешенным и невозмутитмым. Ну и вообще можно целую монографию написать, что мужчина-медбрат спокойнее, чем мы, терпеливее... это странно, но после двух реанимаций, я вполне могу это признать.