Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

say in jest

(no subject)

Всегда мечтала провести с другом время в костюме космонавта. Ну, почти!
А все эти плавные жесты рук - совершенная фотографическая эротика. Без шуток.

Открыли аэротрубу. Мне понравилось, но... под конец я начала орать, к своему смущению... раз на... четвёртый-пятый? - мне показалось, что либо у меня сердце из горла выскочит (в реанимации я этого не боюсь, а тут чё-то за... заволновалась чуточку), либо меня стошнит (этого я боялась ещё больше! - перед глазами стоял завтрак).
Ну, а Галька - герой, не пищала:


а по мне всё видно:


Collapse )
say in jest

(no subject)

В итоге, собираясь в театр, но не сильно активно, я взяла и записала себя в автошколу.
-Зачем тебе?! - спрашивают все.
-Надо как-то убить лучшие годы жизни - всё равно мне ничего не интересно, но тут хоть польза какая-то. Это как скучные курсы: раз заплачено - надо шевелиться. Тот же стимул. В танцах я подсчитываю, сколько тыщ в своей жизни я на это потратила, но поскольку у меня нет цели - это всё довольно бессмысленно. Удовольствие от какого-либо процесса получать - это не про меня и жизнь, поэтому я опять бросила танцы и решила себя иначе развлечь.

В театре ставят что-то про пионеров... я как представила себя в советской пьесе - смалодушничала и сказала: - Окей, это всё потом...
Тем более, что у них нет здания сейчас, поэтому репетиции происходят как-то эпизодически и как-то где-то...
-И вообще - девушек везде много, - получила ответ.

Зато мы с Настенькой сходили на "Касатку", Боже, Толстой, оказывается, не только всякую дрянь писал (я про эротику и "муки"), но и что-то трагикомичное. Почти плакала, почти умилялась, почти сопереживала. Чудесно показаны переходы от любви к нелюбви, а потом к новой любви:
-А... ваша жена не будет против?
-Маша? Маша вообще не любит природы... и закатов. Маша вообще тяжеловесна.

И помертвевшее лицо Маши, обрезающее себе руку ножом: - А-аха!
-Что Маша там опять? Опять какие-то глупости...
-Руку порезала.
-РУКУ ПОРЕЗАЛА?! - орёт с дикими глазами влюблённый в Машу решительный и прекрасный персонаж, который не читает книжек и не болтает (идеал, словом).
Тут зал лежал от хохота, а я почти плакала - ну, просто вся наша жизнь в паре реплик.
Маша же обременена умом и горьким опытом, поэтому умилённо смотрит и говорит: - -Интересно, сколько тЫ меня будешь любить? Я думаю, что года два...
-Ты что!..
-А хорошо бы - года два...

И я согласна с Машей: года два - это почти вечность... это благодать, и в жизни больше и дольше ничего и просить. То, что дольше минуты - уже милость божья, чё тут говорить...
say in jest

(no subject)

"искусственно изощрённые и уточненные в амурах души, ботающие вообразительницы любовных отвлеченностей, флертистки с головным развратом, специалистки любовных грез, иллюзионистки пола, мнимые идеалистки, с разговорчивыми вожделениями без удовлетворений, и прочие женские чуда декаданса, качающиеся между мистицизмом и чувственностью..."
(А.В. Амфитеатров, мемуары)

Скользишь вот так глазами этак на четыреста какой-то странице, бессовестно клюешь носом по благоприобретённой старческой привычке и тут вдруг зацепишься наконец глазами за интересное и воскликнешь:
-Молодец!

...и опять дремать.
say in jest

"о томном эротизме с точки зрения эротического эстета" (с) Тэффи

У меня неправильная тема работы... я должна не о сказочках декадентских писать, а о том, сколько раз у Сологуба встречаются обнажённые стопы. Вот, что значит мода того времени! - сейчас никто бровью не повёл даже! - а я пересмотрела столько стоп, что у меня уже в глазах двоится: и белые, и загорелые, и оливково-смуглые, и золотыми браслетами, и скованные, и связанные, и даже отдельно лежащие уже... какие викторианские мысли посещали гимназических преподавателей!
Мне в детстве ноги казались самой неприличной частью тела - теперь я понимаю, откуда ноги... меня просто занесло сюда из начала века - отсюда все мои чудачества. Впрочем, часов на ноге я пока не ношу (а также портрета Оскара Уайльда - но дело только за чулками стало), а браслеты на лодыжках всё-таки дело весьма неудобное, ибо они ржавеют очень быстро, а снимать их лень.

Сейчас я поведаю вам о том, как просты и наивны были люди в те далёкие времена стилетов за поясом и часов на ногах:

"Знакомый голос молодой дамы говорил ему:
- Это - я, Омежина. Андрей Павлович, сегодня ночью вы свободны? Я жду
вас к себе на дачу ровно в два часа ночи.
-Да, Ирина Владимировна, благодарю, - начал было Крагаев. Но Омежина
перебила его:
-Итак, я вас жду. Ровно в два часа.

И тотчас же повесила трубку. Голос Омежиной был необычайно холоден и
ровен, каким бывает голос человека, готовящегося к чему-то значительному.
Это, а также и краткость разговора немало удивили Крагаева. Он уже привык к
тому, что разговор по телефону, и особенно с дамою, бывает всегда
продолжительным. Ирина Владимировна, конечно, не составляла в этом
отношении исключения. Сказать несколько слов, и повесить трубку - это было
неожиданно и ново, и возбуждало любопытство.
Крагаев решился быть аккуратным и не опаздывать. Он заблаговременно
заказал автомобиль, - своего еще не было.
Крагаев был довольно хорошо, хотя и не особенно близко, знаком с
Омежиной. Она была вдова богатого помещика, умершего внезапно за несколько
лет до этой весны. Она и сам? имела независимое состояние. Дача, куда она
приглашала Крагаева, была ее собственная.
О ее жизни с мужем ходили в свое время странные слухи. Говорили, что
он часто и жестоко бьет ее. Дивились тому, что она, женщина состоятельная,
терпит это, и не оставляет его.
Детей у них не было. Говорили, что Омежин и неспособен иметь детей. И
это еще более казалось всем странным, - зачем же она с ним живет?"


вот, как легко было заинтриговать читателя... и всё! - сразу и успех, и слава, и молодая жена, и гламурные журналы с фотками "сологуб и самовар" - ах, где девятнадцатый век?! где мои лорнет, корнет и пистолет? - где мои семнадцать лет? - почему я так непозволительно поздно читаю всю эту прелесть? - каким утешением это послужило бы мне на ниве и парте государственной школы!..