Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

evening

(no subject)

Никогда не умела писать такие отзывы на ароматы, как пишут на Фрагрантике... отзывы на ароматы, будем честны, для меня любимая литература (https://www.fragrantica.ru/perfume/Novaya-Zarya-/La-B..) - т.к. я тот ещё читатель... Но всю жизнь искала духи как у Моргаузы в "Полых холмах" Мэри Стюарт:
"В то утро она была в платье вишневого цвета, и золото волос, рассыпанных по плечам, тоже отсвечивало розовым, как набухшие почки лиственницы по весне, как плоды абрикоса. Я ощутил густой, сладкий аромат, смесь абрикосов с жимолостью, и сердце сжалось от воспоминаний. Но этим и исчерпывалось ее сходство с той, которую я любил — попытался любить — так бесконечно давно; в опущенных долу зеленых глазах Моргаузы не было и намека на невинность".
И нашла в La Belle de Russia от... это звучит жутко, я знаю! - от "Новой Зари". Меня всегда пугала отечественная парфюмерия, но в кои-то веки я нашла то, что хотела... к сожалению, "Once upon a time kindom" хорош, но слишком сладок. Сказка хороша, но не моя (ничего, полью ей зимнюю одежду в шкафу). А вот "русская красавица" окутывает абрикосами, чёрной смородиной, духами моей любимой коллеги (от Каролины Эррейры), пачулями, фиолетовым ирисами, кроваво-красными гвоздиками и... делает счастливой.


evening

(no subject)

Второй день нахожусь под впечатлением от спектакля "Любовь и смерть Вазир-Мухтара" по мотивам "Горе от ума" 9-го класса.
Чацкий - влюбиться можно (будем откровенны, но Чацкий порой - болтало в очках... я не в восторге от очков, но тут даже они мне не мешали!). Просто - обнять и плакать. А самый огонь - Репетилов. Репетилов, мать вашу! - о чём там вообще Репетилов? - он несёт какую-то чушь, но... вчера я вслушивалась, стараясь не пропустить ни одного слова. Просто... гипнотически на меня действовал Репетилов, которого я "проматывала" мысленно, когда сама училась в школе, когда с детьми читала, когда водила их в театр... Сейчас страшно представить, что я была в молодости настолько самоуверенной дурочкой, что учила подростков литературе.
Сейчас я понимаю, что это не дети и... чтобы их учить, надо как-то... жизнь понимать, что ли? - ну хоть немного. Или, например, уметь с ними разговаривать. Чтобы не ранить ненароком и прочее в том же духе. И нельзя просто сказать:
- Повторить для тупых?
-Нет, спасибо, я не тупой. Обойдусь.
-Ой, а я тупой. Мисс Энни, повторите последнее предложение.

С детьми можно разговаривать точно, как со взрослыми, а с подростками... там действительно надо как-то совершенно особенным образом (когда передо мной подросток, то я чувствую себя как героиня Анжелины Джоли, - словно мне дали подержать младенца, а стакан с виски из рук забрали). Короче, не цеплял меня Репетилов. Никогда.
А тут аж книгу открыла и перечитала. Сама. Перечитала. Грибоедова.

И всё думаю - и не дело в том, что это типа "мои дети" играют (я не настолько люблю детей!), а в чём-то... может, это Окуджава так влияет? - у меня аж слёзы вскипели в глазах. Когда я хожу в Иркутский Драматический, то слёзы у меня... нет, раз я плакала. На "Цветах для Элжернона", но там даже Геббельс плакал был. А так... я ведь ни черта по жизни не чувствую, если не лечу с десятиэтажного дома. А тут, короче, два дня мурлычу себе под нос и... вспоминаю детство, Инну Вячеславовну, школу, осень, Нину, Грибоедова и... понимаю, что там-то счастье и было.

Да, моя Тоня-Пончик (та девочка, у которой я была нянькой в 2005-ом году) играла Софью Павловну. Убедилась, что Софью я ни в детстве не любила, ни в юности, ни сейчас...

2216923378_4b9bb6875a.jpg
say in jest

(no subject)

Настал тот день, когда я собрала все свои кровные деньги... шестой класс тут спрашивал, сколько стоит эскурсия на фабрику мороженого, а еще, мол, почему так дорого? - туда входит автобус, прекрасная я и четыре шарика мороженого в вафле разных цветов! - говорю. Они согласились, что так-то да...
Так вот. Собрала все деньги и пошла в микрохирургию глаза. Пришла пора мне ответить сполна за грехи: много лет я высмеивала молодых людей в очках и... Судьба по следу шла за мной, как сумасшедший с бритвою в руке. Теперь я нифига не вижу.
За мои же деньги мне надевали разные очки, я восторженно хлопала в ладоши, разглядев нижнюю строчку таблицы, забирали очки, капали атропин (я была как Фродо при встрече с назгулами), показывали разные белые домики вдали, тыкали в глаз, я извивалась отчаянно - как герой Сопротивления, медсестра держала меня за голову и держала веки пальцами.
-Девушка, вам, что? больно?
-Щекотно, - стонала я, а мне советовали сжать зубы и терпеть.
А глаз светили огнем, и я видела обратную сторону луны (глаза), которая очень похожа на Марс - красная пустыня в черных трещинах. Это дно глаза или что-то такое...
Заявили, что в столь юном возрасте (не спрашивайте, к чему опять эта дичь...) очки носить рано, нужно год кушать витамины, делать зарядку и дать организму бороться. Если зрение продолжит падать - через год выпишут очки.
-Девушка, не выдумывайте. У вас хорошее зрение, 80 процентов. Да, уже не сто... но много людей не могут похвастаться и этим.
Лучший Друг сегодня веселилась, когда я ей описывала размытые вывески, двойные буквы и то, что я не могу прочесть объявление в пяти метрах от меня.
-Если ЭТО хорошее зрение, то что тогда плохое?
-У меня все друзья и родители в восторге от импрессионистов, - говорю. - Это оно. Точно.

Сама я решила быть добрее к парням в очках и начала с Джорджа в школе.
-Где твои очки, Джордж? - спросила я голосом Олега Табакова в роли мисс Эндрю.
-То ли разбил, то ли потерял, - бормотнул Джордж.
-А... как ты списываешь с доски?
-С первой парты-то я вижу.
Мне захотелось обнять Джорджа и поплакать, тк с первой и я вижу. С пятой - ни черта.
say in jest

(no subject)

путём филологических вычислений и посиделок выяснили, что я никогда не называла по имени тех, кого любила. У них были такие кошмарные (просто русские, будь честна!) имена, что приходилось (даже у той подруги, кстати говоря) давать прозвища. Д.И., Настя и другие, получается, олицетворяют целую эпоху - в жизни появились люди, которых я называю так, как их зовут в паспорте.
Одна беда: раньше я думала, что когда-нибудь полюблю настолько глубоко, что буду в восторге от имени вроде Афанасий Сковородкин, и так я узнаю, что это и есть настоящая любовь. Но нет... теперь эта "проверка" не работает.

Насте завтра исполняется столько, сколько мне, боже. Поэтому я купила ей сертификат на уроки танцев. Четыре занятия. И брошку в виде птички - цвета расплавленного шоколада и подгоревшей карамели...
say in jest

"я стояла и смотрела, как одна сосна горела..."

«Fille En Aiguilles» - один из любимых для меня у Сержа Лютена - теперь нет необходимости ходить и вдыхать в парфюмерный. Он у нас дома. Ну, за исключением попа, заявленного в составе духов.
Это я такой отзыв на "фрагрантике" прочла:
-"В сосновом лесу поп пьет байкал,или колу. очень красиво"

Папа занялся кухонным окном, и на всём лежит тонкий слой опилок, пахнет сосновыми гробами соснами - благодать! Из четырёх рам пока сняты лишь две. И надо долго водить по ним шлифовальной машинкой, а сперва - снимать краску горячим феном и шпателем. Мне достаётся машинка и наждачная бумага. И покрывать тикурилой потом.
Мы с мамой непримиримые противницы пластиковых окон, поэтому... папе приходится возиться с окнами, которые не красили лет двадцать.
Но сердце радуется, когда под слоями и коростами старой краски оказывается вполне живое дерево с застывшей смолой. А потом рама делается лёгкой-лёгкой... как будто сбросившей груз лет (и, соответственно, "змеиной кожи").
Из нехитрых моих сельских развлечений - ездили в строймаркет (полгода назад такой же пост был... и каждые полгода они), где я, как и двадцать лет назад, пялюсь сперва на ассортимент, после - на людей. В детстве представляла, как бы обставила и отстроила свой дом, а с годами безразличнее стала к этой теме, но зато стала играть в другое - представлять себя на месте этих людей, которые ходят с деловым видом от стенда к стенду, прицениваясь к краскам, щупая обои и т.д. Увидела там одну женщину, бывшую на похоронах, которые произвели на меня столь сильное благоприятное впечатление, что у нас в меню одни блины да кисели. Отращиваю себе декаданс помощнее.

Кот в полном восторге от происходящего. Соска, погремушка и мячики позабыты. Зато выдирает зубами гвозди из штапиков. Безуспешно, впрочем. И тычет лапой в шурупы и отвёртку. До тех пор ровно, пока не включается какой-нибудь аппарат - их он боится. Вздыхает и убегает спать под одеяло. В данный момент, впрочем, лежит справа от моей руки и двумя лапами одновременно моет голову, и вид у него презабавный.
best beloved

Падуя

Падуя - очередная серия пустых воскресных городов, которые преследуют меня, вызывая какой-то дневной кошмар. В детстве я всё рисовала огромный европейский город на обоях (с обратной стороны), и все удивлялись - почему людей-то нет? Теперь я понимаю, что слепо воплощала свою юность - пустые европейские города, по которым ходишь в ватной тишине, нарушаемой лишь шорохом и стуком шагов.

Видимо, я действительно не настолько люблю одиночество, чтобы прийти в восторг от пустоты улиц. Впрочем, это удел именно европейских городов, куда меня так упрямо загоняют обстоятельства, и я всегда с раздражением думаю: ведь я знаю стольких, кто прямо умирает - мечтает поехать в Европы; почему же хожу тут я? Хожу, осознавая свою немоту и ненужность (единственное, чем я владею не в совершенстве, но не суть, - русским языком, а тут и это как-то абсурдно; поэтому я хожу, молчу и чувствую себя так, как буду чувствовать после смерти - эта уверенность единственная, коей я обладаю).

В общем, пусть эта женщина будет моей моделью:



Collapse )
say in jest

(no subject)

"Я всё пишу, пишу, пишу, а за окном Лондон. Я слышу шум машин, голоса, уличный гул. Я могла бы сходить в музей, прошвырнуться по магазинам, оторваться в классном клубе. А я только и знаю, что бегаю и пишу.
И довольно очевидно, что всё это - письмо мне самой.
Не знаю, но я,похоже, очень хочу получить это письмо. Меня бесит, что я не знаю. Лучше бы я вместо этого вязала длинный шарф. Он бы во всяком случае меня грел. А все эти бесконечные страницу, к чему они мне? Если их поджечь, они будут давать тепло всего несколько минут. А потом снова станет так же холодно. Так же чертовски холодно".

Эрленд Лу
say in jest

2006-2009

минуя виражи,
втеку в такую жизнь
и даже обрету акцент.
я думаю, что так
взрослеет любой дурак,
когда фингалы на лице...

(Таня Зыкина)


Лето - это такое время, когда совершенно не хочется писать про работу. Даже мне. Ну и что с того, что ребёнок опять в меня по утру чем-то запустил, а я была в вечно нетрезвом состоянии, т.к. раньше четырёх лечь не могу. Правда, ребёнок вопит и "фрог!", когда та выпрыгивает из носка, и "батэфлай!", когда видит бабочку, садящуюся на зонтик... да многие другие слова. А я до упаду качаюсь на качелях в вымершем июльском дворе; но всё это неизбывно напоминает немецкий июль, день в котором начинался в шесть, а раньше часу моя весёлая семейка не ложилась - поэтому я тогда пребывала в пограничном состоянии между жизнью и смертью, варёном из-за жары и вялого старого сердца, раздвоенном из-за того, что говорила по-английски, мне отвечали по-немецки и называли "энглиш лэди". По-немецки я говорила только с пятилетней девочкой-испанкой Катариной, с которой познакомилась в садике - уровень у нас был примерно одинаковый, поэтому говорили много и легко.
Ещё помню грузинского мальчика Тариэля, у которого на меня срабатывал рефлекс: он пел либо "полюшко-поле", либо "я с комариком" - при этом он становился лиричным и не огрызался на меня по-немецки. Русская девочка Лиза ни слова уже не знала по-русски, зато казашка Маша слушала меня одним ухом и периодически встревала с дельными (и совсем бездельными советами).
У меня тогда ещё не было фотоаппарата, поэтому фотографии бумажные - их сделала немецкая мама, а потом прислала мне альбом, и я сегодня просто сканировала и решила приоткрыть завесу и помочь будущим биографам, что ли:).

Поэтому буду превращать жж в фотоальбом воспоминаний, - этакий облегченный и максимально упрощённый вариант для читателя и писателя.

А тут Виола, которую я звала Лягушкой в Шляпе - мысленно, разумеется. И даже её любила, когда она не ревела, а женщины в той семье были просто специалистки по плачу. Через неделю уже сдалась и заревела я. Этот мой сольный номер наблюдала немецкая муттер, одобрительно кивала, а потом внезапно спросила:
-Пудинг хочешь?
-Хочу! - мгновенно перестала выть я.
Потом я поглощала пудинги, дохлюпывая носом, но вполне примирённая с жизнью; с тех пор утешаюсь так всякий раз, не успев заплакать. И детей утешаю. Будем все толстые и красивые, думаю.

- это я делаю вид, что в восторге от процесса глажки какого-то лысоватого и тёплого верблюда в тридцатиградусную жару:)
Collapse )
say in jest

О фотографиях, конфетах и дневниках: "веди себя хорошо - зови меня, если что!"

Если в прошлом году слоганом было: "учителя не кормить!", то в этом году будет "учителя не фотографировать!"
От конфет я как-то избавилась, потому что это была целая проблема: забывать их на столах, выгребать из сумок липкие леденцовые залежи, отдавать их кому-то... и я тайно радовалась, если конфеты у меня э-э-э... конфисковали некоторые ученики.

Но у популярности есть и другая сторона: сперва какой-нибудь ученик меня громко зовёт, я быстро к нему оборачиваюсь, а он щёлкает затвором камеры. С лёгким ужасом представляю кадры, которыми обладают эти дети - у них теперь есть такая страшная вещь, как мобильные телефоны, поэтому я там могу быть похожей на зеленую и мутную утопленницу с невнятным и кошмарным лицом. Как вы понимаете, фотографу обычно еще надо подпрыгнуть, чтобы достигнуть желаемого результата.
Поскольку делают они это на перемене - я еще никак не возмущалась, но Пухлика в прошлом году мысленно обозвала "беременной вороной", которая сидит на шкафу, чтобы сделать весёлый кадр.
А вообще-то мне просто завидно, что я не могу обнаглеть настолько, чтобы сфотографировать некоторых неподарков и заняться скрапбукингом на всю катушку: целый альбом рожиц! - помните у Чудака (из книги Железникова) был отряд первоклашек, которых он водил в автоматическую фотографию, чтобы они корчили жуткие рожи, а потом любовались на себя, наклеенных в общую тетрадь. Парень был определённо наш человек!:).

"По моему предложению мы решили перекрасить юбку в другой цвет, чтобы скрыть чернильное пятно, с одной стороны, и сделать Зининой маме приятное - с другой. Ведь у нее фактически должна была появиться новая юбка! Ребята были в восторге от моего предложения. Наташка визжала, Толя прыгал, как гуттаперчевый мальчик.
Да, это был полный восторг, полное взаимопонимание и дружба. Правда, меньше всех восторгалась Зина, потому что юбка принадлежала ее маме.
Мы перекрасили юбку в вишневый цвет - чернильное пятно стало золотистым. Мы перекрасили ее в коричневый - пятно стало чёрным. Вот что значит пользоваться старыми чернилами: их даже краска не берет. Тогда я предложил для симметрии поставить на юбке несколько горошин, но Зина почему-то отказалась.
С той поры наши отношения со Стрельцовой-старшей осложнились. Она отчитала меня по телефону, нажаловалась моей маме. А теперь прибежала к директору.
Вожатая Нина попробовала меня защитить, но Стрельцова-старшая все твердила: "он ненормалный, он ненормальный". Тут, правда, директор ее оборвал: "Может быть, он в вожатые не годится, но он совершенно нормальный" и попросил Нину принести ему наш классный журнал, чтобы доказать Стрельцовой, насколько я нормальный: дескать, я вам сейчас покажу, как он учится.
А накануне я сразу в один день получил пять двоек. Я узнал, что Насте Монаховой поручено подтягивать отстающих. Вот я и решил превратиться в отстающего, чтобы она меня подтягивала. Если бы я получил одну двойку или две - это могло бы не произвести такого впечатления, поэтому я и получил сразу пять двоек.
Думаете, это легко? Целый день я был в страшном напряжении: во-первых, боялся, что меня не спросят, а во-вторых, что вместо двойки какой-нибудь сердобольный учитель влепит мне тройку. Никто, разумеется, не догадался, кроме Сашки, куда я клоню, но когда наша классная сказала, что я тепер буду заниматься с Настей, как самый отстающий, он вновь покрылся бледностью мертвеца.

Так вот, значит, когда директор увидел, что у меня пять двоек, он возмутился: "Где вы нашли такого шалопая?" Шалопай - это я.

(Жизнь и приключения Чудака)

Баронесса-патронесса улетела, но Кросавчег всё к еще под впечатлением от ее благосклонности к нему. Тем временем я взяла установку баронессы: как можно не сделать того, о чём я просила? - правда, вот один фрукт почему-то не сделал. Потребовала у Кросавчега дневник. Тот безропотно его подал (я в шоке - еще год назад это было абсолютно бесполезное мероприятие). Написала ему наскальную надпись: "не забудь вклеить своё имя, написать его на всю страницу несколько раз, подготовить альбом к сдаче; а вообще-то молодец!" - подмахнула я, подумав. Всё-таки я не очень доверяю их родителям, поэтому дневник - не место для плохого, а только для смешного. Пример: "ваш сын возбуждающе вёл себя на уроке!" - как можно серьезно относиться к таким записям?

Мне всегда писали длинно, интересно! - особенно в тетрадях по литературе - просто целые письма красыми чернилами. В конце-концов, такие вещи должны приносить радость в нашу жизнь, но никак не огорчения.
Кросавчег проконсультировался с соседями, они заверили его, что всё хорошо, и счастливчик три раза со мной попрощался от восторга. Как мало людям надо для радости-то!

Вирджиния оказалась не промах: первая заявила: "А.А., вы ведь мне поможете? - я отсутствовала на прошлом уроке, поэтому не сделала домашнее задание!" Во время подобных заявлений я тайно благославляю учеников, которые пришли из общеобразовательной школы (дай им Бог там всем здоровья!): они сидят тихо, никуда не выпрыгивают, руку поднимают, как на картинке в букваре и что-то шепчут. Не знаю, что с ними там делали раньше - били, что ли? - эффект потрясающий. Кто бы мог подумать, что из монстра Барби, которого я помню по детскому саду, получится такая скромная институтка Смольного?

Огорчают только мальчики, которые последнее время ленятся: шевелят губами, но не говорят. Собираюсь организовать для них фонетический комплекс упражнений доктора Хиггинса - повеселимся.
  • Current Music
    "потуши на кухне пожар - я тебя подожу!"
  • Tags
say in jest

будни "семейки адамсов"

Прихожу к бабушке с целью помывки окон. Принесла с собой сок, достала из серванта два стакана, сполоснула, налила...
бабушка, отхлебывая: - Ты проверила... там не было иголки, милая?
я, поперхнувшись: - Не проверила...
с ужасом представляю свою смерть, а потом спохватываюсь: - Но я ведь их мыла!..
бабушка: - Это хорошо, а то я часто иголки, кольца и булавки туда кладу... в стекле очень удобно все хранить!

и действительно, зная бабушку, я каждый раз ругаюсь, вытряхивая из фужеров посторонние предметы. В памяти сразу встает плакат, висевший возле операционной в "ухогорлонос": "инородные предметы, извлеченные во время операций".
так и живем.