Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

black hole

(no subject)

Милая кирха Святой Барбары, которая благоволила рыцарям Тевтонского ордена, неподалёку от аэропорта ХрабрОво. Известна тем, что там сохранилился фрагмент фрески, на которой уцелел кусочек Святого Павла. Возле растёт забавное дерево "куриный бог":)

Collapse )
sky

(no subject)

Над этим дворцом девиз дома Романовых - с нами Бог.
Если дорвётесь до власти, граждане, помните: это несчастливый девиз. Провальная стратегия. Римляне и немцы тоже почему-то на него ставку делали, а Бог он ни с кем, он сам по себе:
orange

(no subject)

Сохранившиеся Королевские ворота, отстроенная заново синагога, восстановленный собор - его отражение, калининградский лев и рыбная деревня: приеду и выложу фотографии лучше, больше (синагога огромная - поражает размерами и великолепием!) и ближе, и удачнее, но сейчас - что есть:


Collapse )
sleeping

перед дождём

Если ты заблудишься в чёрном лесу - все твои уменья тебя не спасут.
Все приблуды будут бесполезны, но поможет зато
Мантра завсегдатая гиблых мест - если Бог не выдаст - свинья не съест,
А если Бога нет, то и не выдаст тебя никто...

Олег Медведев




Collapse )
orange

(no subject)

На самом деле последняя неделя учебного года, вроде, и не тяжёлая вовсе, но я сегодня минут писят шла домой. Вместо двадцати, которые взаправду. Послушно позволила третьему классу меня зацеловать, не стала ворчать, а одна девочка из второго - мне вложила в руку трюфель и убежала. Видимо, людям меня жалко. Ну, что ж.. пускай. Драться под конец когда я уже точно не могу, но сегодня сказала Джейкобу по-русски, что меня весь год бесило и обижало, что он в начале урока часто сообщал, что ненавидит английский. И мне всегда хотелось сказать, что я его ненавижу учить. И видеть не могу. И сам бы на моём месте, как поступал бы, а? - вроде, Джейкобу полегчало. На урок пришёл какой-то приличный. Впервые за год. Накипело. Выговорилась.
Пришла домой и завалилась спать талантливо. Вечером поехала к Сильвии Сандерс и самозабвенно говорила ей то, что думаю. Там процентов писят впустую в силу возраста, но сегодня почему-то я не давала ей постоянно верховодить и подсовывать мне карточки/игрушки (мои же) похуже. В мае уже можно постоять за себя и не прикидываться святее, чем есть:

εὐρυθμία

(no subject)

да, моё штормящее состояние не извиняет десятки ошибок и опечаток в предыдущих постах... но давно я такого драйва не ощущала: у каждого соревнования должен быть свой герой. Сегодня это Нэтан Чен, и даже я (бревно и дерево в фигурном катании) понимала, что тут нужно встать - просто встать и хлопать, не жалея сил... ибо это тот прокат, который от Бога.
И грустно, и страшно, и горько... как Ягудин сказал: - Ханю очень много сделал для фигурного катания в прошлом, Чен - это наше настоящее, а Кагияма - это будущее. И страшно мне, что я свидетель того, как быстро, ужасно быстро проходят и счастье, и взлёт, и паденье, и слава земная, Господи:

evening

(no subject)

У нас с тобою — не в глаз, а в бровь
Всегда, и всегда — одно:
Я знаю, красное — это кровь.
А ты говоришь — вино.

Нам врозь влюбиться, и врозь остыть,
И каждого Бог простит.
Я знаю стыд, и ты знаешь стыд,
Но он у нас разный, стыд.

Отговориться былым грехом,
Паскудством, дурным стишком?
Но там, где ты — на коне верхом,
Там я — босиком, пешком.

Огонь — по жилам бежит, а дым —
В глаза, вот и песня вся.
У нас с тобою Господь один,
Да разные небеса.

Нам все поделом, по делам, а наш
Разводчик — в разрезе глаз.
Я жду, когда ты меня предашь
В пятьсот азиатский раз.

Ходящий по водам, пескам, звездам
Не видит путей простых.
Но знай: я тоже тебя предам.
И ты мне простишь, простишь.


Ольга Родионова

εὐρυθμία

(no subject)

Держи удар, дистанцию и слово.
Держи святую воду и перо.
Держи картошки полное ведро
И ожерелья лука золотого.
Они – твоё несметное добро,
Защита – от любого духа злого.

Держи свой путь, а не по ветру нос.
Держи любовь – бессмертно, тайнозримо,
Чтоб не держать ни краски для волос,
Ни туши для ресниц, ни щёк для грима,
На это есть всегда огромный спрос, –
Но подлинника страсть неповторима.

Держи улыбку, не оскалив пасть,
Как демонстранты кафеля зубного.
Держи себя, чтоб в лапы не попасть
Общественности, рвущейся во власть –
Кроить страну, как ножницы портного!
Держи удар, дистанцию и слово.

Ядро поэтики – атлетики ядро,
Держи ядро атлетики поэтской.
Ядрёный дух держи природы детской.
Держи картошки полное ведро.
Держи святую воду и перо.
Они – твоё несметное добро.

Юнна Мориц

Collapse )
teddy

(no subject)

На колесе обозрения нужно сейчас садиться через пять кабинок, и я пошутила на тему дистанции, но потом одумалась: отопление не во всех кабинках. Мне тут подсказали, что, возможно, это с равновесием связано, но не знаю... я сперва вообще ни о чём другом и думать не могла - просто порадовалась, что морозы отпустили, и колесо заработало:
- Фигурки как у Брейгеля на картинах, - сразу сказала мама.



Collapse )
sleeping

(no subject)

При том, что я не разделяю позицию Александра Васильевича Колчака, но и ненависти к нему не испытываю - противника можно и нужно уважать, особенно, если это близкие тебе по духу и времени (мне всегда кажется, что всё это со мной уже точно было) люди, а ещё их заведомо проигрышное дело и полная его обречённость меня как-то поддерживают в трудные периоды жизни: это вроде того, как Гектор идёт сражаться с Ахиллом, и знает, что его убьют. Но не боится, верит в предопределённость Судьбы, идёт, т.к. не пойти нельзя.

"Когда мы возвращались, я сказала ему: "Я знаю, что за все надо платить - и за то, что мы вместе, - но пусть это будет бедность, болезнь, что угодно, только не утрата той полной нашей душевной близости, я на все согласна".

Что ж, платить пришлось страшной ценой, но никогда я не жалела о том, за что пришла эта расплата.

Александр Васильевич увез меня в Никко, в горы.

Это старый город храмов, куда идут толпы паломников со всей Японии, все в белом, с циновками-постелями за плечами. Тут я поняла, что значит - возьми одр свой и иди: одр - это просто циновка. Везде бамбуковые водопроводы на весу, всюду шелест струящейся воды. Александр Васильевич смеялся: "Мы удалились под сень струй".

Мы остановились в японской части гостиницы, в смежных комнатах. В отеле были и русские, но мы с ними не общались, этот месяц единственный. И кругом горы, покрытые лесом, гигантские криптомерии, уходящие в небо, горные речки, водопады, храмы красного лака, аллея Ста Будд по берегу реки. И мы вдвоем. Да, этот человек умел быть счастливым.

В самые последние дни его, когда мы гуляли в тюремном дворе, он посмотрел на меня, и на миг у него стали веселые глаза, и он сказал: "А что? Неплохо мы с Вами жили в Японии". И после паузы: "Есть о чем вспомнить". Боже мой...

Сегодня я рано вышла из дома. Утро было жаркое, сквозь белые облака просвечивало солнце. Ночью был дождь, влажно, люди шли с базара с охапками белых лилий в руках. Вот точно такое было утро, когда я приехала в Нагасаки по дороге в Токио. Я ехала одна и до поезда пошла бродить по городу. И все так же было: светло сквозь облака просвечивало солнце и навстречу шел продавец цветов с двумя корзинами на коромысле, полными таких же белых лилий. Незнакомая страна, неведомая жизнь, а все, что было, осталось за порогом, нет к нему возврата. И впереди только встреча, и сердце полно до краев.

Не могу отделаться от этого впечатления".

Анна Васильевна Тимирёва