Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

out of the sun

(no subject)

Сегодня такой "мэрипоппинсовский" день - и оркестр, который играл возле драмтеатра в честь окончания закрытия фестиваля им. Вампилова, и спектакль "Зулейха открывает глаза", где мальчик в конце уплыл на катере, похожем на аэроплан, под дамским парасолем и в шляпе агронома... В Иркутске сегодня тёплый, почти летний вечер, когда раздаются неспешные шаги и перестук каблуков по тротуарам, а ещё во всю силу (из последних своих сил!) бьют фонтаны, шуршат изредка по дороге шины...

Единственное, что огорчило... директор нашего театра, такой, на сцене говорит: - Ой, я вам хочу представить башкирский театр и его замдиректора, не выговорю фамилию.
Этот самый персонаж у него забрал микрофон и говорит: - Ничего, я сам представлюсь - Файзуллин.

Тут у меня было желание провалиться под пол - можно ведь было заранее узнать, да? И фамилия не самая труднопроизносимая.
Башкирский театр прекрасен. Хотя сперва было трудно не слушать актёров, а концентрироваться на русском тексте, который в у тебя в гарнитуре на ухе.
Больше всего мне понравилась сибирская зима в их исполнении - с потолка падают и падают золотые звёзды, оставаясь на досках, которые качаются под тем же потолком, на людях, на шинелях и будёновках, на тулупах, пальто, пиджаках и платьях. Вблизи (актёры спускались в зал) стало ясно, что вдобавок к их холщовым рубахам, будёновкам и тулупам пришиты стразы. Там всё было в стразах... и ещё понравилось рождение ребёнка - женщина держит воздушный шар, похожий на луну и рассматривает пупса в внутри.

А вечером Рыжий, Чёрная и котёнок сидели и терпеливо ждали у меня у подъезда - подсели на магазинский корм по тринадцать рублей, да.

В троллейбусе сегодня ехал дяденька с обезьянкой... она влезла по поручню вверх - до железной заслонки с красной надписью "выход", открыла и... закрыла, когда дяденька попросил. И покорно вернулась назад, - это меня очень поразило. Видимо, это на фоне урока с Базаровым.
Впрочем, Базаров сегодня заявил, что у меня сплошь басурманские песни, игры, клипы, стихи и... короче, не желал особенно работать. Зато сочинил, что ездил на этой неделе на фестиваль кумыса.
-Лёша, ты лежал с температурой и ел антибиотики, - хмуро сказала я, а потом пожалела - что я всё время подрезаю мальчику крылья фантазии?


Collapse )
say in jest

кадр из спектакля "Принцесса без горошины")

Поскольку премьера позади, то уже не спойлерное, а просто - любимое фото моих детей в контакте, судя по количеству "лайков". Куда там Венам-Барселонам...

Благодаря этому спектаклю, мы сегодня даже не воюем с Арчером из 5-го класса, который всё ещё находится под впечатлением и старается придерживаться темы сугубо английского языка в криках на моём уроке.

say in jest

"я вам напишу это вечером, после премьеры... у входа извозчики, дамы, меха, офицеры"

Ходили с Настичкой в театр вчера. Ей пришлось ретироваться из ложи пораньше, чтобы выгадать момент и взлететь на сцену, когда актёры будут выходить на поклон, а потом подлететь к Кате, вручить ей лилии, расцеловаться и сбежать обратно.
Я бы этого изящно не сделала не только на девятом месяце, но и в обычной жизни, т.к. сцена скользкая и раскатиться - раз плюнуть; а на виду у полного зала людей, стоящих и хлопающих - это мне вообще легко. В духе Бриджит Джонс...
Но стояла в безопасной ложе и радовалась (вообще я стала жутко пугливой после семидесяти двух часов с Д.И. - это нельзя не признать). Потом за нами приехал Настичкин муж (Дима) и дети, которые привезли мне пушистый белый пион.
-Спрошу Катю - подвезти ли её? - деловито защёлкала смс-ки Настичка. - Ой, нет! Её тоже Дима увезёт.
-Какой? - простонала я, устав от обилия Дим кругом.
-Акимов!
-А, Рогожин... Настя, мы с тобой уже на какой спектакль ходим, где он пинает женщин ногами?
-Так он в прошлом не Катю пинал, а другую актрису!
-Да, это всё меняет, конечно... но я его как-то побавиться начала.

Говорю же - всего боюсь... всех кругом подозреваю в чём-то.

На улице прошёл освежающий ливень, и под фонарями было светло, красиво и по-летнему празднично. И все актёры вчера как-то стремительно разгримировались и переоделись - расходились группками, ждали такси, их забирали свои... и я даже с каким-то облегчением смотрела на них в обычной жизни. Без трагедии, то есть.

Кате Константиновой даже написала, что я очарована её Настасьей Филипповной, т.к. сопротивлялась и не шла, в мрачной уверенности, что не восприниму Н.Ф. блондинкой с причёской и холодной красотой Николь Кидман. Актриса ответила очень мило и восторженно, а я ещё и порадовалась, что грамотно.

Это были светские новости нашего уезда, и я была рада вчера была выгулять свою новую серебристо-шёлковую сумочку на сверкающей серебряной цепочке и шаль "точь-в-точь такую, как у Настасьи Филипповны в спектакле!" - засмеялась Настенька.

Ещё мы с Настенькой повезём в понедельник на экскурсию инженеров. Она - русскоязычных, а я - англоговорящих. С левого берега. Уже подумали о том, что ехать надо точно не через плотину (!) ГЭС. Если текст про плотину я довольно уверенно могу толкнуть гуманитариям, то инженерам... нет, я лучше расскажу им про старый мост и про Ленина. Ей-богу.
teddy

"впрочем, отсутствие эмоций также вульгарно, как избыток их"

В театре было ещё хуже. Забыла о безнадёжности провинциального театра с русскими женщинами (я, надеюсь, все понимают, что я и себя в какой-то мере описываю? - громогласные с непременно жирной кожей, напоминающей вблизи пористый апельсин, на котором грустно плачет чёрный карандаш для глаз?). Эти женщины всегда прижимают руки к сердцу и говорят от души, сверкая глазами. Они всюду - на свадьбах, на похоронах, на днях рождениях, в учреждениях... это прекрасные женщины, которых я искренне люблю, но всё-таки выдавать за дворян не рискнула бы.

При всём уважении к фантазии наших умельцев - не могла дама начала двадцатого века кричать базарным голосом и разгуливать по сцене босой и простоволосой. В дешёвом шёлковом платье с китайского рынка. Могла, но не дама.
Нет, я не спорю, что русские актрисы провинциальных театров играют со всей душой, и следы всех этих страданий отражаются на их суровых носогубных складках (и у меня эта игра страстей там ярко выражена), но всё-таки децибелы громкости я бы убавила немного.

Ну и грязные пятки танцовщиц на протяжении всего спектакля о скорби русского народа (нет, я к нему всецело принадлежу, но пафоса насчёт его высокой роли не переношу на дух - и никакого другого - тоже, ибо здоровая ирония должна быть во всём)... Тут весь спектакль все либо рыдали, либо изображали бедное деревенское веселье, как в фильме "Любовь и голуби" - босое, простоволосое, бесхитростное. Даже что-то трогательное в этом есть... как и во всей бедной и аляповатой русской жизни, впрочем. Но белогвардейского даже в советских фильмах больше, чем в подобном изображении пасторали жизни дореволюционной.

Боюсь, что Айседора Дункан навсегда испортила балет провинциальных театров. К мужчине, игравшему Колчака (не спрашивайте, как Колчака можно засунуть в балет - это модерн, это дерзко, это революционно) у меня было куда меньше претензий. Парень был приятно молод, обут (слава Богу...), и не произнёс ни слова - только танцевал и скакал по сцене. Мужчина, а не мечта. Впрочем, мне нравятся ещё и те, которые не только молчат, но и не танцуют. Это мой идеал, как вы понимаете. Мужчина даже почти не пел попсу. Попса, разумеется, неотрывна от провинциальных мьюзиклов, где всё щедро перемешано популярной музыкой из соц. сетей - Людовико Эйнауди, неизбывным "Реквиемом по мечте" (отчего он вообще в каждом мероприятии теперь? - это же вообще фильм о другом, причём тут пафос русского народа?). Для апофеоза на сцену выходил композитор. Эта дама почему-то плакала. Возможно, я не способна оценить её способностей к аранжировкам - с другой стороны, я не музыкат, поэтому действительно не...

Короче, хлебнула русской жизни в суровом концентрированном объёме и рада буду вернуться в лоно католической церкви - ну, хотя бы выйти на работу. Вместо этого меня завтра в восемь утра опять ждёт паспортный стол. И опять русские громогласные женщины... впрочем, интеллигентные "офранцуженные" женщины вызывают ещё больше страха. Это бабушки с непременно дёргающимся веком, с вечно трясущимися петушиными шеями, стыдливо обёрнутыми цветными шарфиками, со звякающими серёжками; бабушки, пахнущие сладкими духами, с какой-то французской птичьей посадкой головы и всего корпуса. У них часто когтистые наманикюренные ручки, унизанные кольцами, и они завсегдатаи пыльных театров, где томно обмахиваются программками.

Самой большой бедой для меня в подобных светских вылазках - это упрощение русского языка современным искусством и веком двадцать первым кажется мне самым большим преступлением против жизни (что страсти по каким-то сгинувшим людям!). Ибо как только редко-редко звучала не!правленная письменная речь Александра Васильевича - я таяла как пломбир на солнце. Он писал прекрасные вещи, которые, конечно, мещанам, неясно с чего тоскующим по хрусту французской булки, были бы непонятны без упрощения, без какого-то подросткового пафоса вроде "любовь и кровь моя" - не могу себе представить аристократов, которые бы обменивались эмоциями в духе песен ранней Вики Цыгановой. Но... нам, аристократам, вообще тяжело приходится.
Особенно, если никуда от этой русской размашистости в себе не деться...

А, может, я просто каждый раз наивно думаю, что приду в один из наших местечковых театров и увижу Хабенского с Боярской, ага. У них-то, кстати, всё хорошо со сдержанностью дворянской. И, возможно, мне просто не стоило смотреть перед выходом интервью с Майей Плисцекой, которая говорила, что городские женщины, как ни странно, часто дурно воспитаны, тогда как деревенские знают, когда лучше промолчать, сдержаться и стушеваться. А потом показали пару сюжетов с ней...
После этого хочется покинуть провинцию навсегда и забыть, как страшный сон, сами понимаете...
angel

И опять Лесков...

Пошла за Настенькой в театр, наугад и наобум. Мне, в общем-то, по большому счёту безразлично - после восьми-то уроков... важно, что на что-то, чего я не видела, а Настенька в этом разбирается, ибо она заядлая театралка.

Короче, оказался самый "хэллоуинновский" - про Леди Макбет Мценского уезда. С гениальной музыкальной темой - устрашающей ритм завораживающей народной песенки, которую начинает петь или насвистывать главный герой, обольщая купчиху. Купчиха сперва казалась некрасивой - боюсь, что просто видишь внешнее... а это, мягко говоря, ко мне имеет столько же отношения, сколько к Анне Карениной относится "перекидать пару стогов сена"... но потом всё становится неважным - после самой эротичной сцены на каторге с чулками... и снятие этим, простите, гадом этих чулок... самое лучшее, что я из эротики видела в нашем тетатре. Правда, я уже сидела окаменев, потому что зело начитанная... и вообще... битая жизнью. А потом, когда и другие зрители увидели эти чулки на ногах новой девки главного героя... женщина впереди меня уронила лоб на руки и пробормотала: - Господи, не могу это смотреть...

Сцена избиения Катерины Львовны тоже... адская. И многие опускали глаза, опускали головы... и всё это смотреть трудно и противно, но, Господи, как же нужно: как и всё у Лескова. Т.е. он достиг тех высот, что и Достоевский, описывая то, как каждый из нас умеет скатиться даже в любви до самого жалкого состояния, которое, впрочем, уже не имеет значения, ибо это сперва мучительная страсть (к кому-либо, к чему-либо - неважно), зависимость, унижения, унижения, унижения, унижения, унижения... апогей и... какой-то дикий выверт сознания, за которым либо уже ты переступаешь через кровь, либо победно топишь противника, погружаясь под воду, где только сплетённый клубок тел в мутном тумане студёной воды.

И я, признаться, не по-христиански порадовалась за "леди Макбет", ибо сильная натура в ней победила любовь жизнью - именно в том, как она проявлялась у Леди Макбет. Разумеется, она не могла победить чем-то хорошим, но она победила тем, что умела делать хорошо. А именно: убивать. Т.е. она тут прежде всего убийца, чем жалкая потерянная женщина, впрочем, отличающаяся той изумительной крастой - намоленной, иконной, иступлённой, возвышенной, когда грубая арестантская одежда и безумный накрученный платок только подчёркивают эти запавшие скулы, горящие глаза и... боже, я никогда не видела героини красивее, чем в тот момент, когда женщина, играющая гулящую бабу, её утешает, с жалостью и страхом следя за остановившимся горящими глазами, которыми та провожает бывшего возлюбленного.

С бывшим возлюбленным тоже есть гениальный ход - каторжане радуются, что мимо проходят цыгане. Все смотрят куда-то вдаль, а у пары мужчин в руках цепи от собственных кандалов. Они начинают их ритмически дёргать, а главный герой валится на пол, опутанный собственными цепями, начинает дёргаться под нарастающую цыганскую музыку и кататься. Так она катается довольно долго, но это не вызывает смеха публики (хотя его было предостаточно, ибо трагедия превращена в трагикомедию в этом спектакле), а вызывает лишь тягостное и завороженное молчание.

В общем, Лесков со мной в этом году "разговаривает", и я этому очень рада.
teddy

(no subject)

Читаю сейчас совсем другое (прочитала "Диана, Купидон и Командор" Бьянки Питцорно, например), а мысленно всё равно прокручиваю в голове "Журавлёнок и молнии", т.к. всегда это делаю в апреле-мае. Что-то там такое есть, что я с десяти лет отчётливо понимала, но не формулировала... и слава Богу, т.к. детям это куда более "идёт". Блестящие формулировки служат утешением во взрослом возрасте.

О том, что Журка, пожалуй, ближе и понятнее всей это блестящей плеяды мальчиков (никогда не воспринимала их мальчиками - скорее, просто это всегда повествование от первого лица, т.е. подходит и мне), т.к. все его поступки не заоблачно героичны, но... "да я смотрю ты идеалист" - хмыкнул главарь местной банды, поймав его плечо.
-Отпустите. Вы мне рубашки не стираете, - вспоминаются слова Серёжи Каховского, т.к. в том, как держиться Журка - что-то такое есть; и тут же становятся поняты все бесконечные упрёки в "дамском воспитании, белой кости" и "лёг брюхом на эти книги и рычишь". И ситуация с этими непонятными книгами, которые "ты же ни черта в них не смыслишь", но твёрдая уверенность, что продавать их можно только в каком-то крайнем случае.
Collapse )
say in jest

(no subject)

Cалют был роскошный, яркий, но... бессюжетный. Люди вокруг решили, что обилие колец - означает олимпиаду, - после прошлого года все ищут сюжет. В общем, пока салют 13-го года был самым потрясающим, который я видела в своей жизни (а я много всего видела, чё уж...) - только великолепие дворцов Гранд-канала в черноте воды сравнится с этим спектаклем из залпов и ракет, ныряющих в черноту воды.

Мы вчера с папой бодро пробежали до Иерусалимской горы, т.е. до Музыкального театра, по дороге не встретили наших дворовых собак - видимо, вчера они решили базироваться в другом месте (они ведь любопытные); поэтому видели во дворе лишь бассет-хаунда Кузю, который, как обычно, ел с помойки (у нас ещё нечёсаный чао-чао там живёт).
Дети все в одиннадцать вечера становятся неуправляемыми и не очень пилотируемыми - носятся по площадке с криком, а потом едут обратно на руках у родителей, а некоторые - особо одарённые (как сказал Гришковец) - дрыхнут.
После того, как все похлопали - рванули обратно. Бежать обратно веселее всего, т.к. все стараются друг друга перегнать. А некоторые бегут через тёмный парк-кладбище, подсвечивая себе путь телефонами. И черёмуха пахнет так одурительно, что даже километры машин не в состоянии с ней соперничать.
Какой-то дядька сделал из своей машины картонный танк, раскрашенный акварелью, и радостно трубил. Это взбадривало детей, клюющих носом. Многие берут с собой собак, и это, конечно, весёлый зоопарк:)
Фото нагугленное, т.к. у меня были бы без воды, а без неё - неинтересно.
_jpg_15424.jpg
say in jest

Арена ди Верона, вэ дэ дримз кам тру

Та самая, где проходят выступления всех мало-мальски приличных гастролирующих исполнителей, заезжих шарлатанов, но главное, главное, что тут показывают оперы. В основном - Верди. Т.к. Италия празднует его юбилей и плюс столетие арены как театра (именно оперного). Римляне тут развлекались по-своему, но в целом... это было похоже - те же верблюды-слоны по арене гордо выступали, те же рабы за ними в совочек подметали... ну, подъёмных кранов, возможно, для декораций не стояло, а так... после - средневековье тщилось создать попытку чего-то сносного, но, конечно, больше разбирало этот театр на кирпичи, как и полагается этому периоду. Поэтому... с умом стали пользовать эти стены только в 1913 году; и мои соседи - пожилые армяне - возмущались: - Нет, чтобы снести этот камень и настелить нормальный пол!..
-Но по этому полу ходили римляне! На этих камнях сидели римляне, - слабо негодую.
-Нет, пусть они оставят камни там, где они играют, а тут - сделают удобно и современно, потому что разные люди ходят - у нас ноги болят!
-Если болят ноги - надо сидеть дома, - мысленно пробормотала я, но тут же упрекнула себя в непоэмании. Вот кот наш ходит едва-едва, а больше - живёт под кроватью, где его никто не достанет. Но, может, тоже бы куда-то возжелал сходить... и ворчал бы как старый Бунин, получая от этого единственное удовольствие.


Collapse )
say in jest

(no subject)

И вот, вернувшись от бабушки в половине одиннадцатого вчера... сегодня, в 8:40 я уже опять стояла у её двери. Почему-то подумала, что я - сокровище. Нет, никто мне об этом не говорил, но... я всё больше в этом убеждаюсь.

- Как самая красивая девушка города X, как считает один мой поклонник (вторая красивая играет в театре, но со мной даже рядом не стоит), я какого-то чёрта делаю тут, курсируя между улицами злобных красных венгров и улицей ведущей авиакомпании нашей страны. И уже, подозреваю, пару раз обежала вокруг земли, намотав тысячи километров между нашими с бабушкой домами.
A.A.

(no subject)

Меня вчера очень сильно вштырило от спектакля 7-го класса по мотивам "Юноны и Авось", но с экскурсом в историю - о первой жене Рязанова - Анне (дочери Шелихова), о жизни в Иркутске и т.д.
Кроме того, я подумала, что спектакль ленкома - это что-то из жизни России... поэтому всегда казалось чем-то далёким. Исторически - тоже. Ну, сами подумайте: какие адмиралтейство и биржа для подростков, которые, когда это, обычно, поют, ни того, ни другого не видали?..

Е.В. тут прошлась на тему: "Ленобласть - это ведь "не то", она прекрасна, но она Ленобласть. А там, в России, - там ромашки по пояс и все остальное, колосится и вздыпупится... " - вот и я тоже всегда думаю, что тоска по местам, где "ромашки колосятся" не мне одной чудится...

А ещё седьмой класс так стильно изобразил "нас адским мало, но самое главное, что мы врозь", и я задумалась над тем, что старые темы приобрели с годами новые акценты - двадцать лет назад слова: "под трёхцветным российским флагом" ассоциировались у меня с какими-то смутными вещами, связанными с Екатериной, гардемаринами, каким-то там переворотами и запахом пыли, декабристов (про которых пафосно рассказывают каждый учебный год), лакированных календариков и почему-то Пушкиным с пером (на коробке шоколадных конфет)... теперь же - всё встало на свои места, не потеряв актуальности.

Ещё школьная постановка сделала акцент на стройном церковно-славянском пении (ура, я моё сердце наконец-то сытое и довольное!) - на батюшке с кадилом, на хождении кругами, на строгости и отсутствии сценической страсти (без криков и заламываний рук).