Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

say in jest

кадр из спектакля "Принцесса без горошины")

Поскольку премьера позади, то уже не спойлерное, а просто - любимое фото моих детей в контакте, судя по количеству "лайков". Куда там Венам-Барселонам...

Благодаря этому спектаклю, мы сегодня даже не воюем с Арчером из 5-го класса, который всё ещё находится под впечатлением и старается придерживаться темы сугубо английского языка в криках на моём уроке.

teddy

"впрочем, отсутствие эмоций также вульгарно, как избыток их"

В театре было ещё хуже. Забыла о безнадёжности провинциального театра с русскими женщинами (я, надеюсь, все понимают, что я и себя в какой-то мере описываю? - громогласные с непременно жирной кожей, напоминающей вблизи пористый апельсин, на котором грустно плачет чёрный карандаш для глаз?). Эти женщины всегда прижимают руки к сердцу и говорят от души, сверкая глазами. Они всюду - на свадьбах, на похоронах, на днях рождениях, в учреждениях... это прекрасные женщины, которых я искренне люблю, но всё-таки выдавать за дворян не рискнула бы.

При всём уважении к фантазии наших умельцев - не могла дама начала двадцатого века кричать базарным голосом и разгуливать по сцене босой и простоволосой. В дешёвом шёлковом платье с китайского рынка. Могла, но не дама.
Нет, я не спорю, что русские актрисы провинциальных театров играют со всей душой, и следы всех этих страданий отражаются на их суровых носогубных складках (и у меня эта игра страстей там ярко выражена), но всё-таки децибелы громкости я бы убавила немного.

Ну и грязные пятки танцовщиц на протяжении всего спектакля о скорби русского народа (нет, я к нему всецело принадлежу, но пафоса насчёт его высокой роли не переношу на дух - и никакого другого - тоже, ибо здоровая ирония должна быть во всём)... Тут весь спектакль все либо рыдали, либо изображали бедное деревенское веселье, как в фильме "Любовь и голуби" - босое, простоволосое, бесхитростное. Даже что-то трогательное в этом есть... как и во всей бедной и аляповатой русской жизни, впрочем. Но белогвардейского даже в советских фильмах больше, чем в подобном изображении пасторали жизни дореволюционной.

Боюсь, что Айседора Дункан навсегда испортила балет провинциальных театров. К мужчине, игравшему Колчака (не спрашивайте, как Колчака можно засунуть в балет - это модерн, это дерзко, это революционно) у меня было куда меньше претензий. Парень был приятно молод, обут (слава Богу...), и не произнёс ни слова - только танцевал и скакал по сцене. Мужчина, а не мечта. Впрочем, мне нравятся ещё и те, которые не только молчат, но и не танцуют. Это мой идеал, как вы понимаете. Мужчина даже почти не пел попсу. Попса, разумеется, неотрывна от провинциальных мьюзиклов, где всё щедро перемешано популярной музыкой из соц. сетей - Людовико Эйнауди, неизбывным "Реквиемом по мечте" (отчего он вообще в каждом мероприятии теперь? - это же вообще фильм о другом, причём тут пафос русского народа?). Для апофеоза на сцену выходил композитор. Эта дама почему-то плакала. Возможно, я не способна оценить её способностей к аранжировкам - с другой стороны, я не музыкат, поэтому действительно не...

Короче, хлебнула русской жизни в суровом концентрированном объёме и рада буду вернуться в лоно католической церкви - ну, хотя бы выйти на работу. Вместо этого меня завтра в восемь утра опять ждёт паспортный стол. И опять русские громогласные женщины... впрочем, интеллигентные "офранцуженные" женщины вызывают ещё больше страха. Это бабушки с непременно дёргающимся веком, с вечно трясущимися петушиными шеями, стыдливо обёрнутыми цветными шарфиками, со звякающими серёжками; бабушки, пахнущие сладкими духами, с какой-то французской птичьей посадкой головы и всего корпуса. У них часто когтистые наманикюренные ручки, унизанные кольцами, и они завсегдатаи пыльных театров, где томно обмахиваются программками.

Самой большой бедой для меня в подобных светских вылазках - это упрощение русского языка современным искусством и веком двадцать первым кажется мне самым большим преступлением против жизни (что страсти по каким-то сгинувшим людям!). Ибо как только редко-редко звучала не!правленная письменная речь Александра Васильевича - я таяла как пломбир на солнце. Он писал прекрасные вещи, которые, конечно, мещанам, неясно с чего тоскующим по хрусту французской булки, были бы непонятны без упрощения, без какого-то подросткового пафоса вроде "любовь и кровь моя" - не могу себе представить аристократов, которые бы обменивались эмоциями в духе песен ранней Вики Цыгановой. Но... нам, аристократам, вообще тяжело приходится.
Особенно, если никуда от этой русской размашистости в себе не деться...

А, может, я просто каждый раз наивно думаю, что приду в один из наших местечковых театров и увижу Хабенского с Боярской, ага. У них-то, кстати, всё хорошо со сдержанностью дворянской. И, возможно, мне просто не стоило смотреть перед выходом интервью с Майей Плисцекой, которая говорила, что городские женщины, как ни странно, часто дурно воспитаны, тогда как деревенские знают, когда лучше промолчать, сдержаться и стушеваться. А потом показали пару сюжетов с ней...
После этого хочется покинуть провинцию навсегда и забыть, как страшный сон, сами понимаете...
teddy

(no subject)

Читаю сейчас совсем другое (прочитала "Диана, Купидон и Командор" Бьянки Питцорно, например), а мысленно всё равно прокручиваю в голове "Журавлёнок и молнии", т.к. всегда это делаю в апреле-мае. Что-то там такое есть, что я с десяти лет отчётливо понимала, но не формулировала... и слава Богу, т.к. детям это куда более "идёт". Блестящие формулировки служат утешением во взрослом возрасте.

О том, что Журка, пожалуй, ближе и понятнее всей это блестящей плеяды мальчиков (никогда не воспринимала их мальчиками - скорее, просто это всегда повествование от первого лица, т.е. подходит и мне), т.к. все его поступки не заоблачно героичны, но... "да я смотрю ты идеалист" - хмыкнул главарь местной банды, поймав его плечо.
-Отпустите. Вы мне рубашки не стираете, - вспоминаются слова Серёжи Каховского, т.к. в том, как держиться Журка - что-то такое есть; и тут же становятся поняты все бесконечные упрёки в "дамском воспитании, белой кости" и "лёг брюхом на эти книги и рычишь". И ситуация с этими непонятными книгами, которые "ты же ни черта в них не смыслишь", но твёрдая уверенность, что продавать их можно только в каком-то крайнем случае.
Collapse )
say in jest

(no subject)

Cалют был роскошный, яркий, но... бессюжетный. Люди вокруг решили, что обилие колец - означает олимпиаду, - после прошлого года все ищут сюжет. В общем, пока салют 13-го года был самым потрясающим, который я видела в своей жизни (а я много всего видела, чё уж...) - только великолепие дворцов Гранд-канала в черноте воды сравнится с этим спектаклем из залпов и ракет, ныряющих в черноту воды.

Мы вчера с папой бодро пробежали до Иерусалимской горы, т.е. до Музыкального театра, по дороге не встретили наших дворовых собак - видимо, вчера они решили базироваться в другом месте (они ведь любопытные); поэтому видели во дворе лишь бассет-хаунда Кузю, который, как обычно, ел с помойки (у нас ещё нечёсаный чао-чао там живёт).
Дети все в одиннадцать вечера становятся неуправляемыми и не очень пилотируемыми - носятся по площадке с криком, а потом едут обратно на руках у родителей, а некоторые - особо одарённые (как сказал Гришковец) - дрыхнут.
После того, как все похлопали - рванули обратно. Бежать обратно веселее всего, т.к. все стараются друг друга перегнать. А некоторые бегут через тёмный парк-кладбище, подсвечивая себе путь телефонами. И черёмуха пахнет так одурительно, что даже километры машин не в состоянии с ней соперничать.
Какой-то дядька сделал из своей машины картонный танк, раскрашенный акварелью, и радостно трубил. Это взбадривало детей, клюющих носом. Многие берут с собой собак, и это, конечно, весёлый зоопарк:)
Фото нагугленное, т.к. у меня были бы без воды, а без неё - неинтересно.
_jpg_15424.jpg
say in jest

(no subject)

И вот, вернувшись от бабушки в половине одиннадцатого вчера... сегодня, в 8:40 я уже опять стояла у её двери. Почему-то подумала, что я - сокровище. Нет, никто мне об этом не говорил, но... я всё больше в этом убеждаюсь.

- Как самая красивая девушка города X, как считает один мой поклонник (вторая красивая играет в театре, но со мной даже рядом не стоит), я какого-то чёрта делаю тут, курсируя между улицами злобных красных венгров и улицей ведущей авиакомпании нашей страны. И уже, подозреваю, пару раз обежала вокруг земли, намотав тысячи километров между нашими с бабушкой домами.
A.A.

(no subject)

Меня вчера очень сильно вштырило от спектакля 7-го класса по мотивам "Юноны и Авось", но с экскурсом в историю - о первой жене Рязанова - Анне (дочери Шелихова), о жизни в Иркутске и т.д.
Кроме того, я подумала, что спектакль ленкома - это что-то из жизни России... поэтому всегда казалось чем-то далёким. Исторически - тоже. Ну, сами подумайте: какие адмиралтейство и биржа для подростков, которые, когда это, обычно, поют, ни того, ни другого не видали?..

Е.В. тут прошлась на тему: "Ленобласть - это ведь "не то", она прекрасна, но она Ленобласть. А там, в России, - там ромашки по пояс и все остальное, колосится и вздыпупится... " - вот и я тоже всегда думаю, что тоска по местам, где "ромашки колосятся" не мне одной чудится...

А ещё седьмой класс так стильно изобразил "нас адским мало, но самое главное, что мы врозь", и я задумалась над тем, что старые темы приобрели с годами новые акценты - двадцать лет назад слова: "под трёхцветным российским флагом" ассоциировались у меня с какими-то смутными вещами, связанными с Екатериной, гардемаринами, каким-то там переворотами и запахом пыли, декабристов (про которых пафосно рассказывают каждый учебный год), лакированных календариков и почему-то Пушкиным с пером (на коробке шоколадных конфет)... теперь же - всё встало на свои места, не потеряв актуальности.

Ещё школьная постановка сделала акцент на стройном церковно-славянском пении (ура, я моё сердце наконец-то сытое и довольное!) - на батюшке с кадилом, на хождении кругами, на строгости и отсутствии сценической страсти (без криков и заламываний рук).
say in jest

"но только не мне... я сам по себе... и тёмные улицы манят меня"

-И всё-таки у нас прекрасный город! - сказала я Филиберу, когда мы вечером вышли из театра.
-И обширная культурная программа, - подтвердил он. - Сперва в Макфудс, потом - в театр.
По дороге мы ещё купили в киоске очень странный набор еды для Майи, которая хотела приехать - она взяла такси и поехала с работы, которая находится на другом берегу. - Только купите мне что-нибудь поесть - неважно, что...
Мы купили странного вида кекс, кривое медовое пирожное и бутылку воды. Всё это перекочевало в недра моей бездонной сумки, и, колотя ею по бедру, я помчалась за Филибером опрометью, т.к. оставалось восемь минут, а я всё ещё запечатлевала цвет красный в середине улицы.

Нас поторопили, помогали нам сдавать вещи, показывали дорогу, и мы проскользнули на сцену - в чёрноту стульев, рядов и той авангардной прелести спектаклей, действие которых происходит на сцене, но рядом с сидящими зрителями... зал же тускнеет во мгле голубизной своих кресел, ярусами лож, позолотой бельэтажа...

"Гамлет" был прекрасен - я отбила все ладошки, когда хохотала в конце - всё-таки спектакль под "Show must go on" - это дивно. Всё это напомнило мои "адаптированные уроки литературы", хотя и содранный всё-таки с "Ромео + Джульетты", но... когда ты видишь знакомых актёров (десять, пятнадцать лет... ничего не меняется) в каких-то совершенно... непривычных образах - всё становится лёгким и пьянящим - как будто нет ни старости, ни смерти (я честно не знаю, что хуже).

Там было столько крови, столько веселья, а появляющиеся в гробу и цветах герои на экранах мониторов!..
Особенно хорош был король Дании с подписью "Прощай, мой голубок!", чудесна Офелия, которая утонула в бассейне, где плавала роза; свадьба Гертруды и брата короля - съемки в родных интерьерах драмтеатра, но только жених поднимает фату, невеста видит, что у него красные вампирские глаза... ну, не прелесть ли?!

Вооружённый конфликт Дания-Польша в передаче "Дания сегодня" прекрасен!.. и Фортинбрас на танке, и кровавая бойня в Англии, и принц с джинсовым рюкзачком, а Розенкранц и Гильденстерн!.. как хороши эти мажористые мальчики в белых рубашках и очках!.. как они играют в мяч!..
Но моим любимцем будет худенький "ботаник" Горацио! - и сцена, где он снимает реакцию новоиспечённого короля на сотовый телефон.

Костюмы, порезанные бритвой, и гроб, опускающийся в пол - всё продумано до мелочей, красная ковровая дорожка, формы могильщиков, стразы на платье Гертруды, её деловые костюмы и мини-юбка... Полония мне было искренне жаль, Офелия, бросающая балетки, поединок на рапирах Лаэрта и принца... зрителей в этот момент отгораживают металлическими клетками.

Филибер возлюбил диванчик-софу, а я - лампы-канделябры, поднимающиеся и опускающиеся между зрителями и зрителями...

-Кому копаешь ты могилу?
-Себе, не видишь, право, что ли?
-Какие новости здесь нынче, в Эльсиноре?
-Свихнулся принц.
-И на какой же почве?
усердно копая лопатой: -На датской почве, что, не видишь?

Тут же захотелось сводить на него своих детей, но... как-то слишком по-хулигански это... вот, если бы они были хоть чуточку постарше!.. но я опережаю время.

Зрители были серьёзны, а мы с Филибером умирали от хохота. Подозреваю, что виноват возраст - мы, видимо, уже перешли в тот возраст, когда это смешно, но не серьёзно.

До культурного досуга:

-И как же ты, дорогой, пошёл в такое плебейское место, как макфудс?
-Денег на "таэуры" нынче нет, - признался Филибер.
-"...в их власти дать счастье, и счастье отнять... но только не мне - я сам по себе..." Плохо, что ты уже...
-Ты голодная?
-Ну...
-Пойдём есть второй раз.
-Ты же только оттуда вышел?
-Ради друга я готов есть второй кусок чуть тёплой пиццы.

После мы шли по тёмным улицам и пели:
Empty spaces - what are we living for?
Abandoned places - I guess we know the score...
И ели шоколадку. И никаких детей... вы представляете?!



Collapse )
say in jest

театр абсурда и военных действий

Филибер вчера:
-Он (герой политических анекдотов) вчера на митинге такое сказал...
-Что? хулу?
-сказал, что русские разбомбили Цхинвал. У него, наверное, что-то с головой не в порядке... они же сами его разбомбили!..
я, сочувственно: -У него-то все в порядке с головой... как он должен был сказать? - "мы тут на днях один городишко разбомбили, но сейчас все о'кей, и мы будем тут про мир"; как ты себе это представляешь?

Но Филибер все еще думает, что все люди добрые.


У нас на доске объявлений возле подъезда:
"Возьму козерога в бизнес" - мама резко остановилась и для убедительности прочла еще раз вслух:

"Возьму козерога в бизнес... зарплата от двадцати пяти тысяч..."

мы веселились долго, потому что среагировали на "козерога" (кто не в курсе, но главный козерог этого поста все-таки я).

"Писарь, строчи пуще, ибо зачтется."
  • Current Mood
    "я не то, что схожу с ума..."
say in jest

"as the girl sang a blues through a smoky room pushing a broom..."

Последние дни мне снятся очень странные сны: я пришла в кафе "Карлсон", что на улице Ленина, а я там последний раз была лет пятнадцать назад... все, конечно, и во сне изменилось: нет больше деревянных столов и скамеек, нет больше керамических настенных панно, изображающих танцующих фрекен Бокк, Карлссона, Малыша и Бимбо, нет больше камина с чугунными утюгами, ржавыми мышеловками и скульптурной кошкой, отполированной сотнями детских рук...
В моем сне там продают пиццу, мороженое и разливают пунш из котла. Такой котел был в доме, где я жила в Германии, - с орнаментом по краю и большим черпаком.
Неряшливая уборщица с огромной шваброй провела меня в зал, где был ковер, столики и игрушки (непременные атрибуты школ раннего развития), я думала, что присесть надо где-то здесь, но меня ведут дальше. Мы оказываемся в кладовке, и уборщица дает мне в руки небольшую коробку, запирающуюся на ключ.
-Что это? - спросила я.
-Зачем вы спрашиваете? - вы все знаете. Мы ждали вас много лет.
У меня в руках была подарочная коробка, ключа у меня не было, я растерянно оглядывалась, оправдывалась, извинялась. Уборщица вдруг улыбнулась и потрепала меня по щеке:
-Ты уж заходи почаще, скучно нам без тебя...
Мисс Энни кивнула и проснулась.

Еще мне снилось, что я сама работаю уборщицей (эти сны навязчивы и вызваны неудовольствием моей работой - собой, то есть). Это было в соседнем замке. Есть у нас такие жилые дома с башнями, стилизованными под якобы средневековье. В моем сне там был театр. Вечером я должна была приходить, брать ведро и тряпку, получать ключи у охранника, запирать все окна и двери и ночевать одна в этом огромном замке, где было страшновато... мягко говоря!
Иногда я смотрела в щелочку занавеса спектакли. У меня был закуток под лестницей, и я вечерами звонила кому-то и просила придти ко мне в гости с ночевкой, чтобы мне не было страшно. Всем было некогда, поэтому я не ложилась, а при лунном свете мыла километры лестниц и коридоров. Света в замке не было, окна не запирались, и я очень боялась, что меня кто-нибудь похитит. Сама я громыхала ведрами и швабрами, как рыцарь в латах. В своем маскировочном халате я вряд ли представляла интерес для похитителей.
Collapse ) - вообще-то это старый рисунок и не о том... кто-нибудь, наверное, даже догадается:)
say in jest

"но песнь о славе наших дел пусть нас самих переживет"

Сегодня дважды окунулась в прошлое и в театр. В свой спектакль шестого класса и второго-первого. Оба ставил мой главный учитель. Первый был о короле Артуре, и о нем надо бы писать сто постов. Потому что король Артур, Авалон, Корнуэлл и Нортумберленд - раны незаживающие и давние. Оговорюсь только: от песни "кто за Артуром вслед пойдет - пусть не страшится темных сил..." у меня до сих пор мурашки.
И если кто-то бы захотел жить со мной, то ему бы пришлось смириться с тем, что я, гладя белье или моя посуду, стала бы петь:

Судьба вас, рыцари, хранит!
Король с собою вас зовет.
Да будет лютый враг разбит,
Мы в бой пойдем за королем...


И если ты один раз сыграл Мерлина, то с этим Мерлином внутри ты будешь жить еще сто лет, потому что его тебе вложили, как второе сердце.
У Марины Цветаевой были: "Антон Горемыка", Жуковская "Ундина", Гёдерлин, Пушкин, "Джен Эйр"... самые-самые, потому что первые . И такая любовь всегда очень сильно оберегается и порой предается: очень хочется с кем-то поделиться, но страшно: не поймут, не полюбят, не почувствуют.

И мечи были деревянные, и щепки летели, и Моргана колдовала, и Авалон цвел, и лорды интриговали... правда, конец у меня сильно спортился неудачно пропетой песней из детства: "deep peаce of the running waves to you". После спектакля успела крикнуть учительнице:
- Пели ужасно! С акцентом!
-Каким?!
-Русским!
Она остановила меня в коридоре и велела петь правильно - я постаралась.
Ярославна была свидетельницей этой сцены. Сказала:
- Боже... ты опять! - ну почему ты хоть раз не промолчишь?!
А я мысленно сказала: - Потому что меня резало ножом изнутри: я знаю, как можно...

Вечером я пришла на свой урок, а учительница мне сказала, чтобы я уложилась в полчаса. Мисс Энни растерялась: - Как это?!
-У нас сегодня спектакль - после вашего урока. Приходите!
Напяливая на детей костюмчики, сообразила, что спектакль "Весна" - тот, который мы ставили тринадцать лет назад. Повязывая голову Вирджинии зеленой косынкой, произнесла вслух начало ее роли березки:
-Мне холодно, мне холодно! Приди скорей, весна!
А медведь ей отвечает: - Мне голодно, мне голодно, мне вовсе не до сна...

Вирджиния не удивилась: А.А. знает и видит все.

И нельзя не перенестись на тринадцать лет назад, беззвучно проговаривая губами реплики главных героев... тринадцать лет назад я стояла на том же месте, где стоит Ася и говорила:
-Я подснежник рвать не стану - он один на всю поляну... пусть растет-красуется, ясным днем любуется.
А на месте Кати такое: - От взмаха грозного крыла - она застыла, замерла!..

Фраза: "О что я вижу? - здесь сугроб! меня простуда вгонит в гроб!" много лет была культовой фразой моей внутренней драмы.
И я мне грустно от этой привычки - помнить все наизусть. В начале любых отношений мне сразу хочется оговорить: "все, что вы скажете - будет использовано против вас", т.к. я запомню навсегда, если мне это понравится!

У Пухлика был самый милый, но самый жаркий костюм, и я ему все простила, т.к. с другими учителями он вполне вменяем... значит, это из моей жизни он делает ад, а так он
нормален! Вирджиния на сцене милая и трогательная, а в жизни она частенько хамит и уж точно потом в этом не раскаивается.
Армагеддончик - звезда общепризнанная, обалдающая грацией в танце бабочке.
Ла Палома - моя разумная и любимая девочка, потому что я у нее, наверное, не самая любимая учительница (т.е. она на мне не висит никогда).
Кейт - девочка, у которой лицо светится. Раньше я думала, что писатели такое сочинают, но когда увидела Кейт - поняла, что лицо светится изнутри. Завязывала ей бант на спине и говорила: -А я в первом классе играла твою роль! Только платье у меня было красное в мухоморный горошек. Оно не вписалось, я поняла, растерялась, расстроилась и... никогда в жизни больше его не надела.
Кейт подивилась и посмеялась.

Асе я чуть не сломала руку, втискивая ее в сарафан, а Вирджиния "отожгла" в той импровизированной девичьей раздевалке.
Речь зашла о наших мамах. Вирджиния:
Ася! Вот хорошо тебе... мама в школе работает - все время под рукой.
Ася: - Ннну...
я: - Да ну! - маме все время некогда ее... работы много.
Кейт: - А мне везет - моя мама домохозяйка.
я: - Мне тоже!
Вирджиния: - Она на пенсии? Совсем старушка небось...
Произошло легкое замешательство, и Ася начала хохотать: - У нее не старая мама!
Вирджиния, упрямо: - Конечно старая! Анне Андревне лет-то сколько?
Все девочки уставились на меня, а я замялась:
- Лет мне немного, и мама у меня не очень старая.
Ася: - Вирджиния! Ты мою маму видела? Сильно старая?
Вирджиния: - Нннет... нормально.
-Вот и молчи! - у нее такая же.

По-моему, дети сами все прекрасно объясняют:).

Вот как лирично получилось про короля Артура, а как прозаично я закончила про возраст. Эмоциональный диапазон дожен быть широк и всеобъемлющ:)