Tags: "бодрость и предубеждение"

say in jest

"Это было в жаркий июльский день, когда зажигается мир от одного взгляда"

Сдала. Сдала внутренний экзамен - город. Да, это свершилось... Решила подарить себе после свидание с Николь Кидман, Джудом Лоу (Томас Вулф) и Колином Фертом. Вместо этого, когда в зале включли свет, где сидели три калеки, я обнаружила, что свидание было с покойным Петей, которого я не видела с 14-го дня весеннего месяца, когда напоролась возле подъезда в доме, где живёт Д.И.
Тогда я не знала, что он там живёт... и самого Д.И. увидела на другой день, когда опять напоролась на Петю, разозлилась и забыла перчатки в автобусе. Видите, как судьба иронична? - и, главное, всё в ней... довольно гармонично связано. Надо признать. Нахлобучила шляпу, чтобы скрыть "побелевшее лицо" и помчалась так, словно за мной гнались все демоны ада. Фильм-то вам не фунт изюму, а о предательстве.

Фильм, кстати, меня то ли порадовал, то ли убил... не знаю. Надеюсь, я никогда не стану писателем. Хотя... боюсь, что именно "невинный и бессердечный", бестактный, эгоистичный, не понимающий, что "мы живые люди, а не персонажи"... может, у меня тоже "мириады опухолей в мозгу?" - это бы меня извинило отчасти.
С другой стороны, я ничего не придумываю. И в этом могу покляться на какой-угодно Библии.

Сидела на автодроме с пледиком, читая "Я иду искать Фрая", и, Д.И. проходя мимо, попросил не жечь как обычно, "или не жечь, хотя бы сцеление... Анна"
-Он знает, как меня зовут! - он назвал меня по имени впервые с 14-го дня весеннего месяца ниссана, когда мы встретились. Боже... он знает, как меня зовут! - мне хотелось начать подбрасывать книжку в воздух, но я только покачала ногой в босоножке и дипломатично повела плечом. Поскольку я наконец-то сдала сегодня и город тоже - мне ни к лицу было терять самообладание.

-И как ты теперь будешь жить без Д.И,? - спросил друг.
-А я и не буду. Собираюсь долго ныть... потом строчить, страдать, слушать девичьи попсовые песни (Полозкова, вон, хорошо пошла - хардкорд почти) и так... до следующего Д.И., сам знаешь...
Другое дело, что их, к сожалению, раз в несколько лет дают только).

У меня новый поклонник... когда я осторожно спросила подругу, сосватавшую: - А где молодой человек работает? - он почему-то не говорит.
-А в колонии, в Марково.
-Отлично! Где бы ещё найти пару наркоманов, алкоголиков и престарелого рокера. Тогда мой образ будет совершенен.

Филибер: - Аня!.. Торговцы стройматериалами, танцоры танго, маленькие пухлые инженеры,органисты, байкеры, добропорядочные и не очень отцы семейств...
-Не забудь психопатов, больных мальчиков-звонарей, программистов, которых машины сбивают именно на Васильевском острове, куда я опрометчиво посылаю их умирать... но, Вова... всё это неважно! Важно, что байкер не был моим поклонником. В том и трагедия, что он не был!.. Это я, я была его поклонницей!..
А меня любят только... короче, подобное - к подобному. Тогда как я влюблена исключительно в людей этого мира, будучи "не от мира сего".

Галя, узнав, что я веду бурную переписку, собралась на "Макбета", только вздохнула:
-За актёров взялась...
-Спокойствие! Мне необходимо куда-то девать творческую энергию - только и всего!..

P.S. Сдала только потому что был отличный принимающий инструктор. Умный, спокойный, уравновешенный, подбадривающий... на "вы" называл. Спросил - поеду ли я одна? или с ним?
-Одна, - я постаралась ответить безразлично, а сама в очередной раз запела сердцем (почему-то на механике можно делать автодром одной, а на тебя просто посмотрят со стороны три упражнения; тогда как на АКПП нужно делать всё).
Ну, а на город он мне выдал простенький маршрут - почему-то по моей бывшей улице Аэрофлотской... говорю же - всё в жизни закольцовано. И это правильно.
say in jest

(no subject)

Две недели эпохи меня изрядно вымотали, и раз я сорвалась и рассерженно стала выговаривать Матфею, который решил мне хамить: "я бы ответил, но вы меня перебили... я вообще не буду"
-Вы шумите так именно потому, что вы единственный в классе, кто не сдал наизусть стихотворение прошлой недели? хотя остальные сдали уже два! - именно поэтому... громче всех кричит тот, кто неправ, ведь правда?

Вечером я точно также стала вопить на Мишеньку, который "открывает рыбка рот, но не слышно, что поёт", хватает мои вещи: - Ой, извините, я залез в вашу сумку и достал телефон, т.к. подумал, что это мой
(да, первоклассник держит меня за идиотку).

Тут я орала уже погромче, и Мишенька сообразил (в отличае от Матфея), что надо говорить: - Извините... простите. Хорошо! Буду петь. Извините, я правда, всё беру без спросу... забываюсь. Хорошо, петь, так петь. Учиться так учиться.
Боюсь, что Мишенька лучше знает, как вести себя с нервными женщинами (у него мама в ожидании очередного малыша - видимо, опыт-опыт).

Зато днём шла по улице, кривясь ртом и бровями, а потом начала бормотать: - месяц... когда светит чёрт знает как, я иду, головою свесясь, переулком в знакомый каба-а-ак... и всю ночь от зари до зари я читаю стихи проститут-у-уткам и с бандюгами жарю спи-и-ирт...
Меня остановил какой-то дядечка и осторожно спросил, всё ли со мной в порядке?

Ошалевшими глазами посмотрела на него, рассеянно улыбнулась и пошла прочь. Нет, хорошо, что два дня осталось, а то я уже слегка подустала от тематических снов.
Приснилось, что у меня новый класс, где в первом ряду сидят Владимир Кошевой в молодости и Диана Крюгер времён "Трои". И та постоянно уперкает первого, что тот слушает мой урок, а они классом решили его сорвать, а он выбивается из коллектива.

Русская литература - страшная вещь.

Два анекдота от детей:
Услышали опять про кабаки и хмуро спросили: - Откуда у него столько денег было?
-Ну, модный поэт... а ещё важно правильно жениться.

-И чем закончилось "Облако"?
-Он сказал, что он бог и ушёл... ну, вроде, не очень-то и хотелось... подумаешь - отказала.
-А Маяковский - бог?
-Смотря в чём, - смущённо покраснела Виолетта.

-И весь класс в сочинении просто написал о том, что я им врала на предыдущем уроке. Никто своей головой не подумал... все мне поверили.
Гога: -Ну, кому-то же надо верить, анна андреевна! Цените - мы вам доверяем!
-Не мне, ребята. Можете верить Марине Ивановне... впрочем, ей тоже не стоит, - добавила я, вспомнив, как сама училась у неё в старших классах.
teddy

"Анна Андреевна входит в свою осень..."

Решила с детьми сделать ритмическую часть и потанцевать под "На сопках Манчжурии". Ага, щас... нет, мы с девочками вяло покружились, а мальчики на это дело поглядели, сложив руки. Не учла, что у них новый виток трудного возраста.

Сестра Люси Апельсинкиной, когда я бодренько с ней закружилась, представляя себя профессором Макгоннгалл, вежливо поинтересовалась:
-Сколько лет назад вы последний раз танцевали?
-До революции, - хотелось ответить мне (про танго я и не вспоминаю - весь прошлый год вообще забавный был, конечно... чем бы заняться? - назывался).
-На гостиной, наверное.
-О, когда будет гостиная?
-Очевидно, зимой, - мы поддержали светский разговор, и я ежегодно удивилась, что братья и сёстры моих детей всегда приятное открытие. Нет, я искренне любила Люсю, как родную дочь, но морально готовилась к тому, что с её сестрой я тоже буду сварливо воевать на тему:
-Сахарным тросточкам не место на полях сочинения "в полдневный жар в долине Дагестана...".

А тут - человек, совершенно не похожий на Люсю и есть реальный шанс, что мы мирно и плодотворно проведём эти две недели курса.

Вдруг сообразила, отчего мне резко пришлось вспомнить весь опыт экстримальных видов спорта прошлого года, т.к. ощущение "сейчас перелечу через голову коня к чёртовой матери" у меня возникло, когда я пришла в класс, разбросала своё декадентское барахло, встала у доски и вдруг с нехорошим чувством подумала, что как-то поспешила с возращением на Родину, т.к. можно было и повременить лет десять... тогда бы уже никто не вспомнил, как я лихо вышивала тут ещё лет пять тому назад.

Кстати, седьмой класс ни разу не заикнулся про то, как я расколотила указку в их золотом детстве. Вместо этого мы радостно обнялись с Гарри-Роджером Непоседой, Мэригольд и теми, кто ещё не перерос меня на пару голов.

На днях заглянула Анастейша, которая доросла до конца начальной школы, чтобы прояснить ситуацию для себя: - Анна Андреевна... у нас ведь, как я понимаю, есть реальный шанс вас встретить только где-то в старших классах?
-Ну... какой-то шанс есть.
-Вы ведь больше никуда не уйдёте?

Анастейша молчала выжидательно. Наперсницы, с которыми она делегировала, тоже уставились на меня требовательно.
На секунду я оторвалась от рисования на доске, помолчала и ответила:
-Нет, я больше не уйду навсегда. Надеюсь.