Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

sleeping

в центральном парке - переход из июня в июль

В контакте выложила эту фотографию и подписала, что это склоны ЦПКиО, но если быть точной: это склоны Иерусалимской горы.

Под "читать дальше" будет немного привычного парка на закате дня. Июльская томность (тут надо ме-е-едленно запеть голосом Эллы Фицджеральд: "summerti-i-ime and the livin' is easy...") уже здесь: оставленная детская машинка возле лестницы, дрожащий от зноя воздух, остатки тополиного пуха, застрявшие в усиках цветов, ржавчина на парковой ограде, свежеполитые цветы - вечером приезжает машина от горзеленхода, и цветочные горшки весело текут ручьями - как дома, когда их зальёшь...


Collapse )
calm

(no subject)

Мы с Базаровым спелись в зум-е. То, как мы поём песни Генриха Восьмого - это единственное бодрящее действие на уроке онлайн. Радует, что этот тип реально любит петь. Писать он отказывается наотрез, поэтому я рада песням.
Сегодня вдруг начала вслух мечтать, как Базаров приедет ко мне домой, а я покажу ему сборник стихов поэтов-футуристов. Он, уверена, придет в восторг.
В живых уроках есть ещё и волшебные минут пятнадцать одеваний, раздеваний, все эти пить-писать... Урок онлайн тянется как маленькая жизнь. И если ребёнок завыл или завопил - никак не треснуть его чем-то, что под рукой. К счастью, если погода смутная, то Базаров похож на нахохлившегося гигантского птенца. И почти не говорит.
out of the sun

(no subject)

Лето - это короткий сон и бесконечный роман Брэдбери: всё тает в вечерних сумерках... вот и забытый динозавр синеет в зелёно-голубой траве... Началась пора оставленных игрушек. Они и в нашем дворе призрачно белеют и желтеют, забытые в остывающей песочнице и в траве, но началось не со двора, а с розового зайца на зелёном диване. Заяц сидит в цветочном киоске "Мани.роуз" на Декабрьских событий - напротив танка. Если подниматься вверх к 1-ой Советской, то в темноте этот киоск светится как холодильник и маяк в ночи. Там никого нет, кроме букетов цветов и... игрушечного розового зайца на зелёном диванчике.
А сегодня мы встретили жёлтого зайца на лавочке возле фонтанов (площадь Декабристов). Короче - "зайку бросила хозяйка", но дождя сегодня нет!
Каждый год мы ходим одними и теми же тропами, но в этом году улицу Уткина приятно освещает новенький "Сакэ номэ", где внутри сладко светятся витрины, передвигается тень официантки. Над столиками - голубо-золотистые вставки... то ли обои? то ли ткань? - в сумерках всё приобретает какой-то фейский и европейско-сказочный оттенок. Это я ещё в детстве поняла - все эти пряничные домики ("как куски уродливого печенья утопающие в пене и креме цветущих деревьев!), гномики ("моя мамочка мумия, а папа - гном!"), все эти голубоватые травы, чёрные чащи, откуда выходят разбойники с ножами, но проходят насквозь словно тени... и музыка, доносящаяся из приоткрытых окон. И мёрзнущий кончик носа, мгновенно ставшего немного лисьим - будто ты надел карнавальную маску и уже шуршишь плащом в полуметре от земли... и верхушек-метёлок травы, которая не простая, в сонная... и, может быть, немного блюз, льющийся вместе с водами рек. И каждый незнакомец с сигаретой в сумерках - уже лиловый негр. И гроздья акации размером с гроздь бананов, и взмахи качелей отдувают прядь ото лба и дышат на тебя тьмой и временем...

Collapse )
say in jest

(no subject)

Когда я смотрю на третий сезон "Убивая Еву", где опять показывали mother Russia, то возмущалась, как опять показана Россия, и что за столом все хором поют Элтона Джона - это самое милое... Ну, набрасывание дерьма на вентилятор - даже типа смешно. В селе проходил конкурс метания навоза, в котором Оксана победила, и ей вручили вентилятор под гимн. Когда ее родня заявили, что Земля плоская, я возмутилась, но потом родня принялась рассказывать, что нами управляют рептилоиды, всех чипи... нет, я ее могу возмущаться, - уныло подумала я. Не могу, к сожалению.
Вот, кстати, что всем заправляет преступная организация, - тут родня права была. Хотя бы в сериале, тк там какие-то двенадцать масонов всем заправляют, но... всё равно я приуныла. Единственная клюква, которая мне понравилась - вся русская глубинка говорит на английском. Вся.

A.A.

"А за окном то дождь, то снег, и спать пора, и никак не уснуть..."

У нас сегодня отключили фонари. Целый квартал. Вспомнилось детство и 90-ые годы. Свет - только от окон домов. В темноте кажется, что это лоскутные одеяла - квадратики окон: оранжевые, жёлтые, мятные, розовые, голубые, сиреневые, белые, красные... из окна первого этажа слышалась музыка. Кто-то в тёмной комнате слушает Высоцкого. Громко. И ветер завывает.
-Короче, у нас тут своя атмосфера, - говорю шёпотом.
Почему хочется шептать? - всё другое в темноте: нет ни золотых деревьев, ни теней танцующих веток на детской площадке...слышно, как шумят и ударяются друг о друга ветки.
Днём двор не затихает никогда - какая пандемия помешает детям орать под окнами "Да-ша! Выйдешь?!", а бабушкам тусоваться на скамейках и всех обсуждать? Ещё тут есть малышка в кудряшках, которая с трёх лет бегает одна в ярком пальто цыплячьего цвета. Сперва она падала и плакала, а теперь гоняет то на велике, то на самокате, то пинает мяч сама с собой. Судя по её кудрям и крикам... у неё непростой характер. Поэтому она всегда носится одна. Видимо, ни родители, ни друзья долго не выдерживают...

Посторонились, т.к. ребёнок проехал на самокате (в 11-ом часу я его всецело одобряю!) по луже, оставив за собой вихрь и мелкие брызги... донёсся обрывок песни, но слов не разобрать. Что-то очень боевое. За мальчиком пробежал огромный пёс - они оба вырвались погулять.
Трёхцветная кошка Масяня с улицы Александра Невского шмыгнула в мокрые заросли незабудок... и опять - темнота и тишина. Завтра, уверена, фонари включат и... будет всё, как всегда:

А за окном - то дождь, то снег...
И спать пора, и никак не уснуть.
Всё тот же двор, всё тот же снег,
И лишь тебя не хватает чуть-чуть!

(песня на стихи Льва Ошанина)
evening

Titanic Southampton

И каждый раз в апреле... потому что это моё детство, моя юность... и сама я себя всегда ощущаю Роуз в старости, т.к. прошло много, много лет, всё прошло, но ничего не закончилось: когда вступает оркестр с темой "Саутгемптон", а машину поднимают на палубу, а потом появляется рука Роуз в перчатке... даже у меня перехватывает то ли сердце, то ли дыхание:

say in jest

гусли дневные)

И - что я делала днём. Шучу. Конечно, я пыталась работать (характеристики... я ненавижу характеристики... детей люблю, а характеристики писать ненавижу) и перемыла буфет, верхи шкафов, полы и ещё парочку шкафов, раз пошла такая пьянка.
Ну и ностальгирую по песням, которые пела в детстве:

вiдпусти

время расчехлять гусли

Настя моя прислала две песни - как она поёт на корейском языке и то, - как на турецком. Ибо Настя - девушка сведущая во многих талантах.
Ну, а я смахнула пыль с гитары не ради детей, которые на ней постоянно просят "поиграть" (даже Базаров не чужд прекрасному!), а ради себя.
Последний раз я долго играла на гитаре в Швейцарской деревне, когда там шесть недель шёл дождь. Бригитта съездила со мной к друзьям в город и попросила испанскую гитару - занять русскую девушку, которая стряпает бесконечные вареники и булочки, пожирает их и тоскует. Так я выглядела в те годы, ибо была довольно унылым подростком.

Надо сказать, что Наталья Юрьеьвна (мой учитель гитары в детстве) не оценила бы - я совсем никуда не продвинулась с тех пор, но... будем честны. Мазурки и вальсы я играть для подружек - так себе затея. Приходится по-старинке: три аккорда и голосить:


out of the sun

(no subject)

Много этой зимой читала о блокаде. И сегодня, проходя мимо афиш концертов, которые никогда не состоятся, поняла, что ситуация схожая...
«У нас, в Ленинграде, перед самой войной должна была пойти музыкальная кинокомедия под таким названием, и потому почти к каждому фонарному столбу прикреплена была довольно крупная фанерная доска, на которой большими цветастыми буквами было написано: „Антон Иванович сердится“. Больше ничего не было написано. Кинокомедию мы посмотреть не успели, не успели снять в первые дни войны и эти афиши. Так они и остались под потушенными фонарями до конца блокады.

И тот, кто шёл по Невскому, сколько бы раз ни поднимал глаза, всегда видел эти афиши, которые, по мере того как развертывалась война, штурм, блокада и бедствие города, превращались в некое предупреждение, напоминающее громкий упрёк: „А ведь Антон Иванович сердится!“ И в представлении нашем возник какой-то реальный, живой человек, очень добрый, не все понимающий, ужасно желающий людям счастья и по-доброму, с болью сердившийся на людей за все те ненужные, нелепые и страшные страдания, которым они себя зачем-то подвергли»

Ольга Берггольц
say in jest

Прекрасная Оксана Сергеевна на лит.гостиной 2020

Даже не знаю, что делать с людьми, которые всегда орут "выключите свет!" - с годами даже Марина Ивановна так стала кричать (хотя первые двадцать лет она была за электрическое освещение, - я точно помню!).
Но... может, сделать это фишкой вечера? - типа... песни в темноте!