Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

εὐρυθμία

(no subject)

Итогами командника я не слишком удивлена, но... удивлена результатами мужчин наших! - то что Коляда идёт после, извините, Чена и Ханю - это круто. И молодой Женя тоже показал очень и очень достойный результат. Короче, если в парах и девушках я ни секунды не сомневалась, то здесь я приятно удивилась. А ещё я совершенно равнодушна к балету (мужскому, женскому, белоэмигрантскому, левому, правому, возвращенскому, невозвращенскому, - любому, и это не делает мне чести...), но тут я всегда смотрю просто как заворожённая, не отрываясь:



и смотрю, не отрываясь, на американку Брейди Тенелл... очень она мне нравится, хотя все кругом пишут, что худая, угловатая... и трудно найти фото, где видны её красота, мимика, артистичность... но надо просто смотреть. Смотреть и заряжаться, заражаться её танцевальностью, живостью, искромётностью и... той силой, которая связана с длинной рук и ног, которая так вредит технике в фигурном катании, но так радует глаз человека с таким же (обычным, земным, нормальным) ростом.

Collapse )
out of the sun

(no subject)

Сегодня такой "мэрипоппинсовский" день - и оркестр, который играл возле драмтеатра в честь окончания закрытия фестиваля им. Вампилова, и спектакль "Зулейха открывает глаза", где мальчик в конце уплыл на катере, похожем на аэроплан, под дамским парасолем и в шляпе агронома... В Иркутске сегодня тёплый, почти летний вечер, когда раздаются неспешные шаги и перестук каблуков по тротуарам, а ещё во всю силу (из последних своих сил!) бьют фонтаны, шуршат изредка по дороге шины...

Единственное, что огорчило... директор нашего театра, такой, на сцене говорит: - Ой, я вам хочу представить башкирский театр и его замдиректора, не выговорю фамилию.
Этот самый персонаж у него забрал микрофон и говорит: - Ничего, я сам представлюсь - Файзуллин.

Тут у меня было желание провалиться под пол - можно ведь было заранее узнать, да? И фамилия не самая труднопроизносимая.
Башкирский театр прекрасен. Хотя сперва было трудно не слушать актёров, а концентрироваться на русском тексте, который в у тебя в гарнитуре на ухе.
Больше всего мне понравилась сибирская зима в их исполнении - с потолка падают и падают золотые звёзды, оставаясь на досках, которые качаются под тем же потолком, на людях, на шинелях и будёновках, на тулупах, пальто, пиджаках и платьях. Вблизи (актёры спускались в зал) стало ясно, что вдобавок к их холщовым рубахам, будёновкам и тулупам пришиты стразы. Там всё было в стразах... и ещё понравилось рождение ребёнка - женщина держит воздушный шар, похожий на луну и рассматривает пупса в внутри.

А вечером Рыжий, Чёрная и котёнок сидели и терпеливо ждали у меня у подъезда - подсели на магазинский корм по тринадцать рублей, да.

В троллейбусе сегодня ехал дяденька с обезьянкой... она влезла по поручню вверх - до железной заслонки с красной надписью "выход", открыла и... закрыла, когда дяденька попросил. И покорно вернулась назад, - это меня очень поразило. Видимо, это на фоне урока с Базаровым.
Впрочем, Базаров сегодня заявил, что у меня сплошь басурманские песни, игры, клипы, стихи и... короче, не желал особенно работать. Зато сочинил, что ездил на этой неделе на фестиваль кумыса.
-Лёша, ты лежал с температурой и ел антибиотики, - хмуро сказала я, а потом пожалела - что я всё время подрезаю мальчику крылья фантазии?


Collapse )
say in jest

кадр из спектакля "Принцесса без горошины")

Поскольку премьера позади, то уже не спойлерное, а просто - любимое фото моих детей в контакте, судя по количеству "лайков". Куда там Венам-Барселонам...

Благодаря этому спектаклю, мы сегодня даже не воюем с Арчером из 5-го класса, который всё ещё находится под впечатлением и старается придерживаться темы сугубо английского языка в криках на моём уроке.

say in jest

(no subject)

Всё-таки как хорошо, что Бог (или кто там?.. Анна Юрьевна!) послал/а мне театр. Обычно, как после концертов, гостиных? - пара дней жёсткой депрессии и мыслей о вялом суициде, на который нет ни сил, ни настроения... все силы отдал и лежишь тряпочкой. Вариант: сидишь и тупишь в Интернет. Даже говорить не можешь. И так - с 2010-го года. На девять уроков на следующий день выйти опасно - можно просто заболеть, пропустив этак месяц... как уже было. В итоге, завтра вот девять уроков, но я бодра - т.к. вчера сходила на репетицию и развеялась.

Вдруг вспомнила, как лет... тринадцать тому назад, у нас был театр с Филибером, Майей и Ярославной и тот же душевный подъём... а потом были ещё дети, ещё спектакли, ещё яркие моменты... а сейчас новые дети для тебя - вечного Питер Пэна, который ищет очередную Вэнди (о, все хорошие учителя профессиональный питерпэны).

И я опять вспоминаю вечную Алю Кудряшову:

-"не бойся, я тебе новеньких нарожаю".
angel

театральное, летнее

...фактически самое закрытие сезона.
Закрытие было сегодня, но мы вчера с мамой сходили просто ради... воспоминания. Ради ощущения бархатного плюша под щекой - голубой! и вообще - ради золота на голубом... позолота отделки, ярусов, лепнины... голубые портьеры, золотистые бомбошки, золотистые ручки дверей, синие диванчики в мелкий золотой узор; розовость буфета, всесильный и царственный запах кофе и мороженого, плывущий по узким и плавным коридорам, кругами... круглые окошечки, спёртый воздух густо надушенной толпы в холле... пробка на выходе... о эта пожароопасная вереница ярусов, намотанная всей архитектурной вдохновенной околесицей - шретеровской, но поистине в духе позднего Хармса... В этот раз купила нам скромную ложу на двоих. Пусть без прихожей, но зато именно на двоих. И заранее не делали никаких ставок, словом, никаких больших ожиданий насчёт спектакля... и всё-таки я чуточку бОльшего, признаться, ожидала от благообразного белорусского режиссёра - пожилого господина в льняном костюме, который просидел на стуле, в конце зала, весь спетакль, где два часа кряду нас старательно (немного по-детски) пугали Шотландии кроваво-красной луной, а уж гроза, которая громыхала весь спектакль!.. а железные троны (аллюзии всем понятны, правда? - в современных реалиях),а тот факт, что ни разу в Шотландии за всё это время не было рассвета... земля стартельно и ужасающе пузырилась, ведьмы, похожие на чертей, традиционно бесновались, а ещё у мужчин были премилые красные и зелёные свитерки. Не забудьте шали женщин, напоминающие то ли паутину Шеллоб, то ли плесень поверх мухоморов...
Короче, я посмеялась над "Макбетом" (Настичка написала, что ей было страшно), но мне это напомнило неуместный (чай не октябрь!... мне бы сон бы в летнюю б ночь!) неумелый Хэллоуин семиклассников, но очень красиво и достойно оформленный, впрочем.

Обратно шли по солнечно-закатно-летним улицам, а в сто тридцатом квартале была милонга. И мама с холма, не отрываясь, смотрела на танцующих... а я смотрела, где-то секунду умиляясь Эйнджел и Юстасу Педлеру, а потом заныла - дальше, дальше...

Галя сегодня звонила насчёт байдарок - отвалились. - Думаю, что байдарки были в прошлом году, - сказал я. Для очистки совести позвонила в корпус, но, как я и ожидала (отчего-то сердцем чувствовала!) - коней в прокат больше не дают.
Словом, все прошлогодие увлечения закончились, и мне остались только развлечения прошлой жизни. А я и рада...

Вэндиваря тут прекрасно сказала о моём возвращении к школе и к себе: - Ты была похожа на царевну-лягушку, котоаря бегает и сокрушается: - Где же моя кожа?! Куда я дела свою кожу?
А сама спрятала её в печку....
-Да, не забывая сваливать на ивана-дурака, который мне в этом помог, но... не в нём дело, конечно же, а только во мне. Но теперь, когда кожа при мне, можно и не сходить с ума насчёт каких-то дополнительных развлечений, а вполне довольствоваться тем, чем и всю жизнь:


Окончится тетрадь о свойстве холодов:
Любить кирпич в стене, когда мы одиноки,

О нежности моей к бродяжке воробью,
О верности окну - в него лицом зарыта.
Не стану сиротой, покуда я люблю
Окно, кирпич в стене, разбитое корыто.

Юнна Мориц


Collapse )
say in jest

"я вам напишу это вечером, после премьеры... у входа извозчики, дамы, меха, офицеры"

Ходили с Настичкой в театр вчера. Ей пришлось ретироваться из ложи пораньше, чтобы выгадать момент и взлететь на сцену, когда актёры будут выходить на поклон, а потом подлететь к Кате, вручить ей лилии, расцеловаться и сбежать обратно.
Я бы этого изящно не сделала не только на девятом месяце, но и в обычной жизни, т.к. сцена скользкая и раскатиться - раз плюнуть; а на виду у полного зала людей, стоящих и хлопающих - это мне вообще легко. В духе Бриджит Джонс...
Но стояла в безопасной ложе и радовалась (вообще я стала жутко пугливой после семидесяти двух часов с Д.И. - это нельзя не признать). Потом за нами приехал Настичкин муж (Дима) и дети, которые привезли мне пушистый белый пион.
-Спрошу Катю - подвезти ли её? - деловито защёлкала смс-ки Настичка. - Ой, нет! Её тоже Дима увезёт.
-Какой? - простонала я, устав от обилия Дим кругом.
-Акимов!
-А, Рогожин... Настя, мы с тобой уже на какой спектакль ходим, где он пинает женщин ногами?
-Так он в прошлом не Катю пинал, а другую актрису!
-Да, это всё меняет, конечно... но я его как-то побавиться начала.

Говорю же - всего боюсь... всех кругом подозреваю в чём-то.

На улице прошёл освежающий ливень, и под фонарями было светло, красиво и по-летнему празднично. И все актёры вчера как-то стремительно разгримировались и переоделись - расходились группками, ждали такси, их забирали свои... и я даже с каким-то облегчением смотрела на них в обычной жизни. Без трагедии, то есть.

Кате Константиновой даже написала, что я очарована её Настасьей Филипповной, т.к. сопротивлялась и не шла, в мрачной уверенности, что не восприниму Н.Ф. блондинкой с причёской и холодной красотой Николь Кидман. Актриса ответила очень мило и восторженно, а я ещё и порадовалась, что грамотно.

Это были светские новости нашего уезда, и я была рада вчера была выгулять свою новую серебристо-шёлковую сумочку на сверкающей серебряной цепочке и шаль "точь-в-точь такую, как у Настасьи Филипповны в спектакле!" - засмеялась Настенька.

Ещё мы с Настенькой повезём в понедельник на экскурсию инженеров. Она - русскоязычных, а я - англоговорящих. С левого берега. Уже подумали о том, что ехать надо точно не через плотину (!) ГЭС. Если текст про плотину я довольно уверенно могу толкнуть гуманитариям, то инженерам... нет, я лучше расскажу им про старый мост и про Ленина. Ей-богу.
say in jest

(no subject)

В итоге, собираясь в театр, но не сильно активно, я взяла и записала себя в автошколу.
-Зачем тебе?! - спрашивают все.
-Надо как-то убить лучшие годы жизни - всё равно мне ничего не интересно, но тут хоть польза какая-то. Это как скучные курсы: раз заплачено - надо шевелиться. Тот же стимул. В танцах я подсчитываю, сколько тыщ в своей жизни я на это потратила, но поскольку у меня нет цели - это всё довольно бессмысленно. Удовольствие от какого-либо процесса получать - это не про меня и жизнь, поэтому я опять бросила танцы и решила себя иначе развлечь.

В театре ставят что-то про пионеров... я как представила себя в советской пьесе - смалодушничала и сказала: - Окей, это всё потом...
Тем более, что у них нет здания сейчас, поэтому репетиции происходят как-то эпизодически и как-то где-то...
-И вообще - девушек везде много, - получила ответ.

Зато мы с Настенькой сходили на "Касатку", Боже, Толстой, оказывается, не только всякую дрянь писал (я про эротику и "муки"), но и что-то трагикомичное. Почти плакала, почти умилялась, почти сопереживала. Чудесно показаны переходы от любви к нелюбви, а потом к новой любви:
-А... ваша жена не будет против?
-Маша? Маша вообще не любит природы... и закатов. Маша вообще тяжеловесна.

И помертвевшее лицо Маши, обрезающее себе руку ножом: - А-аха!
-Что Маша там опять? Опять какие-то глупости...
-Руку порезала.
-РУКУ ПОРЕЗАЛА?! - орёт с дикими глазами влюблённый в Машу решительный и прекрасный персонаж, который не читает книжек и не болтает (идеал, словом).
Тут зал лежал от хохота, а я почти плакала - ну, просто вся наша жизнь в паре реплик.
Маша же обременена умом и горьким опытом, поэтому умилённо смотрит и говорит: - -Интересно, сколько тЫ меня будешь любить? Я думаю, что года два...
-Ты что!..
-А хорошо бы - года два...

И я согласна с Машей: года два - это почти вечность... это благодать, и в жизни больше и дольше ничего и просить. То, что дольше минуты - уже милость божья, чё тут говорить...
teddy

"впрочем, отсутствие эмоций также вульгарно, как избыток их"

В театре было ещё хуже. Забыла о безнадёжности провинциального театра с русскими женщинами (я, надеюсь, все понимают, что я и себя в какой-то мере описываю? - громогласные с непременно жирной кожей, напоминающей вблизи пористый апельсин, на котором грустно плачет чёрный карандаш для глаз?). Эти женщины всегда прижимают руки к сердцу и говорят от души, сверкая глазами. Они всюду - на свадьбах, на похоронах, на днях рождениях, в учреждениях... это прекрасные женщины, которых я искренне люблю, но всё-таки выдавать за дворян не рискнула бы.

При всём уважении к фантазии наших умельцев - не могла дама начала двадцатого века кричать базарным голосом и разгуливать по сцене босой и простоволосой. В дешёвом шёлковом платье с китайского рынка. Могла, но не дама.
Нет, я не спорю, что русские актрисы провинциальных театров играют со всей душой, и следы всех этих страданий отражаются на их суровых носогубных складках (и у меня эта игра страстей там ярко выражена), но всё-таки децибелы громкости я бы убавила немного.

Ну и грязные пятки танцовщиц на протяжении всего спектакля о скорби русского народа (нет, я к нему всецело принадлежу, но пафоса насчёт его высокой роли не переношу на дух - и никакого другого - тоже, ибо здоровая ирония должна быть во всём)... Тут весь спектакль все либо рыдали, либо изображали бедное деревенское веселье, как в фильме "Любовь и голуби" - босое, простоволосое, бесхитростное. Даже что-то трогательное в этом есть... как и во всей бедной и аляповатой русской жизни, впрочем. Но белогвардейского даже в советских фильмах больше, чем в подобном изображении пасторали жизни дореволюционной.

Боюсь, что Айседора Дункан навсегда испортила балет провинциальных театров. К мужчине, игравшему Колчака (не спрашивайте, как Колчака можно засунуть в балет - это модерн, это дерзко, это революционно) у меня было куда меньше претензий. Парень был приятно молод, обут (слава Богу...), и не произнёс ни слова - только танцевал и скакал по сцене. Мужчина, а не мечта. Впрочем, мне нравятся ещё и те, которые не только молчат, но и не танцуют. Это мой идеал, как вы понимаете. Мужчина даже почти не пел попсу. Попса, разумеется, неотрывна от провинциальных мьюзиклов, где всё щедро перемешано популярной музыкой из соц. сетей - Людовико Эйнауди, неизбывным "Реквиемом по мечте" (отчего он вообще в каждом мероприятии теперь? - это же вообще фильм о другом, причём тут пафос русского народа?). Для апофеоза на сцену выходил композитор. Эта дама почему-то плакала. Возможно, я не способна оценить её способностей к аранжировкам - с другой стороны, я не музыкат, поэтому действительно не...

Короче, хлебнула русской жизни в суровом концентрированном объёме и рада буду вернуться в лоно католической церкви - ну, хотя бы выйти на работу. Вместо этого меня завтра в восемь утра опять ждёт паспортный стол. И опять русские громогласные женщины... впрочем, интеллигентные "офранцуженные" женщины вызывают ещё больше страха. Это бабушки с непременно дёргающимся веком, с вечно трясущимися петушиными шеями, стыдливо обёрнутыми цветными шарфиками, со звякающими серёжками; бабушки, пахнущие сладкими духами, с какой-то французской птичьей посадкой головы и всего корпуса. У них часто когтистые наманикюренные ручки, унизанные кольцами, и они завсегдатаи пыльных театров, где томно обмахиваются программками.

Самой большой бедой для меня в подобных светских вылазках - это упрощение русского языка современным искусством и веком двадцать первым кажется мне самым большим преступлением против жизни (что страсти по каким-то сгинувшим людям!). Ибо как только редко-редко звучала не!правленная письменная речь Александра Васильевича - я таяла как пломбир на солнце. Он писал прекрасные вещи, которые, конечно, мещанам, неясно с чего тоскующим по хрусту французской булки, были бы непонятны без упрощения, без какого-то подросткового пафоса вроде "любовь и кровь моя" - не могу себе представить аристократов, которые бы обменивались эмоциями в духе песен ранней Вики Цыгановой. Но... нам, аристократам, вообще тяжело приходится.
Особенно, если никуда от этой русской размашистости в себе не деться...

А, может, я просто каждый раз наивно думаю, что приду в один из наших местечковых театров и увижу Хабенского с Боярской, ага. У них-то, кстати, всё хорошо со сдержанностью дворянской. И, возможно, мне просто не стоило смотреть перед выходом интервью с Майей Плисцекой, которая говорила, что городские женщины, как ни странно, часто дурно воспитаны, тогда как деревенские знают, когда лучше промолчать, сдержаться и стушеваться. А потом показали пару сюжетов с ней...
После этого хочется покинуть провинцию навсегда и забыть, как страшный сон, сами понимаете...
angel

И опять Лесков...

Пошла за Настенькой в театр, наугад и наобум. Мне, в общем-то, по большому счёту безразлично - после восьми-то уроков... важно, что на что-то, чего я не видела, а Настенька в этом разбирается, ибо она заядлая театралка.

Короче, оказался самый "хэллоуинновский" - про Леди Макбет Мценского уезда. С гениальной музыкальной темой - устрашающей ритм завораживающей народной песенки, которую начинает петь или насвистывать главный герой, обольщая купчиху. Купчиха сперва казалась некрасивой - боюсь, что просто видишь внешнее... а это, мягко говоря, ко мне имеет столько же отношения, сколько к Анне Карениной относится "перекидать пару стогов сена"... но потом всё становится неважным - после самой эротичной сцены на каторге с чулками... и снятие этим, простите, гадом этих чулок... самое лучшее, что я из эротики видела в нашем тетатре. Правда, я уже сидела окаменев, потому что зело начитанная... и вообще... битая жизнью. А потом, когда и другие зрители увидели эти чулки на ногах новой девки главного героя... женщина впереди меня уронила лоб на руки и пробормотала: - Господи, не могу это смотреть...

Сцена избиения Катерины Львовны тоже... адская. И многие опускали глаза, опускали головы... и всё это смотреть трудно и противно, но, Господи, как же нужно: как и всё у Лескова. Т.е. он достиг тех высот, что и Достоевский, описывая то, как каждый из нас умеет скатиться даже в любви до самого жалкого состояния, которое, впрочем, уже не имеет значения, ибо это сперва мучительная страсть (к кому-либо, к чему-либо - неважно), зависимость, унижения, унижения, унижения, унижения, унижения... апогей и... какой-то дикий выверт сознания, за которым либо уже ты переступаешь через кровь, либо победно топишь противника, погружаясь под воду, где только сплетённый клубок тел в мутном тумане студёной воды.

И я, признаться, не по-христиански порадовалась за "леди Макбет", ибо сильная натура в ней победила любовь жизнью - именно в том, как она проявлялась у Леди Макбет. Разумеется, она не могла победить чем-то хорошим, но она победила тем, что умела делать хорошо. А именно: убивать. Т.е. она тут прежде всего убийца, чем жалкая потерянная женщина, впрочем, отличающаяся той изумительной крастой - намоленной, иконной, иступлённой, возвышенной, когда грубая арестантская одежда и безумный накрученный платок только подчёркивают эти запавшие скулы, горящие глаза и... боже, я никогда не видела героини красивее, чем в тот момент, когда женщина, играющая гулящую бабу, её утешает, с жалостью и страхом следя за остановившимся горящими глазами, которыми та провожает бывшего возлюбленного.

С бывшим возлюбленным тоже есть гениальный ход - каторжане радуются, что мимо проходят цыгане. Все смотрят куда-то вдаль, а у пары мужчин в руках цепи от собственных кандалов. Они начинают их ритмически дёргать, а главный герой валится на пол, опутанный собственными цепями, начинает дёргаться под нарастающую цыганскую музыку и кататься. Так она катается довольно долго, но это не вызывает смеха публики (хотя его было предостаточно, ибо трагедия превращена в трагикомедию в этом спектакле), а вызывает лишь тягостное и завороженное молчание.

В общем, Лесков со мной в этом году "разговаривает", и я этому очень рада.
teddy

(no subject)

Читаю сейчас совсем другое (прочитала "Диана, Купидон и Командор" Бьянки Питцорно, например), а мысленно всё равно прокручиваю в голове "Журавлёнок и молнии", т.к. всегда это делаю в апреле-мае. Что-то там такое есть, что я с десяти лет отчётливо понимала, но не формулировала... и слава Богу, т.к. детям это куда более "идёт". Блестящие формулировки служат утешением во взрослом возрасте.

О том, что Журка, пожалуй, ближе и понятнее всей это блестящей плеяды мальчиков (никогда не воспринимала их мальчиками - скорее, просто это всегда повествование от первого лица, т.е. подходит и мне), т.к. все его поступки не заоблачно героичны, но... "да я смотрю ты идеалист" - хмыкнул главарь местной банды, поймав его плечо.
-Отпустите. Вы мне рубашки не стираете, - вспоминаются слова Серёжи Каховского, т.к. в том, как держиться Журка - что-то такое есть; и тут же становятся поняты все бесконечные упрёки в "дамском воспитании, белой кости" и "лёг брюхом на эти книги и рычишь". И ситуация с этими непонятными книгами, которые "ты же ни черта в них не смыслишь", но твёрдая уверенность, что продавать их можно только в каком-то крайнем случае.
Collapse )