Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

вiдпусти

(no subject)

Прочитала внезапно (читала про улицу 4 Ноября в каком-то итальянском городке), что в Италии не только есть 8-ое Марта (с мимозами), но и... 4 ноября в Италии отмечается День национального единства и Вооруженных Сил (Giorno dell'Unità Nazionale e Festa delle Forze Armate). Чем дольше живу, тем меньше удивляюсь - у нас очень много общего, конечно.
drink-drank-drank

Домашнее, ноябрьское

Запах пены морской и горящей листвы,
и цыганские взоры ворон привокзальных.
Это осень, мой друг! Это волны молвы
о вещах шерстяных и простудах банальных.

Кто зубами стучит в облака сентября,
кастаньетами клацает у колоколен?
Это осень, мой друг! Это клюв журавля,
это звук сотрясаемых в яблоке зерен.

Лишь бульварный фонарь в это время цветущ,
на чугунных ветвях темноту освещая.
Это осень, мой друг! Это свежая тушь
расползается, тщательно дни сокращая.

Скоро все, что способно, покроется льдом,
синей толщей классической толстой обложки.
Это осень, мой друг! Это мысли о том,
как поить стариков и младенцев из ложки.

Как дрожать одному надо всеми людьми,
словно ивовый лист или кто его знает…
Это осень, мой друг! Это слезы любви
по всему, что без этой любви умирает.

Юнна Мориц



Collapse )
evening

День и ночь

Что меня печалит: в новой шляпке я походила пять дней, кажется... в любимой бархатной курточке и в синих полусапожках - четыре дня. А сейчас уже ношу белвестовские ботинки, пуховик "Зима Близко. Но ещё не" - часть первая (это не "венец безбрачия", а стадия перед ним), шапку и шарф_на_носу. Вот что меня всегда печалит - суперкороткий век нормальных осени и весны в Сибири. Тот, который в Европе называется "зима". Когда крокусы, цикламены, подснежники, озимые... кто там ещё? Короче всё то, чего здесь нет.


Collapse )
angel

домашнее и около

Светляки поднимаются в небо из темной травы.
Пахнет жимолость, медная лампа играет луну.
А луна из ветвей наблюдает глазами совы
За цветеньем настурций - и значит, я скоро усну.

Мне приснится луна, голова почтальона в окне,
Неожиданный шелест рассветного ливня в листве.
Неизвестный знакомец, встречаемый только во сне
И очерченный наспех в зачеркнутой третьей главе.

Он, конечно же, турок, - у турок такие зрачки.
В общем, странно, - брюнеты нисколько не мой идеал.
Прорастает настурция в ворохе из одеял,
В изголовье часы, под ресницами спят светлячки.

Бледно-желтый, лимонный, зеленый, лиловый дымок
Обещает мигрень, аритмию, кошачье нытье.
Нежный турок прекрасной любовью с утра занемог.
Голова почтальона надета в окне на копье.

Не болит голова у совы, у окна, у травы,
Не болит - у луны, у настурции, у светляка.
Наша жизнь коротка, дорогой, наша жизнь коротка...
И печальна, - сказал почтальон, не сносив головы.

Ольга Родионова


Collapse )
out of the sun

(no subject)

…Я бы хотела жить с Вами в маленьком городе,
Где вечные сумерки , и вечные колокола.
И в маленькой деревенской гостинице
Тонкий звон старинных часов — словно капельки времени.
И иногда, по вечерам, из какой-нибудь мансарды —
Флейта,
И сам флейтист в окне,
И большие тюльпаны на окнах.
И, может быть, Вы бы даже меня не любили…

Марина Цветаева



Collapse )
lily of the valley

(no subject)

Потому что с виду она, может быть, как ты говоришь, и вполне ничего, а на самом деле — самая невыносимая, слезливая, сентиментальная дурища, которая думает, что звезды на небе — это Божьи цветочки и что, когда феи икают, родятся детки. Она квашня и слюнтяйка, ее любимые книжки — про Кристофера Робина и Винни-Пуха.

(с) П.Г. Вудхауз

best beloved

(no subject)

Выходишь в полночь с мусором и... пробирает дрожь. Даже в городе сибирское лето остывает стремительно... и хочется накинуть что-то.
Когда я рассказываю друзьям о том, какое здесь лето, то всегда упоминаю эти волшебные ночи, несущие прохладу, переходящую в откровенный холод. И деревья - нежные и слабые. И травы. И листья, поникшие как пыльные тряпочки на жаре. Листья здесь убивают и жара, и холод. Они нежные - тронь пальцем, надломи и... всё: поникнет, завянет. В них нет той жирной и блестящей упругости как в самодовольных и счастливых растениях юга!.. они не хранят в себе маслянистость и краски авокадо, но зато и не похожи на комнатные растения (или на что-то, вырезанное из душистого картона). Они слабые, нежные... похожи на детские ручонки и водоросли.

Эту прекрасную магнолию я сфотографировала в Милане, на чимитеро монументале (тамошнее кладбище - одно из немногих мест, которые меня интересовали, ибо модой я не интересуюсь вовсе, а Дуомо мы отложили "на потом"). Там много красиво лежащих каменных женщин. Щёлкала на телефон и отправляла маме. Она потом шутила, что как ни придёшь ко мне в реанимацию - я там именно так и лежу.
Улыбалась, т.к. смена часто комментировала:
-Эта тут уже пару дней лежит загорает... понравилось у нас.

Так вот здешняя природа совсем ничего не умеет хранить, не умеет копить в себе и солнце, и влагу. Здешние слабые клёны (не те огромные, пятипалые, что в средней полосе России!), здешние мелко вьющиеся берёзы, тонкие ивы, хрупкие и пушистые тополя - все они выглядят довольно вяло, но зато каким-то чудом переживают бесконечные морозные зимы. Сколько всего загадочного и непредсказуемого в мире:




https://lenarudenko.livejournal.com/330594.html#cutid1 - здесь мой любимый пост про это кладбище, ибо тут есть скульптуры как живые... совсем живые. А начало - ещё лучше, т.к. там есть стихи Монтеня, например.
out of the sun

(no subject)

Лето - это короткий сон и бесконечный роман Брэдбери: всё тает в вечерних сумерках... вот и забытый динозавр синеет в зелёно-голубой траве... Началась пора оставленных игрушек. Они и в нашем дворе призрачно белеют и желтеют, забытые в остывающей песочнице и в траве, но началось не со двора, а с розового зайца на зелёном диване. Заяц сидит в цветочном киоске "Мани.роуз" на Декабрьских событий - напротив танка. Если подниматься вверх к 1-ой Советской, то в темноте этот киоск светится как холодильник и маяк в ночи. Там никого нет, кроме букетов цветов и... игрушечного розового зайца на зелёном диванчике.
А сегодня мы встретили жёлтого зайца на лавочке возле фонтанов (площадь Декабристов). Короче - "зайку бросила хозяйка", но дождя сегодня нет!
Каждый год мы ходим одними и теми же тропами, но в этом году улицу Уткина приятно освещает новенький "Сакэ номэ", где внутри сладко светятся витрины, передвигается тень официантки. Над столиками - голубо-золотистые вставки... то ли обои? то ли ткань? - в сумерках всё приобретает какой-то фейский и европейско-сказочный оттенок. Это я ещё в детстве поняла - все эти пряничные домики ("как куски уродливого печенья утопающие в пене и креме цветущих деревьев!), гномики ("моя мамочка мумия, а папа - гном!"), все эти голубоватые травы, чёрные чащи, откуда выходят разбойники с ножами, но проходят насквозь словно тени... и музыка, доносящаяся из приоткрытых окон. И мёрзнущий кончик носа, мгновенно ставшего немного лисьим - будто ты надел карнавальную маску и уже шуршишь плащом в полуметре от земли... и верхушек-метёлок травы, которая не простая, в сонная... и, может быть, немного блюз, льющийся вместе с водами рек. И каждый незнакомец с сигаретой в сумерках - уже лиловый негр. И гроздья акации размером с гроздь бананов, и взмахи качелей отдувают прядь ото лба и дышат на тебя тьмой и временем...

Collapse )
American dream

(no subject)

Бешеное лето за окном! - ночами там вкусно пахнет цветущими грушами, тополиными почками, берёзовыми серёжками...а вишни во дворе ничем не пахнут, а просто сияют. И эта странная смена жары и холода! Какая нынче роскошная весна.
Короновирусики за окном превращаются в капусту:

Collapse )
вiдпусти

(no subject)

Все отдыхают сегодня, а мы, конечно, учимся. Второй класс поздравлял своих девочек, я тоже получила тюльпан, который сунула в вазу в учительской. Вышла, иду к дверям, обмотавшись шарфом до бровей, а меня перехватывает Милагрес и берёт за руку.
-Куда ты цветок дела? - спрашиваю, высунувшись из шарфа.
-В классе оставила... сегодня как-то цветы уже совсем не то, правда? Уже не праздничное всё...
Ничего не сказала, но мысленно согласилась.
Так мы обе дошли до двери, где Милагрес отцепилась и побежала по своим делам.