Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

out of the sun

(no subject)

В пятницу птицы сказали, что август… нет:
В пятницу в сумерках птицы сказали, что…
Где твоя, август, медь? У твоих монет
Звон — да не тот, сияние — да не то.

Может, и я не та, что была вчера.
Август пришёл с утра — да и был таков.
Птицы сказали: август пришёл с утра
В шорохе облетающих цветников.

Горе моё лукавое, мёд в крови,
Где твои жили-были, куда ушли?
Август, — сказали птицы, — лови, лови:
Стая на нить нанизана от земли —


Ольга Родионова

на фото родной ЦПКиО - фото сделано в одном далёком августе

sleeping

(no subject)

После летних "Канн" всегда пишут неожиданные люди и просят "стих". К какому-нибудь случаю. Таких людей не слишком много, но... это реально радует. То есть я начинаю думать, что смысл моей жизни не совсем как у того мужика в вагон-ресторане, который должен был соль передать, а чуть-чуть позначительнее: переслать в соцсетях подходящий стих.
При этом я действительно стараюсь быть разумной и не шлю, например, единственное любимое стихотворение Ахматовой (я мало в жизни чего люблю...):

Я пью за разоренный дом,
За злую жизнь мою,
За одиночество вдвоем,
И за тебя я пью,-
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб,
За то, что Бог не спас.

А.А.А.



drink-drank-drank

(no subject)

У Базарова дурное настроение - проспал, опоздал. Поэтому кроме "гуд монин" и "бай-бай" я из него за час почти ничего не вытрясла, кроме фразы "да я знать не знаю". Мне иногда кажется, что попугай Кактус в "трёх семёрках" знает больше слов. Какаду вообще довольно много слов знают: "Кактус хорошая птичка, алё!" - аж четыре. Базаров его обходит на одно слово.
Мне уже интересно, чем меня сегодня порадует Сильвия Сандерс? Последний раз я предложил налить моей кукле в виде принца чаю, на что она фыркнула: - Тебе ещё налью, а ему - нет.
-Хорошо, налей мне чаю, - покорно и устало сказала я, усевшись возле игрушечной кухни.
Сильвия закрыла дверь комнаты (она всегда это делает во время занятия), прошла к плите, раздражённо дёрнула плечом с серебристым шлейфом, взяла чайник, "налила чай" в чашку и сунула мне её с блюдцем так, что если бы там был чай не понарошку, то я бы облилась.
-Спасибо, дорогая, - пробормотала я по-английски. - Ты обходишь Шурика (тот всегда встречал меня фразой "когда уже вы уйдёте?") в любезности.
Более того, я помню, как четырёхлетний Шурик наврал дедушке, что ему нужен "снежок" из дальнего магазина, дедушка запер его и пошёл за "снежком". Пришла я и... поцеловала закрытую дверь, за которой истошно рыдал Шурик. Оказалось, что сидеть одному дома всё-таки страшно. Это был редкий раз, когда у меня не было урока (дважды так случалось), но я не стала сочувствовать рыданиям коварного Шурика, а радостно поскакала домой. Маме Шурика было стыдно, и она оплатила урок. В итоге, Шурик, ослабев от рыданий, утешился "снежком", я пошла гулять и есть мороженое, а Сильвия хотя бы не плетёт подобные интриги. Уже и на том спасибо.

P.S. Когда я пишу про таких отпетых товарищей, то может показаться, что меня прям все дети ненавидят, но нет... про хороших и милых просто писать не интересно.
out of the sun

(no subject)

Лето - это короткий сон и бесконечный роман Брэдбери: всё тает в вечерних сумерках... вот и забытый динозавр синеет в зелёно-голубой траве... Началась пора оставленных игрушек. Они и в нашем дворе призрачно белеют и желтеют, забытые в остывающей песочнице и в траве, но началось не со двора, а с розового зайца на зелёном диване. Заяц сидит в цветочном киоске "Мани.роуз" на Декабрьских событий - напротив танка. Если подниматься вверх к 1-ой Советской, то в темноте этот киоск светится как холодильник и маяк в ночи. Там никого нет, кроме букетов цветов и... игрушечного розового зайца на зелёном диванчике.
А сегодня мы встретили жёлтого зайца на лавочке возле фонтанов (площадь Декабристов). Короче - "зайку бросила хозяйка", но дождя сегодня нет!
Каждый год мы ходим одними и теми же тропами, но в этом году улицу Уткина приятно освещает новенький "Сакэ номэ", где внутри сладко светятся витрины, передвигается тень официантки. Над столиками - голубо-золотистые вставки... то ли обои? то ли ткань? - в сумерках всё приобретает какой-то фейский и европейско-сказочный оттенок. Это я ещё в детстве поняла - все эти пряничные домики ("как куски уродливого печенья утопающие в пене и креме цветущих деревьев!), гномики ("моя мамочка мумия, а папа - гном!"), все эти голубоватые травы, чёрные чащи, откуда выходят разбойники с ножами, но проходят насквозь словно тени... и музыка, доносящаяся из приоткрытых окон. И мёрзнущий кончик носа, мгновенно ставшего немного лисьим - будто ты надел карнавальную маску и уже шуршишь плащом в полуметре от земли... и верхушек-метёлок травы, которая не простая, в сонная... и, может быть, немного блюз, льющийся вместе с водами рек. И каждый незнакомец с сигаретой в сумерках - уже лиловый негр. И гроздья акации размером с гроздь бананов, и взмахи качелей отдувают прядь ото лба и дышат на тебя тьмой и временем...

Collapse )
april

(no subject)

На Базарова снизошёл дух Крисмаса. Поздравил меня, мы обменялись рождественскими конфетами и... посмотрели про Кевина и тётеньку с голубями, пожелали друг другу "хэппи нью иа". Простите, невольная слеза...
Нет, он мне предлагал купить сто кило гречки на семь фунтов стерлингов и... жить безбедно, но... без коммантариев Базарова и Рождество не Рождество, а?
εὐρυθμία

(no subject)

Ноябрь – почти имбирь. Я не люблю имбирь. Я не люблю корицу и сладкий ванильный дух. Я не хочу решать to be или not to be. Я не умею выбрать только одно из двух. Рынки полны хурмой. Я не люблю хурму. Я не люблю дожди, золото и сквозняк. Я проживу без них. Только вот не пойму, как без того прожить, что не любить нельзя. Как без тебя прожить. Кем без тебя прожить. С кем без тебя прожить, если нельзя с тобой. Осень ввела режим, строгий такой режим, осень ввела войска, правила и конвой. Птицы ушли на юг. Рыбы зарылись в ил. Осень ввела войска. Осень взвела курок. Мне не хватает слов. Мне не хватает сил. Это чужая ты. Это чужой порог. Дальше уже нельзя, дальше твое тепло. Я не могу войти. Я не хочу на чай. Слышишь, они идут – каплями за стеклом. Скоро меня найдут. Здесь комендантский час.
Запах - протяжный стон, даже дышу с трудом, вязкий густой туман держит дверной проем.

Пахнет ванильным сном твой золоченый дом.

Будущее - корицей.

Прошлое – имбирём.

(Светлана Лаврентьева)
SAM_9065.JPG

Collapse )
last spring

(no subject)

Снова от меня ветер злых перемен
Тебя уносит,
Не оставив мне даже тени взамен,
И он не спросит,
Может быть, хочу улететь я с тобой
Желтой осенней листвой,
Птицей за синей мечтой.

Сколько я искала тебя сквозь года
В толпе прохожих.
Думала, ты будешь со мной навсегда,
Но ты уходишь.
Ты теперь в толпе не узнаешь меня,
Только, как прежде, любя,
Я отпускаю тебя.

Каждый раз, как только спускается ночь
На спящий город,
Я бегу из дома бессонного прочь
В тоску и холод.
Я ищу среди снов безликих тебя,
Но в двери нового дня
Я вновь иду без тебя.

Позови меня с собой,
Я пройду сквозь злые ночи,
Я отправлюсь за тобой,
Что бы путь мне ни пророчил.
Я приду туда, где ты
Нарисуешь в небе солнце,
Где разбитые мечты
Обретают снова силу высоты.

Татьяна Снежина



В детстве это была одна из моих любимых песен, чтобы петь её постоянно. А ведь могла бы быть легкомысленной идиоткой и петь какие-нибудь "малинки-вечеринки", а? - глядишь, всё и не по этому сценарию повторялось из года в год. Но нет. Пусть я буду такой, как есть. Бог с ними, с вечеринками.
say in jest

(no subject)

Когда раньше меня спрашивали: что я люблю больше всего на свете? - то я безапелляционно заявляла: "детей и зиму". Теперь я склоняюсь к тому, что это ещё и деревья. И самолёты, конечно же... и качели. И вечер...

SAM_7831.jpg

Collapse )
say in jest

Самое невероятное, что я видела в этом мае

Нет, ей-богу... до этого - только по телевизору, но это ведь не то... а тут - шикарный перформанс. Жаль, что этот пышный кринолин затмил белого павлина - тот пристыженно схлопнулся, пока я торопливо доставала фотоаппарат из рюкзака. И "кринолин" радостно побежал фотаться, забыв про невест... там ведь я целый класс привезла из Ново-Ленино.

Вчера впервые в жизни опоздала на свою экскурсию - вышла не у той школы и... десять минут меня ждали в автобусе дети и учитель... десять минут. А я бегала по Ново-Ленино - остановку пришлось бежать, но уже не очень понимая, куда... пользуясь только интуицией и расспросами на бегу - буквально.
Хорошо, что люди бодро реагируют на крик: - "Тридцать восьмая - куда?!" и показывают направление.

Сгладило моё опоздание цветение сакуры в зоопарке, дети у многих зверей и... павлины. А я сама стояла и чесала любимого белого козлика (размером с комод!), который радостно качал рогами, подставлял мне выгнутую шею, припадал к рукаву пальто, а я чесала ему бороду и смотрела в жёлтый глаз. И было так хорошо, что я даже не фотала.

Потом я дала свободное время - все разбрелись по зоопарку, и я пошла ещё смотреть павлинов. Учительница была немолодая, красивая, опытная... она с внуком пошла к уточкам, а потом мы как-то все сами нашлись и встретились у ворот. Минут через десять-пятнадцать. Все двадцать шесть человек. Вот, что значит нужная степень свободы. Не пришлось бегать - искать детей... не пришлось звонить в колокольчик (тем более, что в русских школах их всё равно нет)... короче, было очень гармонично. Хотя ноги после вчерашнего забега у меня до сих пор болят - никакие практики в виде 4-го и 3-го этажей ежедневно не спасли.
-Ты красавица! - говорила двухлетняя девочка павлину, стоя возле клетки.
-Это мальчик, - убеждали её окружающие.
Многие дети заинтересовались: - А почему на него и беленькая смотрит? У неё же муж убежал в домик?
Честно ответила: -Этот просто ярче. Берёт бурей и натиском.



Collapse )
april

Какаду Кактус (сегодня)

Кактус живёт на улице Горького - в стомцентре 777. Его подарили врачу Ольге Юрьевне, но поскольку она всю жизнь (мы знаем её дольше пятнадцати лет) проводит на работе, то Кактус тоже живёт на работе. Кактуса мы знаем лет десять... мама к нему не прикасается, а я или папа сразу начинаем его чесать - он любит подставлять шейку и лоб. И тут же ластится... очень славный и умный (вредный и крикливый, впрочем, тоже бывает, конечно...):