Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

εὐρυθμία

Анна Щербакова. Чемпионат России

Все кругом подводят итоги, а я побаиваюсь, т.к. меня, к счастью, 2020-ый год не заметил просто. И я была сторонним наблюдателем. Особенно в марте-апреле, когда нас коснулись дистанционка и самоизоляция, а потом жизнь с мелкими вошла в обычную колею (я и так бОльшую часть жизни провожу с детьми). Так что... у меня только очередной отпуск отпал, но я уже привыкла покупать билеты "вникуда".
А у моих близких тем временем... короче, мало осталось людей, которых бы не коснулась корона, но вот у меня на днях сестру выписали из больницы, и это уже хорошо.

Сегодня у мамы засорились трубы, а папа в отъезде. Поэтому я интересно провела вечер 31-го декабря - я разобрала трубы и прочистила их витым шлагом насколько смогла. Хотелось бы лучше, но мне есть, куда расти. В прошлом году я тока шампанское сама научилась открывать, а тут хоть что-то посерьёзнее.

Самое главное событие года для меня (помимо дорам:) - это Анин прокат под Бетховена в Челябинске, в этом декабре. Это затмило мои всякие личные мелочи и... подняло меня на какую-то высоту. Вдохновило и подарило силы. Знаю, что звучит странно, но никогда не знаешь, от чего твоё сердце будет биться:

конфекты

(no subject)

Купила себе (зачёркнуто) домашним детям желанный (для меня:) "Гранд-отель" и "Королевский магазин". Это я вдруг нашла альтернативу рисованию, которое люблю, но оно в плане английского мне как-то никак... а тут я откашливаюсь и сообщаю, что можно приклеить диван, на который небрежно брошена китайская шёлковая шаль в раздел "дамская одежда". А в корзинку с едой положить креветок, лук-порей, имбирный лимонад и сливовый джем. В шляпную коробку можно положить шляпу с зелёным бантом. А в кота можно посадить на пуфик. Не забудьте, дети, клюшки для гольфа. Ладно... так и быть - клей их в "винный погреб" или в оранжерею.

"За брекфастом яркий паточный сироп, golden syrup, наматывался блестящими кольцами на ложку, а оттуда сползал змеей на деревенским маслом намазанный русский черный хлеб. Зубы мы чистили лондонской пастой, выходившей из тубочки плоскою лентой. Бесконечная череда удобных, добротных изделий да всякие ладные вещи для разных игр, да снедь текли к нам из Английского Магазина на Невском. Тут были и кексы, и нюхательные соли, и покерные карты, и какао, и в цветную полоску спортивные фланелевые пиджаки, и чудные скрипучие кожаные футболы, и белые как тальк, с девственным пушком, теннисные мячи в упаковке, достойной редкостных фруктов. Эдемский сад мне представлялся британской колонией.

Я научился читать по-английски раньше, чем по-русски; некоторая неприятная для непетербургского слуха - да и для меня самого, когда слышу себя на пластинке - брезгливость произношения в разговорном русском языке сохранилась у меня и по сей день (помню при первой встрече, в 1945 что ли году, в Америке, биолог Добжанский наивно мне заметил: "А здорово, батенька, вы позабыли родную речь"). Первыми моими английскими друзьями были незамысловатые герои грамматики - коричневой книжки с синяком кляксы во всю обложку: Ben, Dan, Sam и Ned. Много было какой-то смутной возни с установлением их личности и местопребывания. "Who is Ben?", "Не is Dan", "Sam is in bed", "Is Ned in bed?" ("Кто такой Бен?" "Это - Дэн", "Сэм в постели", "В постели ли Нэд?" (англ.)) и тому подобное. Из-за того, что в начале составителю мешала необходимость держаться односложных слов, представление об этих лицах получилось у меня и сбивчивое и сухое, но затем воображение пришло на помощь, и я увидел их. Туполицые, плоскоступые, замкнутые оболтусы, болезненно гордящиеся своими немногими орудиями (Ben bas an axe), они вялой подводной походкой медленно шагают вдоль самого заднего задника сценической моей памяти; и вот, перед дальнозоркими моими глазами вырастают буквы грамматики, как безумная азбука на таблице у оптика.

Классная разрисована ломаными лучами солнца. Брат смиренно выслушивает отповедь англичанки. В запотевшей стеклянной банке под марлей несколько пестрых, с шипами, гусениц, методично пасется на крапивных листьях, изредка выделяя интересные зеленые цилиндрики помета. Клетчатая клеенка на круглом столе пахнет клеем. Чернила пахнут черносливом. Виктория Артуровна пахнет Викторией Артуровной. Кроваво-красный спирт в столбике большого наружного градусника восхищенно показывает 24 Реомюра в тени. В окно видать поденщиц в платках, выпалывающих ползком, то на корточках, то на четвереньках, садовые дорожки: до рытья государственных каналов еще далеко. Иволги в зелени издают свой золотой, торопливый, четырехзвучный крик".

Владимир Набоков




Collapse )
april

Камила Валиева. Короткая программа. Кубок России по фигурному катанию

С "болером" с у меня по-прежнему душевно не складывается (куда дели красный с изумрудным костюм? - он меня там один бодрил!), но вот "Шторм" - моя любовь, конечно. Это почти так сильно, как "Девочка на шаре" у той же Камилы. Можно замирать и смотреть, смотреть, смотреть...
Особенно здорово: приехали на соревнования, посостязались сами с собой, всё доказали и... работают дальше:

drink-drank-drank

(no subject)

С грустью в очередной раз думаю, что дело только в любви (во всём и ко всему). Или в нелюбви. И последней у меня, к сожалению, больше всегда было.
Смотрю на отечественное ФК (это у меня как с русской литературой, которую я знаю лучше, чем зарубежную и... шучу, что у меня узкая специализация, ничего страшного) и думаю, что в жизни у меня ведь тоже сплошная Санта-Барбара (как шутливо всё это представил нам первый канал). Болельщики тут же сочинили фанфик, где Косторная - это Джина. И я посмеялсь. София - точно Тарасова, Сиси - точно Мишин, да... вот с Мейсоном ребята не попали. Мейсон был обаятельный - это я даже в четыре года понимала. Вот муж Джины там был герой-трикстер - серий пицот хотел упечь за решётку Круза Кастильо и... смог. Вот, что я из детства вынесла? Нет, чтоб полезное что-то:).
Короче, это я к тому, что в жизни кругом тоже одни "чемпионы" разных видов спорта, и у меня тоже в каждом классе есть свои Трусова-Косторная. И Медведевы, и Туктамышевы... и в жизни: все мы друг другу соперники и соперницы, и Брут, и Цезарь.
Но с ужасом думаю: как надо любить ребёнка, чтоб пережить с ним и скорпиона на спине, и шипы ("помесь дикобраза с чертополохом и Чужим" - как злопыхатели едко подметили), и выжженные волосы, и пирсинг, и тату, и какую-нибудь непременную дурь. Болельщики, кстати, очень суеверные: надо было, мол, катать в старом платье, которое приносило удачу. Ещё у них есть примета, что если тебя Тарасова осыпала похвалами - всё, впереди сплошные неудачи (тут я согласна:). Сама в юности ничем таким не блистала, но зато я была чемпионкой в неудачных влюблённостях: одна хуже и неудачнее другой. Все, кроме меня, разумеется, были в ужасе. Я - в восторге. Чемпионкой бы и осталась, да ушла из большого спорта. Надо было как из фигурки - к восемнадцати годам. И родным, друзьям и близким надо всё это пережить с человеком, отпадать с ним на самое дно, а потом вы такие сильные, мудрые, рука об руку, значит, пойдёте дальше. Или разойдётесь. И как редко это удаётся. Может, я просто и не любила никогда никого по-настоящему, чтобы пройти через ад и выйти куда-то... с годами начинаешь прозревать на этот счёт.
Хотя, если дети твои - полегче. Мои уроды раз бесились и хлобыстнули входной дверью, когда мама в свой д.р. зашла за мной на работу, и мы должны были пойти в кафе. Хлобыстнули дверью перед ней, мама придержала рукой, но... пальцы отбила так, что ногти треснули. Дети мои, не заметив, полетели дальше, а у меня было испорчено настроение на вечер. Если б дети были не мои, а чужие - на подольше. Затаила бы бессильную злобу на пару лет, как я обычно делаю.
А так - мои ж дети. Значит - мои проблемы. Наверное, если любишь, то всё стерпишь и простишь. Терпят же люди родных алкоголиков, наркоманов, воров, предателей и преступников: и живут с ними, и проходят это вот всё... А тут всего-то надо Билли Айлиш потерпеть, в худшем варианте - "тыц-тыц". И какие-нибудь кошмарные речи-поступки-одежды-причёски-макияжи.

Но почему-то мне грустно везде - даже в фигурном катании. Даже там - родные лица, грабли и мысли. Всё знакомые герои и сюжеты... да, понятно, что спорт меня как спорт вообще не интересует, а только человеческие взаимоотношения. Как и всюду:

И вот обулись — и пошли
(за славой и за снегопадом)
во тьму — любовники мои,
потом мои ученики,
и дети — целым детским садом.

Д.В.

P.S. Да, фото старое, но я просто очень люблю это программу с Дейенерис Таргариен и драконами.

Collapse )
april

(no subject)

как хорошо, что никто не заглядывает мне в голову, когда я рисую. Меня прошлую неделю напрягал "шарфик" футбольного болельщика, который я видела на небе, а сейчас мне мешают жить "маска бэтмэна" и пшеница, раздающая вай-фай. Да, я знаю, что нормальные люди ничего такого не видят.

april

Майя Хромых. Короткая программа. Кубок России 2020/21. Четвертый этап

Эта фигуристка меня бесконечно бодрит. И даёт надежду, что с обыкновенным ростом в районе 170 ты не совсем потерян для общества - в смысле, что необязательно быть хорошенькой куколкой (как вы понимаете - сама я отнюдь не куколка в плане роста), чтобы летать:

say in jest

Анастасия Гулякова. Произвольная программа

Очень благодарна миру фигурного катания, который неожиданно меня в этом году увлёк и... погрузил в мир новых и ярких людей, впечатлений (видит бог, мне их сильно не хватает в 2020-ом). Вчерашние выступления были все интересны, а больше всех понравилась программа Анастасии Гуляковой. И музыка, и движения, и общий образ.
При том, что я далека от школы Мишина как... ну, короче, как я вообще далека от условной женственности бываю, но вчера очень понравилась.
Очень жаль, что девушка падала, но сюжет для меня при этом не потерялся, а только ярче и выразительнее стал. Понравилось вчера и человеческое комментирование Гришина-Ягудина (Татьяна Анатольевна для меня тоже, боюсь, слишком женщина - много эмоций:). Отмечу, что мне малоинтересен спорт в целом, и всякие луцы-рёбра-риттерберги я в принципе не различаю. Короче, смотрю только зрелища и только для души:

evening

Дарья Усачева. Короткая программа. Женщины. Москва. Кубок России

Боже, я думала, что платье Анны Щербаковой на кубке России - моя любовь 2020, но... платье из "Мулен Руж" - цвета переспелой брусники! - у Дарьи Усачёвой (с "One day I'll fly away") - это программа года для меня лично: нет, я не спорю, что Камила Валиева - это космос, но из сюжетов более земных - образ Николь Кидман получился прекрасным: когда девушка вхождением в роль или усилием воли умеет "набрасывать на себя волшебную вуаль", стремительно хорошеть и вообще перевоплощаться в другую героиню:


вiдпусти

"Я не владею морским, деревенским, спортивным. Мой кругозор остается почти примитивным"

В воздухе появилась августовская серебристая дымка - когда тёмно-зелёные деревья как-то странно трепещут и переливаются в жарком воздухе. И каждую облепиху или серебристый тополь издалека принимаешь за греческую оливу, похожую на канделябр с серебряным отливом.
Федеральная трасса всё-также серебристой лентой раскручивается среди полей, низко кружащих хищных птиц, кое-где уже скатывают рулонами сено... где-то стоит машина, и люди собирают недозрелую кукурузу. Среди кустов картошки внезапно торчат одинокие сорняки, похожи на пипидастры (извините!) для смахивания пыли.
Забавнее всего - редкие поля пшеницы. Она как-то неравномерно зреет - в основном уже пушисто-золотистая, но где-то остаются целые зелёные дорожки... и похоже это на шкуру странного зверя - зелёно-жёлтого.

Сбоку от трассы синеет и белеет спорткомплекс "Химик", бассейн "Нептун". Нынче там чисто и пусто. И среди зелени пронзительно белеет тело замершего дискобола. Единственная симпатичная новая скульптура за последнее время... хотя ещё я вижу в Тельме фигурку с собакой (пограничник?), на другой стороне дороге от церкви, где новый скверик с плиткой, скамеечками и т.д. С такого расстояния мои глаза не в силах определить, кто это, а интернет таинственно молчит.

С годами почему-то стали нравиться смешанные леса на объездной вокруг Ангарска: сосны чередуются в берёзами и какой-то мелкой... олхой? - не знаю. Но светлые и свежие мазки кисти на тёмном, изумрудном, королевском - вот, как это видится боковым зрением.
Ещё вдали и в дымке видно теперь новое колесо обозрения в пойме реки Китой - это так просматривается парк десятилетия Ангарска. И на фоне просто труб, просто многоэтажек, просто чего-то индустриального - это хорошо. Подумала, что многие дети будут высматривать его с дороги. В детстве я так высматривала далёкие купола церквей с сбитыми крестами - они казались развалинами замков.

Часто во время таких поездок вдруг осознаю, как мало знаю. Как мало знаю людей и жизнь. Ведь в каждой белой панельке, серой хрущовке, девятиэтажке, новостройке - всюду живут люди. Как живут? зачем живут? счастливо ли живут? - никогда не узнаю. Даже подглянуть в окно можно только вечером. Да и узнаешь ровно столько, сколько о пассажирах поезда, едущего параллельно, когда вдруг ход замедляется, окна ваши сравнялись и... можно увидеть убийство в освещённом окне. Как, например, в романе "В 4:50 из Пэддингтона".

В общем, с грустью осознала, как узок мой кругозор, как мало я знаю, как мало даже могу представить.
lily of the valley

(no subject)

В очередной раз восхитились умению Этери Георгиевны работать с подростками. Сама - не умею совсем. Не люблю ни слёз, ни драм, ни желания быть первыми и самостоятельными... Разумеется, понимаю, что это естественно для подростков и молодых людей.
Короче, не моё.

Но понравился комментарий под статьей. Чем дальше от спортсмена золото, тем отчаяннее попытки что-то изменить. Хотя бы то, что в твоих руках. Сменить страну, сменить тренера... А золото так и останется у тренера. И у команды. А от отдельного спортсмена ничего не зависит... Ибо всегда в затылок дышат те, кто лучше нас, сильнее... И это вовсе не про спорт.